Темя врага

Путин разговорился, — пресс-конференция длилась более трех часов. В отличие от прошлогодней, в соотношении «конкретика-эмоции» доминировали последние. Они — эмоции — были неоднозначными. То ли «тиран устал», то ли берет паузу перед новым рывком. Заметна попытка свести серьезные дискуссии в сторону, уйти от ответов на неудобные вопросы и экспрессивно, агрессивно опровергать те тренды, которые есть и беспокоят социум. Путин все больше отрывается от внутрироссийской реальности, заигравшись в геополитику. Сложно сказать, хорошо это для нас или плохо, можно лишь судить, к чему это привело уже сейчас.

Перекуют мечи в ракеты

Об экономике Путин рассуждал пунктирно, чем мне напомнил нашего премьер-министра Владимира Гройсмана: где-то плохо, где-то хорошо, общий итог – будет еще лучше. Скорее всего, риторика всех политиков в условиях кризисов одинакова.

Для нас может быть интереснен такой нюанс: говоря о технологической перестройке экономики, Путин упомянул о том, что перед правительством РФ поставлена задача трансформировать положительные тенденции в «оборонке» в гражданские секторы.

Это слова или, действительно, в РФ собираются сворачивать военное производство? Если да, то можно сделать вывод о сворачивании Россией (на время) открытых военных действий. Вряд ли такой тренд может быть связан только с Украиной.

Вероятнее, в Кремле есть ожидания, что с новым президентом США удастся развязать узел в Сирии, которая и поглощает новейшее вооружение. Поэтому ВПК РФ, на всякий случай, переориентируют на гражданские цели. Это не значит, что и в Украине российские боевики прекратят убивать украинских военных, — для зоны АТО сгодится и морально устаревшее вооружение (до тех пор, пока НАТО нам не поставит летальное оружие. В Кремле полагают, что в среднесрочной перспективе этого не произойдет).

Косвенно такие выводы подтверждаются ответом Путина на другие экономические вопросы. Так, говоря о балансе бюджета, он заметил, что основная статья экономии бюдетных средств придется на раздел «Национальная оборона»: в 2016 году это было 4,7% ВВП, в 2017 году предполагается 3,3%. Иными словами, идет сворачивание ВПК, причем стахановскими темпами.

Впрочем, тревожно для другое замечание Путина о ВПК, дескать, сворачивать финансирование сворачиваем, но в предыдущие годы мы столько в комплекс денег закачали, что это не скажется на обороноспособности. Тем более, Путин туманно намекнул на некое новое ядерное оружие, разрабатываемое в РФ, и на 2021 год, к которому, он ожидает, будет 80% новейших и новых вооружений.

Явная доктрина

Тревожная цитата: «Что такое агрессор? Это тот, кто потенциально может напасть на Российскую Федерацию. Вот мы сильнее любого потенциального агрессора, я могу и сейчас повторить это». Продолжая логику цитаты, если кто-то сильнее потенциального агрессора, он сам становится потенциальным агрессором. Игра слов и смыслов, которая подтверждает то, что и так очевидно: сворачивая ВПК, Путин остается верен идеям могучей России, дающей отпор некоему потенциально-эфемерному агрессору.

Проблема даже не в том, что такие идеологемы заимствованы из 19 века, а в том, что субъекты геополитики ввязываются в игру в рамках «черно-белых» идеологем. Поскольку Украина никак не может быть потенциальным агрессором, вполне вероятно, на роль агрессора «сватают» Турцию, хотя Путин, намекая на договор 2001 года (ядерной безопасности), имеет в виду и называет США, открыто отметая вероятность обострения отношений с Турцией.

Важный нюанс: многие журналисты выражали крайнюю обемпокоенность как наступлением на свободу слова, так и ростом псевдопатриотической агрессии, под прикрытием которой доходит и до уголовных преступлений. Владимир Путин не менее агрессивно, чем упомянутые патриоты, встал на их защиту. Это значит, что социум устал от агрессивной пропаганды России, но властная элита полагает такой инструмент едва ли не единственным для пролонгации своего правления.

Для нас Турция-«агрессор» опасна, поскольку, в таком случае будут полномасштабные военные действия в бассейне Черного моря, в Крыму и в непосредственной близости от зоны АТО. Если потенциальным агрессором станут США, это еще хуже: Украина в таком случае окажется в настоящих экономических тисках, особенно, если деструктивные тенденции в ЕС под влиянием военных действий или напряженности усилятся.

Шоу-коррупция

Удивительно созвучна украинским реалиям корруппционная тематика России, точнее, то, что в ней увидели журналисты. Они также нарекают: много громких дел, много резонансных обвинений. Но пока что никого не привлекли к ответственности.

Симптоматично, что Путин высокотехнологично ушел от ответа на вопрос. В этом смысле, интересно сравнить, как будет отвечать на аналогичные вопросы президент Украины Петр Порошенко.

О нас — со слов Януковича

Центральными в этой публикации должны были быть ответы Путина об Украине. Однако как раз они и были самыми скучными, — эти тезисы озвучил беглый политик Янукович на допросах в украинском и российском судах.

Не ушли и не трансформировались патерналистские настроения российской элиты, в данном случае – Путина, по отношению к нашей стране. Называя трагедией события 2013-2014 годов, он аккуратно обходил в ответах происходящее в зоне АТО, акцентируя внимание на том, что виновные в потере Украиной Крыма и Донбасса – оказывается, европейцы (ЕС).

Косвенно по этим ответам можно судить, что Кремль настроен принять самое деятельное участие в согласовании торговых соглашений Украины с ЕС с целью отстоять свои ( и только свои) интересы. Похоже, Путин уверен, что у него в этом плане все получится.

О восприятии

Итоговая пресс-конференция президента РФ Владимира Путина, возможно, в России и воспринималась как черта под годом своеобразных дотижений. У нас фоном к пресс-конференции Путина стали не только военнопленные и мирные узники-заложники, но и новые жертвы атак по Светлодарской дуге. Поэтому закономерны и нелицеприятные эпитеты, и больше эмоциональное восприятие. Наверняка большинство украинской аудитории мысленно желали, чтобы данный политик вообще исчез. Но отмахиваться от политической фигуры президент РФ для нас, к сожалению, невозможно, — он пока еще руководит мощной милитаризованной державой, от маневров которой напрямую зависит дальнейшая судьба Украины. Опять же, от того, как будут развиваться основные политические и социально-экономические процессы в России, также во многом зависит будущее Украины. Потому что, и мы все больше начинаем это осознавать, на РФ практически нет управы: санкции и резолюции мирового сообщества оказывают лишь точечное и непродолжительное воздействие. И только тогда, когда придет еще одно осознание, — что наш враг на самом деле не вся Россия, а конкретная группа влияния, которую обслуживает Владимир Путин, — только тогда сложится целостная «картинка» и наши шансы на победу в дьявольской игре Украиной возрастут до реальных.

Лилия Брудницкая, эксперт ЦСП «Выбор»

 

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *