Отставка Саакашвили: технологии против технологий

СаакашвилиГлава Одесской ОГА Михаил Саакашвили уходит в отставку. Об этом он заявил 7 ноября 2016 года. Выбор даты и тональность заявления главы ОГА Михаила Саакашвили о своей отставке свидетельствуют о том, что, если озвученные тезисы и были импульсивными, то само решение принято на холодную голову и с дальним прицелом.

Хотя, благодаря декоммунизации, 7 ноября обычный день календаря, все же у многих граждан эта дата ассоциируется с некими политическими возмущениями. Заявив о своем желании оставить пост главы ОГА именно 7 ноября, Михаил Саакашвили достиг сразу нескольких целей: заполнил информационный вакуум, соотнес революционные порывы с историческими событиями почти столетней давности и удачно вышел из потока е-декларантов. Эти нюансы указывают на высокие политические претензии Михаила Саакашвили в Украине. Впрочем, их политик никогда и не скрывал.

Сейчас важно другое: это стратегический ход или технология?

Момент для политического рестарта выбран очень удачно, что, безусловно, гвоорит в пользу технологии. Во-первых, народное возмущение имуществом и доходами госчиновников, стабилизировавшись, все же остается довольно высоким. Отделив себя от массы е-декларантов, Михаил Саакашвили обнуляет негативы своей деятельности в Украине и делает заявку на роль лидера в широкой украинской оппозиции к действующей власти. Во-вторых, когда бы ни были досрочные или срочные выборы, у партии Саакашвили достаточно времени для раскрутки, что делает его заметным конкурентом. И этот нюанс также в пользу технологий.

В пользу стратегического хода Михаила Саакашвили как самостоятельного политика, — тональность заявлений 7 ноября 2016 года. Обращают на себя внимание три тезиса: знак равенства между Януковичем и Порошенко, резкая оппозиция «этой власти» (действующей власти) и жалобы на недостаток средств. Два первых тезиса настолько эмоциональны, что могут служить прикрытием для третьего, который и является главным. «Когда мне приходится как монгольскому хану палатки ставить на посмешище всему миру, на дорогах работать в палатках и выбивать жалкие копейки на эти дороги, которые не ремонтировались десятилетиями, в то время, как они декларируют столько наличности, что хватило бы сделать все украинские дороги!!!» — возмущался Михаил Саакашвили.
Скажите, вам эта фраза ничего не напоминает? Да, это вариация тезиса «наши чиновники столько награбили, что смогли бы кредитовать МВФ». Но если это обезличенные комментарии, то сейчас цитата: «А теперь скажите, голуби сизые, где вы эти деньги взяли?» Слова президента Украины Петра Порошенко.

Судя по реакции Банковой, там к отставке Михаила Саакашвили относятся спокойно, переводя все «стрелки» на Кабмин. Следовательно, такого шага от импульсивного главы Одесской ОГА ожидали. Вряд ли погрешу против истины, если предположу, что отставка неоднократно обсуждалась с определением наилучшей даты для оглашения таковой. Отсюда можно сделать вывод о согласовании и тезисов, озвученных Михаилом Саакашвили 7 ноября.

Но не всех. Вопрос о деньгах оказался куда болезненнее, чем предполагали Петр Порошенко и Михаил Саакашвили. После неудачи партии Саакашвили на парламентских выборах в Грузии поле для маневра Саакашвили-политика значительно сузилось. Синхронно возросла важность и кадров команды Саакашвили, и финансовых потоков, ими контролируемых. В этой связи очень интересна история с отставкой Зураба Аласании с поста гендиректора НТКУ.  Зураб Аласания заявил о своем намерении 1 ноября 2016 года, мотивируя решение скудным бюджетом НТКУ на 2017 год, что не позволит развивать телекомпанию и провести «Евровидение». Михаил Саакашвили также пожаловался на недостаток средств, припомнив историю с ремонтом дороги (работа в палатке). Отсюда вывод: что-то изменилось в финансовых потоках, и стороны не смогли поделить таковые.

Симптоматично, что с поста главы Одесской полиции ушел и Георги Лорткипанидзе, по причине непродуманной кадровой политики, что привело к дефициту полицейских в области. Глава Нацполиции Хатия Деканоидзе на брифинге 7 ноября, однако, комментировать оставку Михаила Саакашвили категорически отказалась, но не удержалась от завуалированных «шпилек» в адрес ГПУ.

Суммарно картина такова, что команда грузин-антикоррупционеров обиделась на «новую» власть, которая оказалась мало чем отличающейся от «старой». Тогда почему президент реагирует так спокойно?

Версия первая. Отставки грузинской команды – часть политической многоходовки. Понимая, что недовольство будет нарастать, Банковая пробует сыграть на опережение, как при тушении таежного верхового пожара – встречным пожаром. Слишком многое связывает Петра Порошенко и Михаила Саакашвили, чтобы они поссорились из-за «коррупционеров». Но если предположить, что Михаил Саакашвили возглавит оппозиционный антикоррупционный фронт с тем, чтобы перехватить протестный электорат и создать тем самым действующей власти надежную амортизационную подушку, многое получает объяснение. Гонимый Михаил Саакашвили может оказаться привлекательнее ранее гонимой Юлии Тимошенко, чья е-декларация своей скромностью вызвала не меньшее возмущение, чем роскошные декларации других политиков. У Михаила Саакашвили декларация как раз «средняя». Такой комбинацией Юлия Тимошенко отодвигается на роль одного из лидеров одной из оппозиционных партий. Если она начнет формировать оппозиционный фронт – тем лучше! Дробление оппозиций, два фронта, взаимно ослабляющие друг друга, – это еще больше в интересах власти.

И уж если Михаил Саакашвили так хорош в роли тарана, он может сыграть позитивную роль рычага для усмирения чиновников-декларантов, которых теперь будут проверять и которые, разумеется, глухо ропщут. Глухой ропот в ветвях власти, особенно снизу и на среднем уровне, опасен, особенно сейчас. И Саакашвили со своим антикоррупционным форумом, с выпадами в адрес особо зажиточных декларантов, собьет или уменьшит эту волну недовольства.

Версия вторая. Нет такой дружбы, которая бы не могла перейти в ненависть. Повторюсь, чаще всего, из-за денег. Не исключено, что помощь, обещанная Михаилу Саакашвили на грузинских выборах, или была оказана в меньшем объеме, чем оговаривалось, или это была помощь такого рода, что не способствовала успеху его партии в Грузии. Помимо этого, охлаждение Петра Порошенко к реформаторским порывам Михаила Саакашвили синхронизировано с охлаждением отношений с МВФ и, что куда болезненнее, с Евросоюзом. Губернатор ОГА указывает на закрытие ЦОНа, который сам же президент и открывал, как символ «отката» реформаторской политики и сговор с кланами. В пользу этой версии и завуалированные нападки на премьера Владимира Гройсмана, и обида за использование как бренда «Саакашвили» в качестве тарана, чтобы свалить Яценюка. Косвенным мотивом могут стать и результаты президентских выборов в США. Очевидно, что-то для Украины и конкретно для Петра Порошенко изменится не в лучшую сторону, кто бы ни победил. И если это так, то Михаил Саакашвили отмежевывается от «новой» власти в самый последний, но очень удачный, момент.

Обе версии сходятся в одном: Михаила Саакашвили используют, разница лишь в продолжительности использования. Возможно, эмоциональный взрыв 7 ноября – это реальная попытка начать «свою игру». Однако сейчас, после неудачи на парламентских выборах в Грузии, настаивать на своих условиях даже в диалоге с Петром Порошенко Михаилу Саакашвили куда сложнее. И он, по сути, повторил тот же сценарий, что и Юлия Тимошенко по отношению к Виктору Ющенко. Говорит ли это о президентских амбициях Саакашвили? Все может быть.

Главной интригой недели станет конкурс на вакантную должность. Если, конечно, Михаил Саакашвили не передумает. Вряд ли такое возможно, ведь он четко указал, что намерен начинать борьбу с Киева (где ему придется вступить в борьбу с не менее амбициозным антикоррупционером Виктором Кличко), и все же, вероятность есть. Тем более, кандидатуры называются различные: от Алексея Гончаренко до Виктора Ковальчука. В любом случае, это назначение будет очень показательным.

Лилия Брудницкая, эксперт Центра структурной политологии «Выбор»

 

 

 

 

 

 

 

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *