С пулями наперегонки: Киевская погоня со стрельбами может быть одним из проявлений межведомственной схватки с политической подоплекой

Растрел. jpgРезонансная погода в Киеве, когда 20 патрульных машин преследовали одну и в ходе задержания застрелили пассажира, может быть проявлением жесткой межведомственной схватки, имеющей политическую подоплеку. Пока что на первом плане эмоциональный, и руководители ведомств прилагают максимум усилий, чтобы эмоции кипели как можно дольше. Во всяком случае, реакция министра внутренних дел Арсена Авакова была довольно эмоциональной в духе «министр своих не бросает». В унисон прозвучали и первые заявления главы Нацполиции Хатии Деканоидзе об оправданности применения оружия полицейскими. Однако уже в среду, 10 февраля, первый замминистра внутренних дел Эка Згуладзе, на расширенной коллегии МВД, прямо не упоминая о трагедии, призвала «судить по делам» и «не доверять полиции».

Именно эмоциональность заявлений руководителей подстегнула ожесточенность дискуссий в социуме, в частности, на публичных информационных площадках, в соцсетях. Сторонники «вдарить по мажорам» приверженцы «осторожности с оружием» тратят силы и время на бесплодные споры. Впрочем, они не так уж и бесплодны, если прокуратура возбудила уголовное дело. Хатия Деканоидзе моментально отреагировала призывом не спекулировать на теме и дождаться результатов расследования.

Если взять в скобки эмоциональную реакцию, которая была неизбежна, нетрудно заметить различные совпадения. Во-первых, та же Хатия Деканоидзе ранее говорила, что украинские полицейские – это не копы из боевиков, шумные погони и стрельбы не для них, работа полицейского – сложная, тяжелая и не такая, как в кино и т.п. Погоня и стрельбы случились, по странному стечению обстоятельств, незадолго после таких заявлений. И сильнее всего ударили не по Арсену Авакову, а как раз по связке «Згуладзе – Деканоидзе». Учитывая пылкие чувства горячего Арсена Авакова и ответные, не менее пылкие, чувства к нему Михаила Саакашвили, подоплекой гонок мог быть конфликт. И не столько ведомств или групп влияния, сколько олигархов, стоящих за Аваковым и Саакашвили.

Во-вторых, исходя из «во-первых», становится понятными и дата самой погони, и многочисленность, и стрельба на поражение. Если предположить, что погоня была полутеатральной постановкой, а не случайностью, и участники получили не просто картбланш, а заказ на кровавую точку в конце. Часть из участников гонки могла иметь определенные инструкции. Найти же подвыпившего водителя и устроить гонку не составило труда. В пользу этой версии говорит и количество патрульных авто, принявших участие в гонке, и разнобой в показаниях, и подавленный вид руководителей ведомств на коллегии, и едва ли не публичное покаяние Эки Згуладзе. Если предположить, обратное, что гонка была случайностью, налицо вопиющий непрофессионализм полицейских. Вроде бы, действия полиции оправданы разгулом преступности, в том числе, и в Киеве. Но достаточно ли законно такое оправдание?

В-третьих, если мы возьмем как рабочую версию, что у погони был заказчик, давайте обратим внимание на присутствие на коллегии представителей нашиъ внешних партнеров. В том числе, и тех государств, которые оказывают активную поддержку в реформировании правоохранительных структур. Во многом для них бравурно-торжественные запуски патрульных служб в городах страны (на выходные такое событие состоялось в Херсоне), для них же – победные реляции об успехах. Одним махом опрокинуты все достижения, а те, кто финансировал реформу ППС, получили наглядное доказательство непрофессионализма не только самих нью-копов, но и тех, кто осуществляет реформу. Именно отвечая на немые, но жесткие, вопросы с той стороны, Згуладзе потребовала «не увольнений, а арестов» в ходе переаттестации сотрудников милиции-полиции. В данном случае, Арсена Авакова, который может, одной рукой за реформу, второй оказывать определенную моральную поддержку «вычищенным», скандал задел постольку-поскольку. Вопросы у западных (и восточных) партнеров будут не к нему, а к Згуладзе-Деканоидзе и, как следствие, к Саакашвили. В среду в адрес Михо уже звучали обвинения. Если это и не звенья одной цепи, то совпадения весьма симптоматичные. Тем более, все чаще и чаще сообщают о казусах с полицией. Уже и Ирина Фарион жалуется на грубость копов.

В-четвертых, погоня отвлекла внимание от политического кризиса. Но она же таковой и обострила. Часть коалиции соглашалась на то, чтобы оставить Арсения Яценюка в премьерах (до осени), но настаивала на отставке Арсена Авакова. Сейчас они могут усилить нажим по этой линии, но Аваков «своих не сдаст», и себя в том числе. Внутреннее сопротивление реформам введомствах глухо нарастает. И вот уже Сергей Старенький созывает собрание офицеров как акцию протеста. Вместо Авакова бунтующая часть коалиции требует голову Шокина и, желательно, но не обязательно, Гонтаревой. Налицо раскол в органах внутренних дел, который вряд ли удастся легко уладить переаттестацией, как отображение и следствие раскола в политикуме (в данном случае, в коалиции).

Последствия гонки будут иметь и политические. Прокуратура возбудила уголовное дело. Однако Виталий Кличко, активно поддерживаемый ныне американцами, встал на сторону полиции и призвал так же жестко действовать и в сфере борьбы с незаконной торговлей, парковками и т.п. Киевский мэр явно примеривает на себя роль «сильной руки», эдакого «генерала Лебедя». Такой персонаж, не важно, кто его будет играть, обязательно «засветится» на президентских выборах. Прочие политики комментируют событие очень осторожно. США, скорее всего, предпочтут оправдание для своего детища – украинской полиции. Украинские фигуранты воспользуются этим, а граждане ощутят всю глубину поговорки «паны дерутся — у мужиков чубы трещат».

Удастся ли замять скандал? Скорее всего, да, хотя первопричиной события стали именно политики. Закон о Нацполиции принимался впопыхах, правительство признавало, что он сырой, и призывало доработать, но на доработку постоянно в парламенте и Кабмине нет времени. В результате, получилось то, что получилось: полиция с широкими и размытыми полномочиями.

Если полиция становится объектом политической игры, она скоро станет субъектом политпроцесса. В этой связи, продажа Лукьяновского СИЗО И постройка нового, в Киевской области, выглядят угрожающе. СИЗО в центре города, где так легко собрать митинг и привлечь внимание, крайне неудобно. А в паре десятков км от столицы – пожалуйста. Тишина, природа, и любой митинг будет не так заметен, как в Киеве.

Лилия Брудницкая, эксперт Центра структурной политологии «Выбор»

 

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *