Брифинг ГПУ с аудиозаписями Корбана может стать крупнейшей ошибкой власти

korban8_3Брифинг Генпрокуратуры во вторник, 29 декабря, в ходе которого были предоставлены аудиозаписи телефонных переговоров, предположительно, Геннадия Корбана, является тактической и, не исключено, стратегической ошибкой власти. Ранее суд принял решение о задержании Геннадия Корбана на 60 суток. Сторонники лидера УКРОПа сделали все, чтобы перевести судебный процесс в политическую плоскость, представляя политика жертвой режима и политзаключенным. Несмотря на то, что в социуме относительно невысокий уровень симпатий к данному заключенному как к такому, который почти в открытую связан с влиятельным олигархом, уровень недоверия к судам зашкаливает. Отвечая на обвинения в политических преследованиях аргументами, которые имели бы определенный вес исключительно в условиях развития дела Корбана строго в правовой плоскости, власть, по сути, говорит с социумом «на разных языках». Более того, аудиозаписи со времен пленок Мельниченко дискредитированы как доказательство. И даже видеозаписи не повысят уровень доверия к ГПУ в данном конкретном деле, поскольку, как показала история с Игорем Мосийчуком, даже они не являются для общества убедительным доказательством преступных действий фигурантов. В то же время, реагируя на обвинения в политических преследованиях материалами уголовного дела, власть дает своим оппонентам мощный аргумент, ведь резонансный брифинг можно расценить и как акт мести Корбану за его деятельность. Немаловажным является и то, что, откликаясь на происходящее подобным способом, Генпрокуратура действует теми же методами, что и в 2010-2013 годах, при Януковиче. Вряд ли УКРОП оставит без внимания такие красноречивые аналогии. Как показывает опыт, правоохранительным органам чрезвычайно сложно, практически невозможно, убедительно опровергнуть такие обвинения. В том числе, и потому, что эффективность опровержения напрямую зависит от скорости рассмотрения дела (в данном случае. Корбана) в суде и вынесения приговора. А власть не может себе позволить пренебрежение процедурными моментами, которые сторона защиты может затягивать до невозможности. В результате, образуется информационный вакуум, который тот же УКРОП способен успешно заполнить самыми невероятными, но, по случаю спада деловой активности, востребованными версиями.
Принципиальная ошибка власти заключается в том, что она делает вид, будто воспринимает дело Корбана как обычный судебный процесс и не задействует политические методы диалога или контратаки на оппонентов. Это значит, что конфликт как таковой уходит вглубь, а стороны банально не понимают друг друга. Неготовность новой власти действовать в таких случаях адекватно происходящему говорит либо о том, что Банковая была не готова к такому развитию событий, либо к непониманию сути происходящего. Косвенные обвинения в адрес Игоря Коломойского, которые не прозвучали прямо, но оглашены косвенно через аудиозаписи, сигнализируют об углублении конфликта между президентом и олигархом. Но они же будут истолкованы как преследование состоятельного бизнесмена главой государства, склоняющемуся к авторитаризму. Судя по реакции власти, схем и наработок реагирования на такие ситуации, не говоря уже о перспективном моделировании таковых, у Банковой нет. Следовательно, дело Корбана будет иметь развитие аналогично делу Тимошенко. И уже от Игоря Коломойского зависит, как будут использоваться бонусы (и будут ли использоваться вообще) такой ситуации.
При этом власть, имитируя действия строго в правовом поле, этим же правовым полем себя ограничивает в маневре, упуская главное: если соблюдение законов принципиально, как может ГПУ предавать огласке материалы следствия и с какой целью, если Корбан только подозреваемый? Он не обвинен, приговора нет, значит, вина не доказана. Если она не доказана, ее нет (презупция невиновности). Однако ГПУ оглашает данные с целью сформировать негативное восприятия Корбана социумом, делая громадную методологическую ошибку, так как, нельзя апеллировать к обществу языком следствия.
Впрочем, один вывод можно сделать несомненно: новая власть так и не научилась по-настоящему слышать общество, даже его часть, не озаботилась перспективным моделированием процессов и ограничивается ситуативным реагированием вместо каких-то стратегических шагов. В то же время, если принять за рабочую версию преступность Корбана (которая, заметим, еще не доказана, он только подозреваемый), удивляет, почему на скамье подсудимых именно он, а не Коломойский. Последствия ошибки власти — как минимум, разочарование в судебной системе и в борьбе с коррупцией.
Лилия Брудницкая, эксперт Центра структурной политологии «Выбор»

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *