Украинская оппозиция проиграла тарифную войну

Тарифный МайданРезким повышением тарифов на тепло власть продемонстрировала пример одного удара по нескольким целям. С одной стороны, абстрактно это приятно, поскольку, политическое маневрирование стало сложнее бытовавших ранее двухходовок. С другой стороны, ситуация с тарифами стала еще одним симптомом окостенения властной вертикали, что на выходе приведет к падению уровня защиты интересов простых граждан.

Но самый главный урок получила украинская оппозиция. На мой взгляд, истинная катастрофа украинского социума и украинского государства как такового заключается в том, что наша оппозиция либо не усвоила урок, либо еще не осознала, что это именно урок и необходимо срочно принимать меры. Почему?

Теоретически, в демократическом государстве оппозиция обеспечивает баланс сил и страхует от трансформации в тоталитаризм, деспотию, диктатуру. Слабая оппозиция – усиление властной вертикали, причем, при сохранении внешних атрибутов демократии. В Украине, на практике, оппозиция, скажем так, слабеет. В сухом остатке, каковы достижения оппозиции? Простой украинский гражданин, возмущенный тарифами, симптоматично ищет силу, которая бы его поддержала в стремлении оспорить эти тарифы. Но никакой практической (подчеркиваю – практической) помощи от оппозиции он не получает. Да, есть тематические группы в социальных сетях, брошурки, активисты, но большинство таких акций либо затратны, либо расчитаны на «приходите, обсудим». Между тем, в таком проблемном государстве как Украина оппозиция должна сама идти к людям. За примерами далеко ходить не надо: в царской России была тьма политпартий (после Манифеста), но остались лишь те, которые сами шли к людям. Между ними и развернулась основная борьба.

На данный момент, повторюсь, украинский гражданин оставлен один на один с властью. То, что РПЛ блокирует трибуну в парламенте, который мало что решает, стремительно теряя авторитет и реальное влияние, или отдельные слабые пикеты отдельных социальных групп, возможно, вдохновленные какими-то партиями, угрозы «Батькивщины» подать в суд, — это эпизоды политической борьбы между политическими силами за влияние. Подчеркиваю – исключительно между политическими силами, проще говоря, политмеждусобойчик. В лучшем случае, рядовому гражданину отведена роль зрителя. В том числе, и потому, что, с учетом уровня коррупции в судах, включая КС, на справедливый вердикт по тарифному вопросу вряд ли стоит надеяться. И инициаторы такого иска, скорее всего, это понимают.

В массовом сознании неизбежно понимание, что, если власть ополчилась на бедных (которые не способны отстоять свои интересы, в отличие от олигархов), никто не защитит. Беззащитность порождает страх, усиленный нищетой, а страх толкает либо к непримиримой борьбе, либо к покорности. В нашем случае, с учетом слабости парламентской оппозиции и неструктурированности внепарламентской, скорее случится второе: люди, понимая, что они всецело зависят от власти (в том числе, и за счет субсидий), будут уповать только и исключительно на власть. Какой бы она – власть —  ни была.

В этом смысле, украинской оппозиции полезно было бы отследить судьбу российской оппозиции после аналогичной реформы ЖКХ. Сейчас мы называем россиян «ватой», в том числе,  за их ориентированность на власть, за то, что они во всем оправдывают власть. Но эта «ватность» не возникла в силу факта проживания в РФ, она была тщательно культивирована мощной идеологической машиной и реформой ЖКХ, завышенными тарифами, бездарными социальными и экономическими преобразованиями, а также окостенением властной вертикали при деградации российской оппозиции. Российский протест выдохся в зародыше, потому что оппозиция заигралась в своем субсообществе, утратив связь с социумом. Не удивительно, что сейчас эта связь восстанавливается с таким трудом.

Ничего не напоминает? Нет?

Лилия Брудницкая, эксперт Центра структурной политологии «Выбор»

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *