Твоя моя не понимай

Предварительные итоги местных выборов 25 октября, пока что, в формате экзит-полов, свидетельствуют о растущем непонимании между властью и народом и о глубоком разочаровании в политике. Даже первых, неуточненных цифр достаточно, чтобы сделать такие выводы. Это значит, местные выборы не являются решением проблем, из-за которых и были объявлены.

Теперь пунктирно.

  1. Достаточно низкий уровень явки избирателей. Несмотря на напряженнукю ситуацию в стране, на ответственность выбора, на судьбоносность момента (о чем, кстати, твердили практически все субъекты избирательной кампании), подавляющее большинство предпочло проигнорировать избирательные участки. Однако тут стоит сделать две важных поправки. Во-первых, явка высчитывалась от количества избирателей в соответстующем Реестре, который – внимание! – охватывает граждан АР Крым и территорий нынешних «ДНР» и «ЛНР». Следовательно, реальная явка выше номинальной, ориентировочно, как минимум, на 7-10%. Во-вторых, внутренние переселенцы фактически не смогли проголосовать. Это еще минус 5%. И вс же, даже с такой поправкой, явка низкая. Как мне кажется, прямое следствие усталости от политики, от потрясений, от катаклизмов.
  2. Речь идет об органах местного самоуправления, от которых, в большей степени, чем от центральной власти, зависят наши жизнь и быт. Судя по явке, люди мало верят в силу громад, плохо знакомы с реформой местного самоуправления, не понимают, как это может изменить их жизнь и не верят в то, что власть отныне принадлежит им через механизм громад. Один избиратель метко выразился, что, дескать, «панив себе выбираем». Конечно, суждение субъективно, но, думаю, важный момент – люди ассоциируют перемены и реформы, а также улучшение или ухудшение их жизни с центральной властью. В свою очередь, это объясняет партийную раскладку экзит-полов: голосуют за тех, кто при власти и может что-то улучшить, по принципу «не было бы хуже». Правда, такой подход означает и громадную ответственность центральной власти, ответственность, которую будет практически невозможно перебросить на местный уровень.
  3. Повторюсь, люди не верят, что местная власть может серьезно изменить что-то к лучшему. Но она может стать плацдармом для оппозиции. Отсюда интересные результаты условно оппозиционных сил, той же «Свободы». В то же время, собранный «урожай» РПЛ говорит о временном (подчеркиваю – временном!) снижении запроса на радикализм в социуме. Опять же, люди устали от потрясений, нужна передышка.
  4. В Украине сохраняется и становится все выразительнее глубокое расслоение между регионами по политическому, идеологическому, признаку. Этим можно объяснить результаты Оппозиционного блока в юго-восточных областях (Вилкул, Кернес). В Киеве лидирует провластный Кличко, что также говорит о том, что регион ориентирован на определенную политсилу и политика. В дальнейшем, если будет реально осуществлена реформа местного самоуправления, качественные различия между регионами будут выражаться все отчетливее, как между штатами в США. Несмотря на тактические риски и угрозы, стратегически Украина продвигается к двухпартийной модели. Удастся ли? И стоит ли? Вопросы риторические.
  5. На местных выборах-2015 обнаружился стойкий иммунитет сограждан к «регионалам», бывшим и нынешним, чему во многом способствовали общественные организации, да и сами политики. Реванша ПР не случилось.
  6. Запутанное и несовершенное избирательное законодательство предсказуемо создало предпосылки и для оспаривания легитимности местных выборов в целом, и для казусов по типу мариупольского, в частности. Решать проблемы такого рода постфактум, значит, занижать достоверность результатов как таковых, манипулируя датами и законодательством. Правовые коллизии небезопасны, уже 25 октября обнаружились разночтения в трактовке мариупольских событий между президентом и главой ЦИК. Такие несостыковки могут привести к куда более серьезным последствиям, чем кажется сейчас.
  7. Еще один нежостаток нового закона о выборах заключается в том, что избиратель вынужден разрываться между симпатиями к кандидату и к партии. Симпатии могут совпадать, а могут и нет. Следовательно, во втором случае та или иная партия недосчитываются голосов, и результаты выборов некорректно отображают симпатии украинцев.
  8. Власти следует задуматься о том, как преодолеть увеличивающийся разрыв с народом. Низкая явка может сигнализировать о том, что большинство не пришедших проголосовали бы «против всех», против власти – уж точно. Просто они не нашли среди условно и фактически оппозиционных сил той, которая отвечала бы их взглядам. И предпочли игнорировать выборы вообще.
  9. Пусть слабые, но есть симптомы общего разочарования в политике как в инструменте улучшения жизни. ПостМайданная эйфория пошла на спад, уровень доверия к политикам, которые вернулись к привычному интриганству, стремительно падает. Этому способствует и разочарование в парламенте нынешнего созыва, где обилие новых лиц не изменило в корне сам высший законодательный орган. «Если новые лица в ВР не изменили эту ВР, тогда что нужно, чтобы сломат систему? И кто ее сломает?» — такой вопрос на сегодня актуален, но, на данный момент, он не имеет ответа и является риторическим.
  10. Предварительные результаты местных выборов со всей наглядностью показали, что запрос на новые лица в политике и на новый стиль политики актуален. Если говорить о Киеве, на выборах мэра второе место не досталось Александру Омельченко, как того, возможно, ожидали. Люди не хотят возвращаться в прошлое, даже недавнее, даже с учетом «было намного лучше». Во многом субъективный вывод: социум все-таки, несмотря ни на что, ориентирован в будущее. И это тот громадный позитив местных выборов, который во многом нивелирует негативы.

 

Лилия Брудницкая, эксперт Центра структурной политологии «Выбор»

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *