Ватикан вильнул к России

Франциск=-Кирилл

Папа Римский Франциск и патриарх МПЦ Кирилл встретились в Гаване и подписали Совместную декларацию.

Можно сколько угодно вчитываться в документ, однако, позволю себе заметить, что этот лист бумаги с письменами очень скоро потеряет свою ценность. Потому что, в данном случае, важна не декларация, а сам факт такой встречи.

Если честно, от Франциска подобного можно было ожидать. С одной стороны, он наследует Иоанна Павла II, который проводил политику сотрудничества конфессий. С другой, Франциск – большой популист. Чтобы понимать логику его мышления, можно провести параллель с Юлией Тимошенко, которая умудрилась организовать визит в Украину Муаммара Каддафи, повстречаться с ним, а затем отречься от него и осудить. Это – политика, политическое маневрирование, и вряд ли политик за свои маневры достоин осуждения. Однако Франциск – не столько политик, сколько религиозный деятель, глава одной из мощнейших конфессий. И его подчеркнуто популистские маневры могут пагубно повлиять на католицизм как конфессию. Продолжая параллели, Иоанн Павел был и великим политиком, и великим мыслителем. Он старался разумно разграничить религиозную и политическую деятельности Ватикана. При нем Ватикан выполнял роль посредника с целью «сгладить углы». И это нередко приносило ощутимый позитивный эффект. Что касается религиозной политики, тогда Ватикан ломал лед и декларировал дружбу, но старался не быть инструментом для внешних манипуляций, четко артикулируя свою позицию.

Что произошло сейчас? Как мне кажется, Франциск сознательно идет на усиление именно политического влияния Ватикана. В частности, использует напряженность в отношениях между ЕС, США и РФ для того, чтобы снять «сливки» от роли посредника. И, возможно, ограничься Франциск религиозной сферой, это было бы и логично, и полезно, если бы не откровенно политический тон некоторых пунктов Совместной декларации.

И вот здесь стоит остановиться на персоне Кирилла. Еще будучи митрополитом, Кирилл был замешан в ряде громких коррупционных скандалов транснационального масштаба (контрабанда табака и алмазов). Хорошие деньги, как предполагали журналисты, он «срубил» и на Храме Христа Спасителя, действуя совместно с Юрием Лужковым. Впрочем, здесь важно несколько другое: Кирилл оппонировал патриарху Алексию. Алексий был росссийской версией Иоанна Павла. В последние годы жизни возвышение Кирилла беспокоило Алексия, как и стремительная даже не коммерциализация, а бандитизация РПЦ. В частности, пытки и убийства священников, тренд на укрывательство особо опасных преступников под рясами, торговля всем, в том числе, и санами (Охлобыстин, например).

Более того, Кирилл мог быть вообще отлучен от церкви за скандальные «учения» о реформаторстве церкви в духе неопротестантизма. Кирилл, кстати, покровительствовал раскольническим течениям в РПЦ, размывая патриаршество. Тогда полагали, что раскольником он и останется, но покровительство светских властей и смерть Алексия (до сих пор есть подозрения, что его смерть не была естественной), мгновенно вознесли Кирилла на вершину иерархии РПЦ. Опять же, у Кирилла была оппозиция, тем более мощная, что с инакомыслящими по отношению к нему Кирилл не церемонился. Став патриархом, при откровенном давлении светских властей, Кирилл быстро развернулся как бизнесмен, а затем и самостоятельный политик. Что, кстати, вызвало некое охлаждение между ним и Владимиром Путиным: во-первых, зарвался, во-вторых, провалил «украинский вопрос». Именно тогда пошла утечка информации о прошлом Кирилла, и именно тогда патриарх понял, что он, конечно, силен, но в рамках. Нельзя сказать, что Кирилл полностью смирился. Контакты с Ватиканом позволяют ему значительно расширить рамки возможного и, отодвинув Путина на второй план, стать, по сути, соправителем России с армией воинствующих православов и мощной финансовой поддержкой того же Франциска.

Оба вождя решили, что сейчас, когда мировое сообщество вроде бы как и радо восстановить потихоньку диалог с РФ, но думает, как прилично сие обставить, именно религиозные деятели могут «сорвать куш». Возможно, повторюсь, это и было бы позитивно для всех, в том числе, и для нас – рулить закулисьем – если бы не откровенно пророссийские позиции Совместной декларации.

Внешне, конечно, призывы к примирению – это хорошо. Но что значит «противостояние в Украине»? (выделено мною, — Авт.). Здесь явно видна редактура Кирилла, поскольку, на Мюнхенской конференции Петр Порошенко прилагал неимоверные усилия, чтобы опровергнуть тезис о «внутренней гражданской войне в Украине». Такая позиция Совместной декларации Франциска и Кирилла – удар в спину, потому что, Россия, по их мнению, ни при чем.

Впрочем, повторюсь, в данном случае, не так важен текст декларации, как факт официального контакта Франциска и Кирилла. Это значит, РПЦ получает мощную внешнеполитическую поддержку в вероятном противостоянии в Украине РПЦ МП и РПЦ КП, я уж не говорю о греко-католиках. Разжигание страшного для любого государства межконфессионального конфликта, скорее всего, станет следующим этапом работы РПЦ в Украине в ближайшие месяцы. Помимо этого, РПЦ МП усилит люббирование интересов российского капитала на украинских рынках (мы помним о реформировании газового рынка, не так ли?). Ватикан получит свои ощутимые финансовые бонусы (о корыстолюбии Франциска немало шептались в кулуарах конклава). Главы государств-членов проукраинской коалиции получили мощный сигнал о позицинировании Ватикана. Подчеркнуто католические Испания, Италия, Франция, переживая угрозы со стороны происламских сил, вынуждены будут искать поддержки Ватикана. Чем и воспользовался хитрый Кирилл.

Тем временем, в Украине разговоры о единой поместной церкви остаются только разговорами. Значит, почва для раскола остается удобной и, я бы сказала, теперь и удобренной. Ждем искры?

А Россия, повтоhюсь, в стороне. И доказать причастность России к тратегии Донбасса будет все сложнее и сложнее. Москва возобновляет сотрудничество с НАТО, и все заявления представителей Турции теперь ничего не значат.

Единственное, что могло бы спасти Украину в данной ситуации, — собственные мозги. Как ни странно, именно упрямство и убежденность в своей правоте могли бы стать достойным ответом всем вызовам. При налиxии весомой аргументации, разумеется. Но это вряд ли: украинская власть слишком зависима от внешних воздействий, слишком охотно подчиняется внешним воздействиям, что начинает раздражать партнеров Украины, потому что, позволяя внешним партнерам вмешиваться и отдавая на их суд все важные процессы в стране, официальный Киев тем самым уходит и от ответственности за происходящее.

И вот это намного опаснее всех прочих угроз текущего времени.

Лилия Брудницкая, эксперт Центра структурной политологии «Выбор»

 

Читайте также:

комментария 2

  1. glori says:

    Ничего не получится. Бабло поб6ждает. А у Франциска интересы в нефтяном и особенно газовом бизнесе.

  2. glori says:

    Дохозяйничались!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *