«Вас тут не стояло», или Почему Порошенко оговорился о волонтерах

Высказывание президента Украины Петра Порошенко о волонтерах возмутило общество, соцсети взорвались негодованием, и глава государства вынужден был извиниться. Казалось бы инцидент исчерпан. Да, проводятся параллели с ляпами Януковича, да, все больше тревожащих совпадений. Но, как мне кажется, слова, вырвавшиеся у Петра Порошенко, не были случайными. Если это оговорка, то по Фрейду. А если нет, значит, тест на отношение к волонтерам. Потому, что они составляют реальную силу. В условиях войны эта сила, помимо того, что реально вносит свой весомый вклад в защиту страны, работает на власть. И власть, когда радостно, когда скрепя сердце, мирится с присутствием этой мощной силы. Но как только внешняя угроза ослабевает, любой процесс, слабо контролируемый властью, начинает ее смутно беспокоить.

В данном случае, фраза знаменует серьезный, для государства «Украина», излом в развитии ее реальной, де факто, системы власти. Повторюсь, Петру Порошенко, чтобы в нынешней сложной внешнеполитической ситуации удержать страну, необходимо выстроить жесткую вертикаль. Ранее то же самое пытались делать Леонид Кравчук, Леонид Кучма и Виктор Янукович. Опять же, сомнительные и сиуативные успехи таких попыток должны были бы научить очередного президента тому, что в Украине, в силу особенностей менталитета общества, вертикаль просто не будет работать. Однако иного способа убедить партнеров в перспективности Украины у Порошенко нет. Помимо прочего, он является гарантом Минских соглашений.

И как раз в этом кроется наиболее опасный момент. С одной стороны, как Главнокомандующий, президент Украины должен быть благодарен и ценить вклад волонтеров в эффективность армии. А также, рискну подчеркнуть, важная роль волонтеров состоит в том, что они, по сути, стали амортизаторами недовольства военных действиями официального Киева в пору архисложных Минских переговоров. (Которые, кстати, еще продолжаются). Во многом, благодаря именно волонтерам удалось договориться о худом мире. С другой стороны, как политик и руководитель, претендующий быть главой вертикали, Петр Порошенко подсознательно (или сознательно) опасается неконтролируемости и растущего влияния этой мощной силы. Он прекрасно понимает, что, в любой момент волонтеры могут конвертировать социальное влияние во влияние политическое. Отчасти процесс запущен. И в этом не было бы ничего угрожающего, если бы не попытки выстроить властную вертикаль. Да, в политикуме появились люди из среды волонтеров. Но они, как и комбаты, образно говоря, получили мандат не только от народа, но и от президента. То есть, если перевести сказанное на чиновничий язык, блага и статус им дарованы властью. Это можно, — облагодетельствовать нескольких, контролируя их. Но если волонтеры прорвутся в политику самостоятельно? Если они не захотят, к примеру, войти во властные структуры? Ведь волонтерское движение имеет сеть по стране, которой позавидует самая «раскрученная» украинская политпартия. И, что куда опаснее для властной жесткой вертикали, волонтеры имеют связку с военными напрямую. Следовательно, могут, гипотетически, влиять на настроения военных. Что напрямую угрожает президенту и его команде.

Поэтому Петр Порошенко, конечно, задумывается о волонтерах. В качестве примера, он мог бы изучить опыт взаимоотношения Путина и казачества. Правда, в отличие от РФ, где казачье движение ограничили некоторыми регионами (территория-то обширная) и отсекли от армии, в Украине с волонтерами так не получится. По природе своей волонтерское движение намного обширнее, чем казачье. Поэтому Порошенко нужно изобретать что-то свое, иначе властная вертикаль, как ему кажется, может оказаться под угрозой «размывки». Мощная, пользующаяся авторитетом у людей сила всегда опасна для вертикально сформированной власти.

Фраза, пусть и вырванная из контекста, говорит о стремлении президента Украины отделить волонтеров от победы. То есть, от факта прекращения активных боевых действий. Проще говоря, Петр Порошенко не желает делиться ни с кем своим имиджем миротворца. Возможно, это объяснимо теми усилиями (нередко унизительными), которые ему пришлось приложить для хотя бы частичного урегулирования конфликта. Попытки бросить тень и на волонтеров, и на добровольческие отряды предпринимались и ранее. Но волонтеров все-таки не трогали.

Реакция социума показала президенту Украины, что воевать против волонтеров рано. Хотя бы потому, что война, в представлении большинства украинских граждан, далека от завершения: аннексированные территории не возвращены, наши погибшие не отомщены, Россия издевательски угрожает взысканием кредита, нисколько не смущаясь тем уроном, который нанесла экономике Украины.

Волонтерам нужны задания. И в этом смысле, президент Украины мог бы, в какой-то мере, возглавить волонтерское движение, дать ему новый импульс, ориентировать, сформировать сцепку и взаимодействие с госструктурами. Что победит: страх вертикали или страх за целостность государства? Судя по первым «телодвижениям», например, разговорам о лицензировании деятельности волонтеров, похоже, некие силы усмотрели в этом источник обогащения.

Лилия Брудницкая, эксперт Центра структурной политологии «Выбор»

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *