Савченко озвучила цену своего освобождения

СавченкоИдея переговоров напрямую с ДНР-ЛНР не нова, однако Надежда Савченко ее реанимировала, причем так эффектно, что социальные сети захлестнула волна возмущения. В данном случае, для лучшего понимания происходящего гораздо полезнее посмотреть на на то, что именно сказала Савченко, а зачем и в какой день.

Во-первых, сразу следует обратить внимание на даты. Надежда Савченко озвучила идею о прямых переговорах с ДНР-ЛНР аккурат во 2-ю годовщину инаугурации Петра Порошенко в должность президента Украины. Когда фактор дат играет один раз, это можно списать на случайность. Когда дважды – это, как минимум, закономерность. Складывается впечатление, что, как в первом, так и во втором случае, Петр Порошенко пытается, елико возможно, отвлечь внимание от разбора достижений и провалов его на посту главы государства. Причины такого маневрирования становятся еще более понятными, если учесть, мягко говоря, невнятную пресс-конференцию 3 июля. Поэтому с высокой долей вероятности мы можем говорить об использовании Надежды Савченко в связке с Петром Порошенко, точнее, с его имиджем, с его рейтингами. Но считать Надежду Савченко технологической игрушкой было бы ошибкой. Она в данном случае выступает как испытатель социума на восприятие заведомо будоражащих идей, если их озвучивает авторитетная персона, пользующаяся (пока что) доверием заметной части социума. Следовательно, идея прямых переговоров обсуждается.

Во-вторых, Надежда Савченко практически воссоздала озвучиваемый ранее тезис Владимира Путина (да-да!) о прямых переговорах Украины с ДНР-ЛНР. Парадокс, не так ли? Отличие – в мотивационной части. Аргументы просты – прекратить кровопролитие. Это странно созвучно с актвиизацией боевиков, что, кстати, признал Петр Порошенко на пресс-конференции 3 июня. Исходя из таких вводных, мы можем предположить, что идея прямых переговоров не просто бороздит умы некоторых из «нормандской четверки», но и рассматривается как реальный вариант. Причем формально Украина получит то преимущество, что, не скованная Минскими протоколами, сможет вести «свою игру». Однако на деле вариант – это катастрофическая ловушка: как только Киев согласится на такой вариант, это будет означать международную (подчеркиваю – международную) легализацию квазигосударственных формирований. И, что куда опаснее, на мой взгляд, легализацию ДНР-ЛНР внутри Украины, если, как предлагает Надежда Савченко, придать руководству ДНР-ЛНР статус народных депутатов. «Давайте улыбнемся друг другу», — заявила она, вызвав, мягко говоря, раздражение. В том числе, и в среде тех, кто отслужил или служит в зоне АТО. В то же время, летчица никогда бы не сказала подобного без согласования со «старшими товарищами». И если это так, то единственным старшим, кроме Петра Порошенко, в этой связке видится Виктор Медведчук, который, по словам Веры Савченко на Шустер Лив, сыграл важную роль в ее освобождении. Что может свидетельствовать, помимо прочего, о попытках этого человека вернуться в активную украинскую политику.

В-третьих, мы как-то рефлекторно забыли о моменте расплаты за такое внезапно легкое освобождение Надежды Савченко из российского СИЗО. Скорее всего, момент расплаты настал. Для Владимира Путина выгодны оба варианта. Если Киев не воспримет прямых переговоров (как это и происходит), Украина вынуждена оставаться в прокрустовом ложе Минских соглашений. Если прямые переговоры хотя бы начнутся, Россия сможет возобновить де юре прямые контакты с ЕС и, возможно, добиться смягчения санкций, — внимание! – увильнув от признания международным сообществом ее как агрессора и оккупанта.

В-четвертых, мы также подзабыли о куче законов, где зафиксирована ответственность, причем уголовная, за пособничество террористам. Законы были приняты в пору спикерства-президентства-премьерства Александра Турчинова. Не случайно было покушение на его супругу. Руководство ДНР-ЛНР – террористы далее некуда, по внутренним украинским законам. Любой ловкий правовед мог бы доказать как дважды два – четыре, что своим заявлением Надежда Савченко льет воду на мельницу террористов. И здесь всплывает вопрос «зачем?» Ответ на него видится всего один, — для политического самоудушения. Прошло не так много времени со дня возвращения Надежды Савченко в Украину, а разочарование в героине-летчице становится трендом. Первые же крики в аэропорту, первые же заявления стали «холодным душем», не потеплело и спустя столько дней. Надежда Савченко, возможно, искренне готова работать «совестью нации», однако на данный момент она вышла из этой ипостаси. Вернуться будет сложно, если вообще возможно. И хотя доверие к ней еще остается, и хотя мотивы резонансных заявлений понятны и приемлемы (спасение от кровопролития, вызволение пленных, заложников и т.п.), эмоциональная связка с широким социумом утрачена. Мы можем предполагать, что Надежда Савченко не вписалась в украинский политикум, но это слишком простое объяснение. Вероятнее, она готовится к новой ипостаси (или роли), для чего и жжет мосты. Какой будет эта роль? Учитывая тягу Юлии Тимошенко к жертвенности и одновременно суперразвитый инстинкт самосохранения (в просторечье – чуйка), не исключена посадка летчицы-героини уже в украинские застенки. Или в тюрьму ДНР-ЛНР, что, абстрагируясь от эмоций, было бы эффектным заделом на «вторую серию», а Надежда Савченко вернула бы себе неофициальный статус «совести нации».

Суммарно же Надежда Савченко начинает платить по счетам. В нашем мире ничто не дается просто так, особенно свобода. Но вот вам наглядный пример, чем оборачивается свобода, выторгованная подковерно, путем уступок, компромиссов и т.д. Свободна ли реально сейчас Надежда Савченко? Ответ однозначен: нет. И это очень хорошая притча о торговле за Донбасс: тайком, «огородами» вымороченный мир, конечно, лучше кровопролития, но лишь как временная мера. Что же до Героини Украины, ее истинное освобождение еще даже не стартовало.

Лилия Брудницкая, эксперт Центра структурной политологии «Выбор»

 

 

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *