Откупились, помирились и затаились: дело Новинского выгодно всем

Голосование Верховной Рады в четверг, 8 декабря, по представлению ГПУ о привлечении народного депутата Вадима Новинского депутатской неприкосновенности стало настолько многозначным событием, что сами парламентарии в кулуарах говорили не столько о победе справедливости, сколько о бизнес-версии. В любом случае, все происходящее укладывалось в «цель оправдывает средства». Каковы же цели?

Бизнес-цель после голосования всплыла моментально, с подачи, надо полагать, самого Вадима Новинского, но быстро погасла. О ней говорил,  в частности, «радикал» Андрей Лозовой в комментариях журналистам в кулуарах, что якобы Петр Порошенко хочет «отжать» у Вадима Новинского долю в «Метинвесте». Сам Вадим Новинский в тот еж день чуть ранее выразился гораздо аккуратнее, сказав об «экономической подоплеке преследования» и проиллюстрировав этот тезис обыском в «СмартХолдинге». В пользу бизнес-версии не совсем аккуратные действия ГПУ, в том числе, и при обыске одного из директоров «СмартХолдинга». Скорее показательный обыск, чем реальное следственное действие.

Не столько эти заявления, сколько упорное нежелание Вадима Новинского, намекая на заказчиков, называть их, свидетельствует в пользу бизнес-версии. «Вы же умные», — стандартный его ответ.  Мы можем предположить, что, если  имущественные споры имеют место быть, то сейчас они прерваны. Стороны решили продемонстрировать свои силы перед решающим раундом консультаций. После этого переговоры возобновятся и позиции участников будут существенно скорректированы.

Политическая цель. Хотя Вадим Новинский был, мягко говоря, опечален голосованием по его вопросу, он и Юрий Бойко оказались готовы к такому повороту событий. Спустя несколько минут оба вышли на брифинг. Были нервными, слегка подавленными, но не испуганными. План «Б» у них точно есть. И, похоже, этот план может принести им серьезные дивиденды. Скорее всего, речь идет о разгоне политических аспектов дела Новинского на внешних площадках. Судя по  озвученным намерениям подавать в международные суды, направление перспективное для ОП в принципе, но малоутешительное для Новинского конкретно. Деликатный момент может осложнить Украине и получение безвиза в кратчайшие сроки, и сотрудничество с кредиторами, если оппо-блоковцы насобирают достаточно доказательств, что их бизнес щемят по политическим мотивам. Отличная раскрутка для ОП и некая гарантия от запрета по аналогии с КПУ. Видимо, такие соображения повлияли на вялое сопротивление Генпрокуратуре. Не случайно Вадим Новинский прямо обвинил Петра Порошенко в причастности к свержению Владимира.

Поскольку доказательства будут (хотя политические мотивы здесь не основные), противостояние БПП и ОП обострится, что принесет существенные выгоды обеим сторонам. ОП подтвердит своим потенциальным избирателям статус неправедно гонимой силы и попутно подхватит и разовьет тему «истинного православия». БПП получает отличного внутреннего противника, врага, с которым сложнее сражаться, чем с Путиным и Россией. Кстати, судя по рейтинговой динамике, «НФ» с его эмоциональными призывами «бить Россию» был воспринят социумом, и БПП на таком фоне выглядит слишком инертно, чтобы технологи не обеспокоились. В данной ситуации, ОП – идеальный враг и идеальная альтернатива врагу-России: Кремль далеко, а экс-«регионалы» близко и, что важно, они в поле досягаемости хоть каких=то воздействий. Значит, будет и результат. Во всяком случае, он (пусть и промежуточный) случится скорее, чем победа  в войне с  Россией и досрочные выборы. И сыграет существенно в пользу БПП.

Эзотерическо-политтехнологическая цель. Голосование по снятию неприкосновенности с Вадима Новинского только потому было результативным, что, в случае отказа, поднялась бы кампания «отменить для депутатов неприкосновенность вообще». Законопроект давным-давно готов ко второму чтению и может быть поставлен в повестку дня молниеносно. В том, что у коалиции хватило бы голосов его принять, можно сомневаться, однако вероятность позитивного голосования есть всегда. Чего многие парламентарии, по вполне понятным причинам, опасаются. Не случайно лидер фракции «Батькивщина» Юлия Тимошенко подытожила голосование по Новинскому словами о том, что, дескать, раньше все агитировали за снятие неприкосновенности, оказавшись в парламенте, «замолчали» этот деликатный вопрос. Другие фракции наверняка так же эмоционально пройдутся по неприкосновенности, зная, что сейчас, откупившись Новинским, они могут какие-то недели-месяцы не особо переживать по этому поводу. Правда, непринятие отказа от неприкосновенности аукнется на выборах, но сейчас о выборах в краткосрочной перспективе мало кто думает.

Банковая, в свою очередь, получила главное – принятие депутатами механизма откупа. Депутаты не станут защищать друг друга, если Генпрокуратура подаст еще одно представление, и процедура на сей раз будет несоизмеримо короче по времени. То, что Верховная Рада в целом становится существенно слабее, похоже, в самом парламенте мало кого беспокоит. Главное, они остались с неприкосновенностью.

И последнее. Вадим Новинский допустил серьезную ошибку – он проговорился. Выступая в зале, Новинский заявил, комментируя слова Генерального прокурора о более чем 40 переговорах по телефону за день Новинского с Коряком, что «они были, я подтверждаю это. Но они были после того, как ко мне обращался Драбинко, он мне звонил, просил о помощи. Я перезванивал после этого и передавал просьбы Драбинко, передавал эти просьбы Коряку. Драбинко звонил не только мне, он звонил другим народным депутатам, он звонил другим высокопоставленным особам в нашем государстве, и они тоже звонили Коряку. Почему же их тогда ни в чем не обвиняют, тех людей, которые тоже вместе со мной звонили Коряку и просили о помощи Драбинко?»

Эта оговорка перевернула дело. Потому что, если звонки были, но носили «мирный» характер, тогда почему Драбинко просил о помощи? О помощи какого рода, кому и из-за кого\чего? Косвенно подтверждается версия ГПУ, что Коряк получал указания от Новинского. Почему Драбинко, по словам Новинского, звонил «не тллько мне, он звонил другим народным депутатам»? И эти «другие высокопоставленные лица» также звонили Коряку, по словам Новинского. Значит ли это, что Драбинко действительно был фактически под конвоем, если так часто и так многих просил о помощи? Наверное, что-то происходило. Вряд ли версия ГПУ верна в целом, но в деталях она может быть очень точной. Подключение к списку свидетелей экс-президентов является сигналом, что у Юрия Луценко большие виды на этот процесс.

Дальнейшее развитие событий во многом зависит от тактики Вадима Новинского. В том числе, и по этой причине об был сегодня немногословен в кулуарах. Он может согласиться на выведение в гонимые символы ОП, но может и отказаться. Если он согласится, начнется бурная политическо-судебная кампания, ОП подаст иски во все мыслимые и немыслимые суды, пытаясь одновременно очернить Генерального прокурора. В свою очередь, Юрий Луценко подтвердит свой имидж борца с коррупцией, мол, как коррупционеры активизировались его очернить!  Если Новинский быть жертвой откажется, дело могут замять по достижении бизнес-соглашения или все-таки раскрутить для иллюстрации «мы не только ловим, но и сажаем коррупционеров». Наконец, третий вариант, который вечером в кулуарах обсуждался как наиболее вероятный, — Вадим Новинский пойдет в суд и выиграет дело. Потому что, никаких весомых свидетельств против него на данный момент нет. Они – доказательства – могут появиться, и быть убедительными, но Новинский получает возможность аргументировать, дескать, сфабрикованы. При наличии же умелых адвокатов высоки шансы выиграть дело. Что Новинский, судя по всему, и намерен сделать. Хотя бы попробовать свои силы, оспорив в суде процедурные огрехи голосования ВР по Новинскому.

И, постфактум, здесь есть еще один очень деликатный момент. Почему вдруг всплыла церковная тематика, защищается предстоятель, да еще УПЦ МП, против которой нарастает социальный протест? Если Вадим Новинский или Оппо-блок решат раскручивать тему противостояния конфессий (в том числе, виртуального, несуществующего), церкви так или иначе станут субъектами или, некоторые, объектами политического процесса. (Так было, например, с Посольством Божиим Черновецкого). Учитывая охват УПЦ МП, даже если запретить эту конфессию или лишить ее части храмов, количество прихожан УПЦ МП все равно значительно. И противостояние может стать началом серьезнейшего конфликта, который способен расколоть украинский социум.

Лилия Брудницкая, эксперт ЦСП «Выбор»

 

 

 

 

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *