Савченко вынесла приговор российскому судопроизводству и мировой дипломатии

Савченко-1

Украинская летчица Надежда Савченко в российском Донецке в день оглашения приговора сделала ряд важных заявлений, последствия которых могут перевернуть с ног на голову результаты процесса над ней. Во-первых, как и ожидали ее сторонники в Украине и в мире, Надежда Савченко заранее отказалась признавать приговор и четко обозначила свою позицию: она невиновна, невиновный не может сидеть в тюрьме, как это обеспечить, на совести политиков и дипломатом. Во-вторых, вычеркнуто из правового поля все российское судопроизводство, что не только логично, но и обоснованно. В-третьих, Надежда Савченко подтвердила свое намерение добиваться справедливости, в том числе, и возобновлением сухой голодовки.

С самого начала оглашения приговора было понятно, что российский суд (Кремль) пошел по жесткому сценарию. Помимо этого, отчетливо дан сигнал, что сам приговор – не финал, а лишь предмет для торгов, потому что, текст приговора не содержит ничего нового, по сути, цитируя обвинительное заключение. В пользу этой версии и мнение, высказанное председателем Совета по правам человека при президенте РФ Михаила Федотова, о том, что приговор лишь отправная точка в переговорном процессе в рамках Минских соглашений. Заметим вскользь, что этим заявлением господин Федотов, наверняка неумышленно, наносит серьезный удар по репутации российской судебной ветви власти. Хотя бы потому, что суд подгоняет приговор под политические нужды и превращает заключенную не в осужденную, а в приготовленную для торгов. Чем-то этот процесс, сюжетно, перекликается с полулегендарной историей Роксоланы.

Тем более, Надежда Савченко пытается поломать игру Кремля. Мы можем предполагать, что именно Кремль запустил тезис о переговорах для зондирования почвы на предмет торга. Как и в любых торгах, продавец набивает цену. В данном случае, с отмашки Владимира Путина будет вынесен наиболее строгий приговор изо всех возможных, с тем, чтобы в ходе переговоров выторговать как можно больше преференций для Кремля. А внешне официальная Москва придерживается жесткого сценария.

Такая игра не удивительна и не нова, при всей циничности, если бы не одно «но». Заведомо играя жизнью Надежды Савченко, Владимир Потин совершает стратегическую ошибку. Выше я обращала внимание на то, что вычеркнуто из правового поля все российское судопроизводство. Почему? Потому, что надежду Савченко судят как гражданское лицо. По сути, она военнопленная. И если бы ее судили как военнопленную, жесткий приговор выглядел бы логично. Однако Надежда Савченко фигурирует в процессе как гражданское лицо, и других вариантов здесь быть не может, поскольку, признай российский суд ее военной, де факто признается и факт войны (чего и Россия, и, что важно, Украина стараются избежать) со всеми проистекающими последствиями. Не признавая ее военнопленной, Кремль ставит российских судейских, мягко говоря, в неудобное положение. В данном случае, явная фейковость приговора и почти открытая связь суда и Кремля, а также политизация процесса только на руку российским судейским, потому что, частично снимают с них вину за несправедливый приговор.

Сама Надежда Савченко дала 10 дней на торги ее жизнью. И здесь появляется ожидаемый, но от этого не менее тревожный мотив, — передача Надежды Савченко властям ЛНР или ДНР. Как ни крамольно прозвучит, гипотетически такой вариант удобен и России, и некоторым политическим силам в Украине, поскольку нейтрализует ее как деятельную политическую фигуру, оставив оболочку-символ, удобный для использования. Единственной гарантией того, что это не произойдет, остается нежелание Кремля официально признавать власти ЛНР и ДНР легитимными. Но если в результате Минских соглашений проходят местные выборы в ДНР и ЛНР и тамошняя власть получает официальный статус, вопрос передачи Надежды Савченко в Луганск может обрести «второе дыхание». Тем более, неоднократно ее судьба, на различных властных и дипломатических уровнях, привязывается к Минским соглашениям. Теперь предположим, что с Надеждой Савченко играют украинские политики, каждый –свою игру. Допустим, одна политическая сила, считающая Надежду Савченко «своей», видит тревожные симптомы того, что другая политическая сила пытается наладить контакт с осужденной и, к примеру, предложить ей условия сотрудничества. Удивительным образом против такого варианта выступают некие российские силы, что приводит к блокированию доступа в российский Донецк отдельных политиков и депутатов (Ирина Геращенко). Наблюдая и понимая (возможно, не полностью) суть игр, Надежда Савченко становится удобным объектом для атак российских сил, склоняющих летчицу к сотрудничеству. Поскольку процесс над ней все равно де факто политический, последствия смены позиции Надежды Савченко и, скажем, жестких заявлений в адрес отдельнхы украинских политиков, предугадать несложно. Особенно если это произойдет накануне важных для Украины событий. Если добавить как вероятностую переменную, что Надежда Савченко пытается играть свою игру, ситуация становится тем более тревожащей всех без исключения заинтересованных лиц. Одно дело – Савченко как понятная и предсказуемая, управляемая и послушная, и совершенно друго – Савченко, ополчившачаяся против всех политиков и играющая свою игру, непредсказуемая, пытающаяся по максимуму дорого продать свою жизнь, не отойдя от своих принципов, а опираясь на них.

Отказавшись признать приговор, Надежда Савченко выбила любой вердикт из правового поля, что дало ей возможность оценивать наказание с точки зрения политической фигуры. Из преступницы она превращается в фигуру, равновеликую оппоненту – Владимиру Путину. Или другому противнику, который, не исключено, появится в ближайшие месяцы. Это означает не только слом российских схем, но и вероятность длительного судебного сериала. Первые признаки его подготовки (атаки на сестру Надежды Веру) сулят расширение ассортимента для торга (для РФ) и сложные политические последствия (для Украины). Помимо прочего, если представители ведущих держав мира, вопреки озвученным намерениям, не смогут добиться освобождения или справедливости по отношению к Савченко, это негативный вердикт и им.

Де факто Надежда Савченко превратилась из осужденной в осуждаемую. Дальнейшие действия политиков станут тестом и покажут истинное отношение к ней и как к гражданке Украины, и как к весомой политической фигуре.
Лилия Брудницкая, эксперт Центра структурной политологии «Выбор»

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *