Пашинский VS Портнов: кому война?

Стрельба Пашинского 31 декабря 2016 года обещает стать топ-темой 16 января 2017 года, если, конечно, Байден и Порошенко дуэтом не сделают сенсационных заявлений. Судя по спешной фиксации сторонами своих позиций (в социальной сети, посты), стрельба будет наиболее комментируемой темой. По многим причинам это дело обещает перерасти в громкий скандал.

Во-первых, в понедельник, 16 января, Верховная Рада возобновляет работу в пленарном режиме. Народные депутаты соберутся на Согласительный совет. Мы можем ожидать, что четких ориентиров в работе парламента имеет смысл ожидать только к вечеру понедельника, 16 января, да и то при оптимистическом сценарии. Вместе с тем, депутаты готовятся принять порцию порицаний за «тунеядство». В данном случае, дело Сергея Пашинского является идеальным громоотводом, сопоставимым разве что с «делом» Савченко. Но, дело Пашинского имеет больше перспектив, поскольку, на Надежду Савченко никаких уголовных дел пока что никто не завел, а парламентарий в таковом фигурирует. То есть, он более уязвим, по сравнению с Савченко. Комментировать стрельбу будут все, кому не лень, и даже «НФ» не отвертеться от оглашения своей позиции. Скорее всего, позиция «Нарфронта» будет заключаться в версии «рука Кремля» с приправой «накануне Минских соглашений». Однако такой концепт немного становится заурядным. Поэтому разрабатывается линия «Портнов против Пашинского» с тем, чтобы, сохранив лицо, с новым пылом настаивать на принятии закона о спецконфискации («януковичи противодействуют»). Пашинский, намереваясь просить защиту для Химикуса, готовится упредить или смягчить удары в свою сторону.

Во-вторых, у дела Пашинского могут быть последствия куда более серьезные, чем неголосование по закону о спецконфискации. Перед выходными активно обсуждался такой нюанс как наградное оружие и связанные с этим высказывания Арсена Авакова. Если выяснится, что «не так» с наградным оружием Пашинского, скандал в скандале срикошетит непосредственно по Авакову. Не исключено, конфликт, на данный момент выстраиваемый по линии «Пашинский-Портнов», на самом деле является лишь эпизодом конфликта «Портнов-Аваков». В своем посте от 15 января Андрей Портнов акцентирует на поведении министра внутренних дел и его сотрудников и соратников в этом деле, намекая на нарушение норм права. Впрочем, достается и прокуратуре, действия которой адвокаты Химикуса, судя по заявлениям Портнова, будут обжаловать. Если версия об очередной попытке сместить Авакова верна, у Пашинского отличные шансы выкрутиться, независимо от того, потерпевший он или превысивший пределы самообороны. «НФ» пытается разменять Пашинского на закон о спецконфискации, возможно, полагая, что так удастся прикрыть куда более опасную комбинацию: отставку Авакова в пакете с отставкой Пашинского, или отставку Пашинского с поста главы комитета по нацбезопасности и через нового председателя удар по Авакову.

В-третьих, Пашинский и Портнов заметно нервничают и пытаются друг у друга оспорить «покровительство» над Химикусом. Следовательно, Химикус чрезвычайно для них важен. Прежде всего, как возможность повлиять на непосредственного участника перестрелки, чьи слова имеют почти равновеликий вес со словами Пашинского. Портнов настаивает на открытом публичном допросе, причем и супруги Пашинского, которая отказалась давать показания. Со своей стороны, Пашинский намерен запросить госохрану для Химикуса как для важного фигуранта дела. В данном случае, оба они допустили тактические ошибки. Портнов, говоря об открытом заседании, отлично понимает, что существующее законодательство не предоставляет следствию никаких рычагов давления на супругу Пащинского, чтобы она свидетельствовала. Открытость допроса, таким образом, сведется к повторению Пашинским озвученных в посте от 15 января тезисов. Но и Пашинский, требуя госохрану для Химикуса, поторопился: никаких угроз в адрес Химикуса, по крайней мере, официально не зафиксировано. Следовательно, выступая как покровитель фигуранта дела, другой фигурант дела косвенно (или даже прямо!) показывает свою заинтересованность в судьбе Химикуса. Это означает шаткость позиции самого Пашинского, поскольку он бы не переживал о судьбе Химикуса, если бы точно знал, что прав и не превысил пределов необхродимой самообороны (кстати, выписанных в законодательстве весьма размыто).

В-четвертых, заметно ушла на второй-третий план тема свободной продажи оружия, которую Пашинский разрабатывал с целью «развеять» скандал в зародыше. Скорее всего, перед визитом Джо Байдена тема оружия слишком болезненна, чтобы не срезонировать, в случае ее обсуждения на Согласительном совете ВР, нежелательным образом. Особенно на фоне бунта «торнадовцев» в Лукьяновском СИЗО и заявлений о диверсантах в Нацгвардии. Как это будет воспринято Джо Байденом, остается только догадываться.

Кстати, Байден и так сократил программу и хронометраж визита в Украину. Вряд ли это связано со стрельбой Пащинского. Но стороны конфликта используют и эту возможность, чтобы отыграть очередной раунд схватки за МВД и стратегический парламентский комитет. Только этот раунд, полагаю, они понимают, что уже проиграли оба.

Лилия Брудницкая, эксперт ЦСП «ВыбоР»

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *