Сбить волну: украинским возвращенцам не дадут стать фактором украинской политики

Солошенко25 мая в Украину вернулась Надежда Савченко, 14 июня – Юрий Солошенко и Геннадий Афанасьев. Между этими двумя датами не только три недели без малого, но и – интересное явление в украинском политпроцессе! – разворот тренда. По умолчанию, естественный, хотя можно предположить и некую искусственность явления. За малозаметным и, в общем-то, разворотом тренда, не исключено, кроется куда более серьезная и масштабная тенденция.

Но сначала о развороте. С возвращением Надежды Савченко, не сломавшейся в российском СИЗО, многие связывали надежды на свежие веяния в политпроцессе, и автор этих строк была в их числе. Однако фигуре, к которой до сих пор сохраняется наивысший уровень доверия, симпатии резко охладели после заявления о переговорах с ДНР-ЛНР. Как бы кто ни объяснял впоследствии, что слова Надежды Савченко следует понимать «в контексте», в частности, в контексте сложных скрытых переговоров по обмену пленными, по вызволению наших граждан, негатив перевесил позитивы. И хотя Надежда Савченко пока что возглавляет списки рейтингов доверия, Банковой можно на этот счет особо не переживать: «совестью нации» она не стала, сейчас скатывается в эпатаж, еще немного и пополнит ряды «комбатив во влади». У Надежды Савченко есть шанс вернуть себе ипостась «совести нации» и, скорее всего, она этот шанс использует, но на данный момент предпосылок для этого нет, да и сама народный депутат психологически еще не отошла от своего плена. Как бы там ни было, разочарование в очердном кумире стартовало еще в аэропорту и, можно ожидать, будет набирать обороты. По одной простой причине: Надежда Савченко сориентирована на выкуп и вызволение военнопленных, это актуальная и болезненная тема, но не для всех. Массы обеспокоены несколько иными вопросами. И то, что победительница Путина ни слова не говорит о грабительских тарифах, о малопонятных реформах, о смутных договоренностях и подковерных маневрах вокруг Донбасса, в лучшем случае, вызывает умеренное охлаждение. Трагедия Надежды Савченко как личности заключается в том, что, вырвавшись из видимых застенков, она попала в другие, невидимые. Но у нас устали от трагедийных персонажей.

Поэтому прилет Солошенко и Афанасьева был не таким ажиотажным, как Савченко. Скорее всего, учтя ошибки возвращения Надежды Савченко, их госпитализировали для реабилитации, что, по меньшей мере, гуманно. Кроме того, этот обмен глухо связали с Виктором Медведчуком, о котором говорила и сестра Надежды Савченко Вера, что также накладывает отпечаток на восприятие события. Кроме того, больше внимания, и это заметно, нюансам обмена пленными и возможным последствиям для Украины.

Возвращение пленных – огромный плюс, который перечеркивает большинство минусов. Но в этот раз минусы все же заметнее. Как отметил в своем комментарии в социальной сети  директор Украинского Института анализа и менеджмента политики Руслан Бортник, «если украинских граждан Геннадия Афанасьева и Юрия Солошенко поменяли на украинских граждан — журналистов Глищинскую и Диденко то:
1. Грубо нарушен Закон Украины «О гражданстве» статья 9 которого устанавливает, что «гражданин Украины не может быть изгнан за границы Украины или выдан другому государству»;
2. Государство, выдающее и торгующее своими гражданами как рабами на невольническом рынке, — не только не демократично, но и не государство вовсе;
3. Есть тайные договоренности, которые информационно прикрывают обменами «не нужных» ни украинским, ни российским властям пленников».

В данном случае, примечателен обмен граждан Украины на граждан Украины. По сути, имеем прецедент прямой высылки из страны нежелательных граждан. И странно то, что власть теряет возможность, доказав их вину в рамках открытого процесса, привлечь международное сообщество к масштабному вызволению наших пленных. Возможно, по срокам было бы дольше, но привлечение внешних партнеров позволило бы не ослабить давление на РФ, придать процессу системность, что очень важно в плане гарантирования государством Украина защиты своим гражданам. А также – вести переговоры на высоком уровне, избегая сомнительных кулуарных и подковерных договоренностей. В том случае, если без таких точечных договоренностей освобождение былл бы невозможно, украинская сторона вела бы диалог, исходя из более мощных позиций, чем сейчас.

Сепаратисты и агенты Кремля, безусловно, получили хороший урок. Но в той же России их встретили как героев, у нас они избежали наказания. В реультате, пострадали как раз наши пленные, отсидев ни за что ни про что и став разменной монетой для вызволения РФ своих агентов.

И, разумеется, нашим возвращенцам сложно будет не только войти в политпроцесс, но и четче обозначить точки противодействия негативам из РФ, чего, в принципе, следовало бы ожидать. Наши пленные могли бы стать активистами народного движения по сопротивлению агрессии и агрессор, к примеру, так как, они пострадали и уже в силу этого имеют авторитет. И через Надежду Савченко хотя бы озвучивать основные тезисы в Верховной Раде. Вместо этого их, скорее всего, пустят в тот же тоннель, что и Надежду Савченко, — заниматься вызволением других пленных.

Повторюсь, это безопасная для власти тема, поскольку, интересует не так много людей, чтобы стать взрывной. Эту деятельность легко контролировать, еще легче спрятать, и уж совсем пустячные усилия потребуются для интерпретации тех или иных событий в этом процессе.

Так разворот тренда сбил волну обновления украинского политикума возвращенцами. Что за этим стоит? Предположим, случайность, отчасти обсуловленная подготовкой к реализации Минских соглашений. В таком случае, случайность работает против вероятных, потенциальных лидеров сопротивления данным соглашениям. Следовательно, можно сделать вывод о моментах превентивной «зачистки» политикума, возможно, не совсем осознанных. Отсюда вывод о неуверенности Банковой в своих силах в части реализации Минских соглашений, особенно – подчеркиваю! – секретной части этих договоренностей. Для этой неуверенности есть предпосылки, например, глухой ропот добровольческих батальонов, недовольство и кадровых военных. В возвращенцах они бы получили потенциальных лидеров. Но даже намеки на такую смычку на данный момент невозможны, поскольку процесс курирует президент, за кулисами Виктор Медведчук, пленные обязаны своей свободой им. Так нейтрализуется в зародыше эскиз небезопасного движения, которое, на волне недовольства населения высокими тарифами (и ценами на потребрынке), может устроить новый Майдан.

 

Лилия Брудницкая, ЗамПолит

 

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *