Криминальная среда: скандал на комитете и труп-самоубийца в «Нафтогазе»

Среда, 21 декабря, стала днем новостей в сфере расследования резонансных преступлений. Именно в среду застрелился Геннадий Юрьев, экс-глава «Нафтогаза» (при Януковиче). По словам Генерального прокурора Юрия Луценко, планировались обыски и задержания четырех должностных лиц того периода министерства энергетики и «Нафтогаза-Украины». Трое из них были успешно задержаны и сейчас дают разоблачительные показания в официальном порядке. В то же время, «четвертый свидетель, который давно находится в розыске, … пытался зафиксировать свою смерть еще в 2014 году… Мы установили, что он в Винницкой области и в момент вскрытия этого дома сам владелец, свидетель, бывший заместитель «Нефтегаза-Украина» господин Юрьев застрелился. Когда производилось вскрытие помещения, услышали выстрел. При осмотре помещения было обнаружено тело погибшего и охотничье ружье». Погибший был ценным свидетелем, поскольку входил в группу «РУЭ», но и другие свидетели (братья Кацубы) обладают не менее ценной информацией, по версии следствия, поэтому самоубийство Юрьева вряд ли помешает следствию по вышкам Кацубы.

Также в среду, 21 декабря, Генеральный прокурор Юрий Луценко озвучил две версии того, что произошло в с. Княжичи, когда были убиты пятеро полицейских. Об этом он рассказал на совещательном заседании парламентского комитета по законодательному обеспечению правоохранительной деятельности. Заседание комитета началось со скандала: не было кворума, поэтому председатель комитета Андрей Кожемякин вынужден был провести мероприятие в режиме совещания с участием народных депутатов на добровольной основе. Как объяснил себе и присутствующим Андрей Кожемякин, возможно, депутаты уклонились от участия в заседании комитета потому, что в повестке дня, помимо инцидента в Княжичах, три проекта постановлений об Арсене Авакове авторства народного депутата Сергея Каплина. «Возможно, с этим связано отсутствие некоторых депутатов и присутствие депутатов, которые не являются членами нашего комитета, но их интересует рассмотрение вопросов повестки дня, они наши коллеги из «НФ», — отметил он. Также Андрей Кожемякин негативно прокомментировал отсутствие представителей Нацполиции по первому вопросу повестки дня заседания комитета — происшествия в Княжичах и пообещал не оставлять без внимания такое игнорирование Верховной Рады: «Мы имеем право запрашивать общественно значимую информацию и приглашать для этого, а они не имеют права уклоняться, даже без уважительных причин».

Недостаток представителей Нацполиции если и ощущался, то не особо долго. Генеральный прокурор Юрий Луценко рассказал, что прокуратура расследует происшествие, подозреваются 17 сотрудников Нацполиции, в том числе, руководители, ведутся следственные действия, опрошены участники, причастные и свидетели. Генеральный прокурор в ответ на вопросы депутатов высказал свои версии перестрелки. Общее для версий то, что КОРД получил инструкции о возможном использовании грабителями формы любого из подразделений Нацполиции или других силовых структур. Поэтому захваченные в плен разведчики не торопились раскрываться перед полицией охраны, а другие сотрудники КОРДа не могли вовремя сориентироваться: «Они связывались с руководством операцией и спрашивали, что делать. И вот тут руководство, считаю, допустило халатность, не разобравшись, дало команду освобождать заложников». Далее версии Генпрокурора отличаются только тем, кто первым начал стрелять. По личному мнению Юрия Луценко,имела место служебная халатность со стороны руководства. В частности, и. о. главы Нацполиции Андрея Крищенко и руководителя Шевченковского районного управления Нацполиции.

Пока что, по словам Генпрокурора, остаются без ответа вопросы, кто начал стрельбу первым: сотрудник полиции охраны или КОРДа. Однако известно, что сотрудники полиции охраны прибыли как на служебной машине без «маячков», так и на машине владельца дома, где сидели в засаде разведчики КОРДа. «Был снег, темно, виден только «нос» машины, даже если бы и были на ней какие-то знаки, они спереди не заметны», — напомнил Юрий Луценко.

Комментируя степень вины Арсена Авакова, Юрий Луценко подчеркнул, что ни о какой отставке, по крайней мере, в связи с этим инцидентом, речи не идет. В то же время, он убежден, что руководство Нацполиции, в частности, Крищенко, должно понести, как минимум, моральную ответственность за случившееся.

 

 

Лилия Брудницкая, ЗамПолит

 

 

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *