Сам себя посадил, или Лебединая песня

Те, кто дал добро на появление Виктора Януковича на публике в качестве свидетеля по уголовному делу, возможно, преследовали цель красиво отделаться от него: к текущему моменту для Путина он как чемодан без ручки, мешает окончательно помириться с ЕС и с США, снять санкции. Поэтому, на радость нашей ГПУ, россияне позволили беглому политику почти что оговорить себя.

Первая оговорка: войска на Майдане

Момент, который невозможно забыть, это частичная амнезия Януковича, совсем как в фильме «тут помню – а тут забыл». Даже был вопрос о состоянии здоровья свидетеля, ответ на который так и не был получен. Запомним это.

Все-таки, видимо, Виктор Янукович кое-что помнит о событиях тех дней. К примеру, он говорит о подписании соглашения об урегулировании ситуации в стране: «Когда было подписано соглашение, мы сразу начали его выполнять – отвели войска». Позже один из представителей потерпевших пытался пролить свет на «мы» и «отвести войска», однако Янукович учуял подвох и от ответа уклонился: «После подписания соглашения я собрал руководителей правоохранительных органов, зачитал это соглашение и обратился к народу».

Вторая оговорка: дата побега в Россию

Виктор Янукович твердил, что в Россию он уехал только 23 февраля 2014 года. Таким образом, когда Верховная Рада принимала постановление, которым констатировала самоустранение ВФЯ от исполнения своих обязанностей, она превысила свои полномочия. Однако в ответе на следующий вопрос он, хотя о дате речи не шло, настаивал на 24 февраля как дате попадания в Россию.

Даже самый забывчивый и рассеянный человек вряд ли перепутает даты, когда речь идет о побеге из страны под угрозой физического уничтожения. Значит, или Янукович был переправлен через границу Украины в невменяемом состоянии, или далеко не он руководил побегом.

Отбеливание угля

Вроде бы оговорки замяли, но вопросы остались без ответа. Попробуем поискать ответы. Итак, на тот момент глава государства – Янукович – был Верховным Главнокомандующим. Соответственно, все то, что делали внутренние войска и армия, должно было быть в ведении президента. Значит, судя по его словам, войска к Майдану все-таки подтягивались. Скорее всего, то были внутренние войска. Значит, Захарченко. Тот самый Захарченко, который был дружен со старшим сыном Януковича – Александром, чей кабинет был в АП на 4 этаже. Далее, Виктор Янукович сделал оговорку «мы». Отсюда вывод: он, как минимум, о передвижении войск знал, пусть и постфактум. И наверняка использовал передислокацию войск в качестве аргумента в переговорах с лидерами оппозиции. Вполне вероятно, на самом деле активное участие и в «рулении» силовиками, и в переговорах принимал его сын, а ВФЯ докладывали итоги и таскали его под камеры, как новогоднюю елку.

Близко войска сын Александр и его друг Захарченко подвести не смогли, потому что, в Киеве были министры трех стран Евросоюза. Логично, что в те дни для ВФЯ и для тех, кто за ним стоял, главное было – выиграть время и заручиться хотя бы нейтралитетом Евросоюза. Поэтому, повторюсь, в переговорах были задействованы и силовые аргументы. Когда соглашение было подписано, Майдан понял очевидное: как только министры уедут, протестные лагеря разгонят силой, возможно, после провокаций.

Против кого стреляли?

И здесь интересный нюанс. Виктор Янукович так настойчиво говорил о том, что расстрелы выгодны лидерам Майдана, так стройно выкладывал аргументы «за», что невольно захотелось поискать аргументы «против». Допустим, что кровь и расстрелы были действительно выгодны лидерам тогдашней оппозиции. Но, если учесть передислокацию войск ближе к Киеву, именно действующей на тот момент власти поначалу было бы очень на руку несколько убитых, так как, оправдывало силовое подавление протеста. В первую очередь, для Запада. Если бы стрельбу спровоцировали радикалы, они бы целились далеко не в «Беркут».

Могу предполагать, что на Майдане каким-то образом узнали об этих планах и сообразили, что у них почти не осталось времени для маневра. И вынуждены были сыграть на опережение. Логично. Только прямых доказательств нет, что и позволяет сейчас противной стороне свободно жонглировать обрывками воспоминаний и тасовать аргументы, факты и домыслы.

Фигуры дела

От допроса Виктора Януковича ожидали сенсационных имен и фактов. Прозвучало то, что прозвучало. Сергей Тигипко и 54 депутата предали его в Верховной Раде, Фирташ и Левочкин ввели в заблуждение о ситуации в стране. Яценюк кривил душой, а Кличко пропихивали в новое компромиссное правительство, к немалому удивлению Януковича, но тот был на все согласен.

Отметим, что Виктор Янукович, говоря о президентстве, не смог внятно ответить на вопрос о системе информирования о событиях в стране. Отсюда вывод: его если и информировали, то крайне фрагментарно и избирательно. Судя по всему, Янукович мало интересовался происходящим  стране.

То, что он наговорил, не дает оснований привлечь названных лиц соответчиками по делу о госизмене, обвиняемым в которой отныне Виктор Янукович и является.

И здесь история с Януковичем круто сворачивает даже и не в политику, а в политтехнологию. Во-первых, Генеральный прокурор Юрий Луценко огласил подозрение, оградив себя от обвинений (почему ВФЯ только свидетель, он должен быть обвинен). Во-вторых, интересно, что Янукович назвал тех политиков, которые, мягко говоря, составляют угрозу действующей власти. То есть, подозрение и допрос являются своего рода анонсом другого дела – о госизмене. По этому обвинению реально привлечь указанных и не названных пока что лиц в качестве свидетелей или даже соответчиков.

Сбросить Яныка изящно

Вопрос, зачем был весь слабо срежессированный этот спектакль, на самом деле главный. Очень похоже на то, что Виктора Януковича действительно намерены «слить». Все, что он мог сказать, он сказал. Более того, «легитимный» выболтал, возможно, то, чем его заманили на главную роль, — обещание сделать «царем Донбасса». Если проанализировать его шестичасовые ответы с точки зрения адресации жителям Востока и Юга Украины, многое получает свое объяснение. Виктор Янукович намекнул, что не против принять участие в новом «круглом столе» по урегулированию ситуации в Украине.

Итого: некоторые карты открыты, пасьянс, однако, еще не сложился. «Круглого стола», конечно, не будет, и в РФ это отлично понимают. Сейчас, судя по всему, идут многосторонние переговоры на предмет «мы вам Донбасс – вы нам Крым». В качестве бонуса выдали виртуального Януковича, который свято верит, что вернется в Украину каким-то властителем (больно ретиво рвется защищать).

Сейчас ГПУ сделала, по сути, заявку на экстрадицию Виктора Януковича. Предположим, что Россия выдаст его. И поставит нашу Фемиду в крайне неловкое положение: вроде бы, надо за решетку, да все же бывший президент как-никак. Если же РФ оставит Януковича себе как источник компромата, придется терпеть неудобствия, в том числе, и остракизм Запада. Поэтому с «легитимным» надо что-то решать. Что именно? Повторюсь, он был бы неплох как прикрытие в Донбассе, марионеточный король с марионеточным парламентом. В Донбассе все же остались некоторые симпатики Януковича.

Впрочем, есть и вовсе шальная версия. Предположим, переговоры идут полным ходом и достигнут некий компромисс. Именно поэтому дан ход расследованию дел Майдана. Предположим громкий политический процесс о госизмене, где соответчицей будет Тимошенко. Почему нет? Была в тюрьме – не повод не вмешиваться в политику. Тем более, не ЮВТ есть компромат, ее слова по Крыму на историческом заседании СНБО. И Янукович сослужит свою службу, не народу, так действующей власти. Полагаю, его будет греть мысль о сохранении такой милой стабильности. А у если с Януковичем что-то случится, Тимошенко превратится в фигуру поистине демоническую.

А непокорные, буйные женщины, по словам Януковича, не так успешны, как ласковые и мирные.

Лилия Брудницкая, эксперт Центра структурной политологии «Выбор»

 

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *