Сб. Янв 19th, 2019

День рождения ПАПы

Порошенко-ООН

Порошенко-ООН

Сегодня поздравляют с праздником президента Украины Петра Порошенко. И я присоединяюсь. Теплых пожеланий у меня более чем, ибо температура тела балансирует в двух десятых от +38 С. Я бы, конечно, предпочла +38С за окном, а не внутри, ну, да ладно, не колотит от холода и сырости – и на том спасибо.

Небо серое, сырое, а мне горячо от счастья, что -надцать лет назал президент наш родился. Стоп…А родился ли он президентом? Наверное, нет. Немалое количество сограждан помнят Петра Алексеевича Порошенко рядовым политиком, даже без чинов (было такое, трудно поверить, но было). Странно, что тогда день рождения Петра Порошенко был семейным (!) праздником. Сейчас же день появления нашего гаранта на свет – неофициальный праздник всей чиновничьей, деловой и политической рати. Скорее всего, такое отношение к дате, которая ранее была, в лучшем случае, проходной, коробит и самого Петра Порошенко, но факт есть факт: сколько реформ ни проводи, мышление чиновничества продолжает скрипеть по накатанной десятилетиями колее. А мы еще возмущаемся, дескать, декоммунизация идет со скрипом. Как же ей со скрипом не идти, если угодники при чинах продолжают традицию еще царской имперской Росии, славословя вышестоящего по самое не могу. Кстати, эту же традицию перехода личных, персональных, семейных праздников в полугосударственные усилили большевики, возведя день рождения Ильича в ранг государственного праздника, отменив Пасху. Причастный к власти обретал сакральность. Учитывая, что царская имперская власть была напрямую от Бога, понятно, почему на самого мелкого чиновника падал отсвет сакральности. Демократия предполагает власть от народа, народ святым быть не может (хотя были в истории случаи «богоизбранности»), следовательно, служители власти – не жрецы, не сопричастные наместнику Бога на земле, а обычные наемные работники. Которые могут устраиват посиделки по личным поводам исключительно неофициально. Сам наш действующий гарант, благо, не устраивает громких торжеств по этому поводу, как то делал его предшественник. Проблема в том, что, формально отходя от концепта «Папы всея страны», Петр Порошенко вынужден время от времени отыгрывать то «отца народов», то «беззаветного менеджера», то «бизнесена-дипломата». Есть и другие ипостаси.

Пока что у нашего президента получается, с горем пополам, балансировать ипостаси, но соблазн свалиться в барство, в патернализм велик. К этому, к сожалению, подталкивает и ситуация в стране: насилие, жестокость, страх, отсутствие четкого концепта хотя бы ближайшего будущего. Люди инстинктивно, на уровне подсознания, и коллективного, и индивидуального, ищут защитника. Папу. (Поиски Мамы были неудачны ввиду особенностей женщины, прптендовавшей на эту роль).  Достаточно вспомнить трагедию в Днепре: президент высказал соболезнования, призвал единым фронтом бороться со злом. Так может говорить разгневанный отец, но не президент. Тем более, гарант Конституции не может всерьез обсуждать идею частичного ограничения презумпции невиновности, а к обсуждать эту идею придется.

Лирическое отступление. Хорошо, что в мире существуют чашки объемом 1 литр! Заварил в таком жбане какой-нибудь ортосифон тычиночный и наслаждайся горячей жидкостью долго-долго. Дымок вьется, — р-р-р-омантика.

Но, в принципе, президент нашей страны имеет и день рождения как гарант, как должностное лицо. В случае Петра Порошенко, это день выборов 25 мая 2014 года. И, разрезая праздничный торт от Рошена, Петр Алексеевич вспомнит миг своего главного торжества, — инаугурацию. Адское солнце, сомлевший военный почетного караула, блестящая «тронная» речь, огромный кредит доверия, смутные, но большие, надежды….Прошло более двух лет. Такого сложного президентства, как у Порошенко, не было ни у кого из его предшественников. Но! Действующий гарант Конституции Украины мог сделать так, чтобы нынешние сложности были нивелированы или вовсе позабыты. Для этого требовалось всего-навсего умерить аппетиты тех, кто экскаваторными ковшами черпает из госказны на личные счета. Понятно, что ни тогда, ни, тем более, сейчас у Петра Порошенко не было сил и средств усмирить разгул олигархии (области в «кормление», добровольческие батальоны под конкретных олигархов сиречь личные армии, разворовывание военных бюджетов и т.п.). Но! У Петра Порошенко на тот момент было главное – поддержка народа. Имея такую поддержку, можно было хотя бы сделать заявку на прозрачные, честные правила игры. У Петра Порошенко, который мог противопоставить власти олигархов власть системы, ничего не получилось: создать управляемую вертикаль в Украине в принципе невозможно, маневрировать меж олигархов вряд ли приятнее, чем лавировать между ЕС, США и РФ. И если даже в схватке с олигархами Петр Порошенко одержит тактическую победу (что оч-чень вряд ли), у него, судя по косвенным признакам, всего один концепт против олигархов, — концепт всевидящего, доброго батюшки-царя. С учетом внешнего нажима отовсюду, концепт полностью оправдан, но, принимая во внимание особенности Украины как государства и граждан Украины как общества, нежизнеспособен.

Поэтому рискну предположить, что Петр Алексеевич за праздничным столом нет-нет да и призадумается о концепте. Впрочем, главное на данный момент – обеспечить политическую стабильность в стране. В переводе на общепонятный, отодвинуть во времени угрозу нового Майдана и смены власти.

Помимо мелких тактических маневров, у действующего президента есть всего один крупный козырь, — мир с восстановлением территориальной целостности страны (Крым, ОРДЛО). Стать Петром-миротворцем все равно что обеспечить себе твердый пропуск, как минимум, во второй тур президентских выборов 2017 года. С учетом того, что в России президентские выборы годом позже, мир в Украине и его особенности во многом зависят от Путина. Вернется ли Крым в состав республики Украина, в каком качестве будут реинтегрированы ОРДЛО, какими поправками придется насиловать Конституцию Украины, найдутся ли голоса, — все это и многое другое практически на 70% зависит от российской стороны. И если Петр Порошенко хочет быть князем мира для Украины, то Владимир Путин – князем мира для всего мира. Но даже такой, худой, мир требуется выморочить. Судя по всему, у Петра Порошенко получится достичь мира, как получалось удерживать страну от военизированного хаоса и от скатывания в по-настоящему гражданскую войну (что, быть может, и было в планах Кремля). Это будут Минские соглашения, вряд ли особо популярные в массах, особенно политических. На дрожжах неприятия Минских соглашений взрастет новая, зубастая, оппозиция, подпитываемая и внешними партнерами, и некоторыми олигархами. Так что, батюшки-царя из Петра Порошенко никак не получится, даже если бы он этого очень хотел.

Скорее всего, будет так: выстроится внешне стройная и местами даже с признаками стабильности демократия, которая по сути будет не более чем ширмой для олигархии. Схватки кланов станут обычным явлением, а президентом будет тот, кто сумеет наилучшим образом услужить наиболее влиятельным олигархам или укрепить влияние олигархов среднего уровня до «высшей лиги».

Генезис такой системы неумолимо приводит к тому, что олигархи дерутся за первенство и главенство, а затем те из них, кто выйдет в финал, приходят к выводу, что олигарх во главе пирамиды лучше, чем олигарх, дергающий за веревочки номинального главу пирамиды. По такому принципу выстраивалась ельцинская Семья в России, по этому же принципу потихоньку форматируются ветви реальной власти и в Украине. Достаточно отметить, что на данный момент мы можем говорить о нескольких де факто президентах: культуру по умолчанию курирует Виктор Ющенко, партизански залазит он и в экономику, сложнейшие Минские переговоры в ведении Леонида Кучмы, Виктор Янукович периодически отыгрывает театрального злодея, а Леонид Кравчук – патриарха на покое. Петру Порошенко, по сути, остались внешнеполитическая деятельность, финансы (экспортную экономику курирует Кучма),  представительство и ВПК. Впрочем, такой конклав президентов тем хорош, что до поры до времени обеспечивает шаткий баланс интересов различных кланов: одни президенты прочно ассоциируются с определенным кланом, другие сами стали во главе кланов. Так что, срастание формальной и реальной власти налицо.

Впрочем, вряд ли Петр Порошенко заглядывает так далеко в будущее. В нем еще бушует триумф Майдана, но нужно заниматься отнюдь не романтическими вещами. Вряд ли, думая о президентстве, Петр Порошенко представлял его себе именно так. И сейчас, празднуя в шумной компании или,быть может, уединившись, не жалеет ли он втайне и о политике, и о президентстве, и о  краткосрочной перспективе? В любом случае, даже если и жалеет, — назад пути нет. Мосты сожжены там, на Майдане.

По-граждански я желаю Петру Порошенко стать тем украинским президентом, о котором будут вспоминать тепло. По-политически я бы хотела, чтобы Петр Порошенко вынырнул из межведомственных дрязг и системно занялся геополитикой и государственным строительством. А по-человечески я бы желала этому политическому деятелю действительно умных и прееживающих за судьбу страны советников.

Но, наверное, я все-таки идеалистка.

Лилия Брудницкая, ЗамПолит

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *