Выборы в Госдуму РФ: выиграть Крым и потерять Россию

%d0%ba%d1%80%d1%8b%d0%bcАтаки украинскими националистическими силами посольства РФ в Киеве и представительства в Одессе были бы оправданы народным гневом, если бы хронологически не совпадали столь аккуратно с важными событиями: саммитом YES, саммитом Евросоюза, экстренной Генассамблеей ООН и выборами в Госдуму РФ. Строгая, я бы даже сказала – жесткая, сихронизация с этими и другими событиями дает достаточные основания считать атаки на представительства РФ если и спонтанным, то все же умело направляемым всплеском эмоций.

Объяснить все «рукой Кремля» проще всего. На самом деле, Кремлю настолько выгодны эксцессы в Украине против посольств и представительств, что вряд ли технологи Путина отважились на столь прямолинейные действия. Однако та же Москва в последнее время мобилизует своих сторонников в Украине, как не без тревоги заметил президент Петр Порошенко, с целью сместить или существенно ослабить правящий режим. И если эти внутренние силы, скажем так, получили намек, дескать, требуется продемонстрировать свою преданность, и начали действовать, события от пожара на «Интере» до поджога посольства РФ выстраиваются в единый сценарий. Поэтому, безусловно, косвенное участие России в атаках на российские же представительства можно предположить с высокой долей вероятности. Незначительный штришок: возвращение двух украинских пленных из России «прикрыто» шумом вокруг атаки посольства РФ, который (шум) использовали российские пропоСМИ, чтобы отвлечь внимание от возвращения украинских узников.

Своего рода предварительным тестированием организованности и реального влияния пророссийских политических сил должны были стать выборы в Госдуму РФ. Голосование и безопасность во время оного российских граждан, пребываюших в Украине, должно быть обеспечено украинской стороной, поскольку официально мы с РФ не пребываем в состоянии войны. Атака на посольство может быть прологом к новому обострению конфликта, что выгодно России, но существенно осложняет позиции Украины в неоднозначном Минском процессе. В частности, при правильной подаче, события в Киеве могут сойти и за экстремизм, особенно в восприятии европейских партнеров, и особенно на старте отопительного сезона. Это позволит ЕС устраниться от мирного урегулирования ситуации на Донбассе и либо частично снять санкции с России, либо открыто вести прямые широкие переговоры. Вопрос, в каком качестве в этих переговорах будет фигурировать Украина, остается открытым.

Но и Кремль, затевая выборы в Крыму, попался в ловушку. Во-первых, тактика, при которой те же Ангела Меркель и Франсуа Олланд могли, на публике осуждая Путина, вести с ним долгие и содержательные беседы, после выборов невозможна. По вопросу Крыма Евросоюз должен определиться: или он де факто признает территорию российской, или подтверждает ранее высказанную позицию о нерушимости границ суверенного государства «Украина». Возможно, канцлер ФРГ и президент Франции рады были бы снизить градус лицемерия. Но как это воспримут избиратели? Вроде бы с агрессором договариваться не комильфо, но и прослыть миротворцами в напряженный период тоже приятно во всех отношениях. Судя по аккуратным формулировкам «не признаем выборы в Госдуму РФ в Крыму», можно с высокой долей вероятности предположить, что ЕС по вопросу принадлежности Крыма и легитимности выборов в Госдуму РФ откликнется в настолько уклончивом формате, что это устроит всех. Кроме Украины, разумеется. Тем не менее, неопределенность не может длиться долго и, завязывая выборы на Крыме, Путин поставил своих партнеров в неудобное положение. Как они договорятся? Скорее всего, ситуацию смягчит газовая «взятка» ЕС, за что заплатят потребители газа в Украине.

Во-вторых, велик риск введения в международное право такого практического казуса как «территориальная юрисдикция де факто». Если Крым будет признан по факту «референдума» российским, теоретически любое государство, обладающее достсточно мощными вооруженными силами, получает право изрядно «покусать» соседей, проводя референдумы направо и налево. В перспективе это может срикошетить и по самой РФ, если Япония вздумает организовать плебисцит на Курилах. Единственное, что страхует от масштабных «разборок», это наличие ядерного оружия. Значит, на взаимные поток и разграбление будут отданы слабые и средней крепости государства. Которыми, разумеется, будут заботиться сильные державы, условно поделив планету на регионы влияния. Яркий пример такой картинки будущего, — Сирия. Но если мощи США должно хватить на контроль за нестабильными регионами, то с РФ, точнее, с ужасающим воровством госструктур РФ, это вряд ли возможно. (Доказано, кстати, примером СССР). Сдерживая внешнее напряжение на сопредельных территориях, России придется прилагать значительные усилия к упокорению народов на собственной территории. Мы не забываем, что Россия формально —  федерация. И субъект федерации способен, гипотетически, собраться с силами и сделать заявку на выход из РФ. (Кстати, как раз по этой причине Крым из отдельного федерального округа был присоединен к Краснодару). Экономически содержать громадную армию и зарубежные корпуса очень дорого. Наступит момент, когда «дорогие россияне» ощутят, мягко говоря, жесткий дискомфорт, и уже не в кошельках, а непосредственно в желудках. Жесткая управленческо-олигархическая вертикаль, выстроенная Путиным на цементе ФСБ, хороша в стабильных условиях (почему в РФ и «отмирает» все инакомыслящее), но при кризах она нежизнеспособна, поскольку, здесь все зависит от силы сопротивления силе подавления (доказано режимом Януковича). Если сила сопротивления превысит силу подавления, жесткая вертикаль рассыплется быстро и со скрипом.

Стоит ли Крым таких усилий? Кремль играет наверняка с легитимностью Госдумы РФ, поскольку, ставить под сомнение полномочия парламента в целом никто не станет. Мировое сообщество ограничится точечными санкциями в адрес депутатов от Крыма или иными локальными мерами. Это не помешает функционировать Госдуме РФ. Более того, крымский депутат под санкциями Кремлю выгоднее условно независимого крымского депутата, поскольку он более зависим непосредственно от администрации Путина.

Реакция украинской стороны на эти выборы, при всей эмоциональности и неоднозначности, возможно, покажется непоследовательной (сначала осудили, затем обеспечили голосование), но в данной ситуации, когда РФ обвиняет Украину в агрессии, единственно правильной.

Но сейчас в неудобном положении, благодаря пылким националистам с петардами,оказался сам Киев. Формально зачинщиков беспорядков следует арестовать, посольство – охранять и т.п. Эти действия по отношению к государству-противнику закономерно вызывают возмущение значительной части граждан Украины, особенно тех, кто пострадал или потерял родных в АТО, а также переселенцев. За свою сдержанность команда Петра Порошенко будет заклеймена как «анклав Кремля». Парадокс заключается в том, что именно «анклав Кремля» является едва ли не последней защитой от Кремля. И не потому, что у нас успехи в АТО. Петр Порошенко на сегодня воспринимается западными партнерами единственным человеком, способным хоть как-то контролировать ситуацию в Украине и даже, как показали последние дни, пытаться играть «свою игру». При дестабилизации ситуации, и здесь глава Украинского государства очень прав, влияние Кремля усилится в геометрической прогрессии. Мало кто заметил, что выборы в ГД РФ по Крыму наносят сокрушительный удар именно по Петру Порошенко с его «Крым – это Украина». Значит, не так уж удобен наш президент для Путина, как это иногда кажется?

Мы будем ожидать результатов выборов в Госдуму РФ. Только кажется, что это нас не касается. По раскладу сил в ГД можно будет судить о дальнейшей стратегии Кремля.

Лилия Брудницкая, эксперт Центра структурной политологии «Выбор»

 

 

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *