Гадание по РУНЕ

Украинский политикум пополнился общественной платформой «РУНА», а Надежда Савченко может отныне полноправно именоваться лидером. Когда возникают движения и партии, естественные вопросы – кому это нужно и кто дает на это денег. Формально ответы на них даны. Реально же истина, как и все, что связано с осенне-зимней Савченко, глубоко-глубоко.

Несмотря на презентацию по всем правилам, позиционирование общественной платформы, мягко говоря, нечеткое. Вроде бы название «РУНА» в первую очередь отсылает к последователям РУН-веры, которых много, но которые вряд ли готовы новую вливаться в общественную платформу. С другой стороны, РУН-вера, считается, характерна для украинских националистов, поэтому мы можем предположить, что базовый электорат «РУНЫ» для старта – это симпатики «ПОРА» (2004 год), «Правый сектор» (2013 год) и других гиперактивных радикальных полувоенных структур. То есть, западные регионы Украины. Не случайно презентация состоялась не в Киеве, а во Львове.

И здесь интересный момент. «РУНА», несмотря на заявления лидеров, пока что формально платформа, но на деле изначально выстраивается как политическая партия лидерского типа. Надежда Савченко – герой Украины, символ несломленности украинского духа, — удачно соединяет в себе персонификацию и Украины (женщина-Украина), и казачества (мужские боевые качества). Усилить поблекшую за депутатские месяцы боевитость, вероятно, призван атаман Назар Мухачев. Поскольку же задекларирована платформа как сообщество думающих людей, для них есть предприниматель Теодор Дякив со свежими прогрессивными идеями. Не охвачен разве что перспективный аграрный сектор, на котором реинкарнирует Аграрная партия.

Формат гражданской платформы для Украины не нов. Можно вспомнить и «Гражданскую позицию», и «Третью республику», но нельзя сказать, что эти и другие платформы добились успеха или трансформировались в правящие или лидерские оппозиционные партии. Создавая «РУНУ», спонсоры Надежды Савченко вряд ли надеялись на быстрый успех. Скорее, они торопились сделать заявку на участие в политических процессах (выборы, массовые акции и.т.п.). Для этого общественная платформа идеально подходит, поскольку для ее регистрации не нужно проходить столько изнурительных процедур, как для партии.

Помимо ориентации на досрочные выборы, быть может, есть и стремление зафиксировать рейтинг Надежды Савченко для последующей раскрутки. Во всяком случае, деньги под свой проект она нашла, а в условиях кризиса это немало.

И можно было бы оставить «РУНУ» в покое, если бы не тот факт, что общественная платформа, формально не отличаясь от подобных, существовавших ранее, все же имеет свою особенность. Заключается она в том, что «РУНА» однозначно тестовый проект: и разброс идей, и эволюционность, и неопределенность с инструментарием. Да и название не ударное, ведь до «РУНЫ» Дмитрий Ярош презентовал «ДИЯ», но пока что его проект не слишком преуспел. Да и, если говорить о названии, то руны больше к эзотерике и скандинавским сагам.

Деятельность такой платформы станет наглядным пособием по позиционированию новой политсилы. Вряд ли «РУНУ» будет шарахать от ультраправых до ультралевых, но метаний и исканий от нее ожидать стоит. (На пресс-конференци уже были предпосылки, например, призыв к «думающим» и зондирование проблематики местных общин).

Это будет, как минимум, познавательно для нас самих. И когда «РУНА», наверняка сменив название, станет партией, ее целевой электорат будет отличаться от того, на который Надежда Савченко ориентировалась на старте.

Но зачем «РУНА» самой Савченко? Ответ прост: чтобы иметь хоть какой-то статус в переговорах с боевиками ЛДНР. И, обратно, чтобы лидеры ЛДНР могли обращаться к кому-то массовому в Украине. Пусть и к платформе, главное, чтобы там было больше двух-трех граждан Украины. Правда. велика вероятность, что «РУНА» в погоне за освобождением заложников

Момент достаточно тонкий и небезопасный. Сейчас Надежда Савченко выступает от имени своих избирателей, но, во-первых, она прошла в списке и не имеет структурированных избирателей (округ), во-вторых, как народный депутат она ходит по тонкому льду, поскольку, при желании, СБУ может усмотреть в некоторых ее действиях нарушения законодательства. Да и приставка «внефракционный депутат» не есть солидна, особенно после того, как Савченко исключили из состава парламентской делегации в ПАСЕ. Следовало быстро придумать структуру, которая бы представляла конкретных сторонников Надежды Савченко и от имени которой (и которых) она бы выступала. «Лидер платформы» звучит солиднее, чем «внефракционный депутат» с прибавкой по умолчанию «изгнанный».

В таком случае, логичнее назвать платформу, к примеру, «свободу украинцам» или «вызволяем своих». Поскольку этого не сделано, вывод о прицеле на политическую партию закономерен. Да и ценность политика всегда выше, если за ним стоит политическая сила.

Пока что платформу «РУНА» можно считать оппозиционной условно. Теорея эволюционных преобразований после революции (как второй этап Майдана), декларируя оппозицию к власти, де факто свидетельствует о нежелании Савченко, скажем так, добиваться смены власти. Следовательно, единственная оппозиция, к которой можно отнести платформу Савченко – это конструктивная оппозиция.

Конструктивная «РУНА» будет выгодно оттенять буйный РУХ Саакашвили и в этом смысле сыграет даже на руку власти, расщепляя противопорошенковский фронт в зародыше. Но если у Надежды Савченко и далее будет получаться вызволение заложников и пленных, конечно, «РУНА» сосредоточится на этом направлении.

Пожалуй, никогда политический маркетинг не проходил столь открыто и прозрачно, что можно зачесть «РУНЕ» в огромный плюс. Но быстро приобретенная скандальность Савченко, которую пока что не перекрывают даже освобожденные заложники, способна перечеркнуть этот плюс.

Лилия Брудницкая, эксперт ЦСП «ВыбоР»

 

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *