Кучно пошли: зачем столько компромата в октябре

Фото Департамент комунікацій КМУ

Фото Департамент комунікацій КМУ

Кто, быть может, заскучал в понедельник, 24 октября, наверняка оживился к вечеру того дня и во вторник. Во-первых, «расшифровки Суркова», во-вторых, скандал с депутатскими зарплатами, в-третьих, кадровые решения в ГПУ и НБУ, в-четвертых, обвинения Онищенко. Главное – кучно так пошли, что невольно возникает подозрение, а случайна ли синхронизация во времени? Скорее всего, и да, и нет.

Да – потому, что как раз во вторник было помпезное заседание Национального совета реформ, где президент Украины Петр Порошенко и премьер-министр Владимир Гройсман красочно очертили перспективы, тренды, достигнутый и будущий успех. Оттенить светлое будущее как раз и должны бы все эти «точечные» скандалы, сливы и обвинения, особенно от Онищенко.

Нет – потому, что событийно-скандальная пестрота с изрядной примесью компромата напоминает вслеск политтворческой активности на финальном отрезке выборов. И хотя в Украине выборов нет, в США президентский марафон вышел на финишную прямую. Осталось меньше двух недель. И если с этой точки зрения анализировать события двух последних дней, они обретают достаточно жесткую причинно-следственную подоплеку.

Итак, причина – ожидаемые коррективы в объемах и характере поддержки украинских политических сил со стороны США. Следствие: конкуренты (в Украине) стараются предъявить свои предварительные «козыри» внешним партнерам, кое-кто пытается поставить подножки слабакам и попинать конкурентов.

Судя по косвенным признакам, речь идет о поддержке или неподдержке конкретно команды Петра Порошенко. В игре не только и даже не столько всеукраинские политические силы, сколько российские и европейские.

Как это выглядит на практике? Начнем с «переписки Суркова». Компромат появляется накануне заседания Национального совета реформ под председательством Президента Украины. Возьмем в скобки все эмоциональные реакции на «листки Суркова» и представим, как воспримут их третьи читатели. С этой позиции, «листки Суркова» выглядят как обычный план разработки темы. Не суть важно, правдив он или нет, куда важнее, что, в комплекте с таким документом президент Петр Порошенко и его команда воспринимаются как жертвы сепаратистских тенденций, которые (тенденции), оказывается, не ликвидированы и даже не локализованы зоной АТО, а стараниями Кремля расползаются по Украине. Разумеется, третьи читатели логично подумают, что надо президенту и его команде помочь.

Как ни парадоксально, именно сейчас и именно такой компромат косвенно выгоден Банковой, чтобы частично оправдать отсутствие громких и видимых результатов в борьбе с коррупцией и «перевести стрелки» на Россию. Но не только этим.

Отсутствие громких «посадок» коррупционеров западные партнеры нашей страны еще могли бы пережить. Куда болезненнее для них другое, — исходя из «листков Суркова», президент плохо контролирует ситуацию в приграничных регионах страны. И если настаивать на выборах в ОРДЛО и на внесении децентрализационных поправок в Конституцию Украины, имеется угроза, что наша страна начнет «сыпаться». В чем США вряд ли заинтересованы.

Вряд ли компромат такого уровня может впечатлить кого-то в США, но штришков, несомненно, добавит. Подчеркиваю: независимо от того, реален он или сфабрикован.  По той же цели, кстати, бьют (куда сильнее) и обвинения Онищенко в адрес Порошенко.

Любопытно, что такой слив компромата опосредованно выгоден и Кремлю: хроошая проработка ситуации в пограничных регионах Украины (что есть – то есть) и контроль пограничных с нашей страной государств (Венгрия, Румыния, Молдавия). Россия на фоне такого компромата воспринимается как подлый, но сильный субъект мировой политики. И если это так, вопрос и ответ о происхождении компромата становятся очень интересными.

Вернемся к заседанию Нацсовета реформ. Что сказали президент, премьер и спикер? Суммарно примерно так: мы бизнесу прозрачные и понятные налоговые и регулятивные схемы, бизнес нам (государству) – высокие зарплаты украинцам и налоговые отчисления, а все вместе – инвестиционную привлекательность. Петр Порошенко много и детально говорил об «упрощенке» и своевременном возмещении НДС, об электронных налоговых процедурах (е-кабинет плательщика). Владимир Гройсман акцентировал все-таки на инвестициях и – особо – на реформе украинской таможни. Которую начнут в кратчайшие сроки (1 января 2017 года). Таможня, разумеется, интересна нашему бизнесу, но куда интереснее внешним нашим экономическим партнерам. Эксперты из США и ЕС еще несколько лет назад отмечали – основные коррупционные прибыли наживаются как раз на границе. Поэтому новая реформа больше адресована вовне, чем внутрь.

В целом, все это похоже на основные тезисы предвыборных президентских программ и инвестиционных «зазывалово» для капиталовкладчиков. Собственно, таковыми они и есть. Только не для внутреннего, а для внешнего восприятия. Не случайно в ЕС, еще вчера опровергнув новые сроки безвиза для Украины от Порошенко, спешно откорректировали свои же сомнения в пользу 24 ноября.

Кстати, о коррупции. Активизировались в Генпрокуратуре. Нельзя сказать, что Генпрокуратура не работает, — работает, и результаты есть. Проблема в том, что эти результаты не настолько резонансные, чтобы «здесь и сейчас» прогреметь за океан. Опытные следователи знают, что самые громкие результаты расследований – те, до которых приходится нудно и долго докапываться, и кроются они нередко в мельчайших деталях. Но нужно ведь показать результат, и срочно!

Некоторые дела почти доведены до финальной стадии, до передачи в суд. Однако вдруг Генеральный прокурор на брифинге говорит о реорганизации структуры, расследовавшей дела Януковича и Ко и убийств на Майдане. В частности, Юрий Луценко заявил, что его заместитель Юрий Столярчук остается прямым руководителем и начальника Департамента спецрасследований Сергея Горбатюка, и новосозданного Управления по расследованию преступлений, совершенных преступными организациями. А к Сергею Горбатюку есть вопросы и от резонансных дел он будто бы отстранен.

Исходя из нашей версии, не суть важно, какие дела, важно – будут переданы до конца года. И все же, изменился чрезвычайно важный аспект: если нынешнее украинское законодательство позволяет оспорить приговоры суда по Януковичу и Ко и, не исключено, изначально по отдельным персоналиям и были «договорняки», то сейчас все меняется, и суд, и приговоры, — все будет по-настоящему и без обжалований. «Кто не спрятался – я не виноват».

Сам Юрий Луценко в ходе брифинга подчеркивал, что он назначен президентом и он обещал это сделать до конца текущего года. Прямая связка «президент пообещал – президент сделал». Допустим, если в президентской гонке в США победит Хиллари Клинтон, поддержка Украине будет продолжена и, вероятно, в более широком объеме, чем сейчас. В случае же победы Дональда Трампа Украине имеет смысл запастись аргументами и фактами, что и делает команда президента.

Симптоматично в этом контексте назначение Богдана Данилишина, введенного президентом в Набсовет НБУ, председателем Набсовета. Мы ранее отмечали, что Нацбанк  — один из важнейших бастионов Петра Порошенко. Сейчас президент укрепляет этот бастион. Вряд ли он готов пожертвовать Валерией Гонтаревой, однако, к ней появились вопросы у Игоря Кононенко (к нему, кстати, появились вопросы и у финдепартамента США), и у МВФ. Поэтому фигура Гонтаревой укрепляется Данилишиным.

А то, что схватка за НБУ будет продолжена, несомненно. Оппозиция президентской команде, в свою очередь, идет в контратаку. Депгруппу «Воля народа» оставил один депутат, поставив удобное, лояльное и компактное депутатское образование на грань исчезновения. Скорее всего, как превентивную меру по укрощению строптивых воспримут в РПЛ заявление Юрия Луценко о вероятном новом представлении на задержание и арест Игоря Мосийчука. Лидер фракции «Батькивщина» Юлия Тимошенко собирает на днях в парламенте «круглый стол» с обманутыми вкладчиками. Ее команда готовит блицкриг по тарифной тематике. Внезапно приходит информация о том, что застрелился экс-руководитель Качановской женской колонии, где ЮВТ отбывала срок. Не слишком громкая смерть и слишком вовремя, чтобы на леди Ю не была отброшена легкая тень. Кто был заинтересован в гибели или несчастный застрелился сам, не суть важно. Важны эффект и последствия. Повторюсь, легкая тень на ЮВТ отброшена. И если в РФ это мало кого смутит, то в США новое руководство, независимо от того, кто победит в гонке, будет особо щепетильным. По крайней мере, в первые полтора-два года уж точно. И если сейчас гибель экс-начальника колонии забудется, дело обязательно всплывет. Помимо этого, погибший мог быть привлечен к одному из многочисленных дел Януковича как свидетель. Возможно, этого кое-кто и опасался. Юлия Тимошенко выразила соболезнование родным погибшего. Если точка и поставлена, то крайне неаккуратно и в самое невыгодное для нее время.

Здесь кстати подвязывается скандал с депутатскими зарплатами. Пока что не слишком муссируется, кто инициатор, хотя он успел в соцсетях обосновать свою позицию.

Это значит, что, если в США решающей станет неделя после Хэллоуина, то в Украине показательные выступления пройдут в Верховной Раде, — неделя ведь пленарная. И стороны, пробуя друг друга на крепость, запасаются темами и проблемами. Возможно, потому, что исход марафона в США обещает быть трудно предсказуемым.

Впрочем, нам, в Украине, к непредсказуемым марафонам не привыкать. И к досрочным и внезапным – тоже.

Лилия Брудницкая, эксперт ЦСП «Выбор»

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *