Кто выпечет украинский пирог?

В среду, 1 февраля, Госдепартамент США отреагировал на обстрелы боевиками Авдеевки. Приводим перевод заявления: «Соединенные Штаты глубоко обеспокоены недавним всплеском насилия на востоке Украины вокруг Авдеевского-Ясиноватая. С 28 января, Специальная мониторинговая миссия ОБСЕ сообщила о резкой активизации обстрелов, в том числе, с применением тяжелой артиллении и других видов оружия, запрещенного Минскими договоренностями. Эти обстрелы привели к десяткам жертвам среди украинских военных и к 10 погибшим гражданским. Эти обстрелы оставили без воды, тепла и электроэнергии более 17 тысяч жителей, в том числе, 2,5 тысяч детей. Для предотвращения масштабного гуманитарного кризиса мы призываем немедленно прекратить огонь, обеспечить стабильный, полный и беспрепятственный доступ наблюдателям ОБСЕ. Также мы подтверждаем, что США поддерживают полную имплементацию Минских соглашений».

На первый взгляд, такое заявление Госдепартамента США можно считать крупной победой украинской дипломатии. По крайней мере, Штаты высказались. Но какова на самом деле позиция Вашингтона?

Она такова, что, с одной стороны, открывает перед Украиной новые возможности. С другой, возможно, переводит конфликт на Донбассе (и как следствие, Минский процесс) в совершенно другую тональность, которая вряд ли понравится и Кремлю, и Киеву.

Сам факт реакции Госдепартамента США на обострение конфликта на Донбассе показателен: Штаты не считают противостояние мелочью, не заслуживающей внимания. Все-таки центр Европы, стратегический региональный плацдарм, промтерритории и Черное море близко.

Однако Госдепартамент США в данном заявлении изящно уклонился от поддержки какой-либо из трех сторон конфликта, сосредоточив внимание на бедственном положении мирного населения. С большой натяжкой завуалированной поддержкой можно считать констатацию потерь среди украинских военных. То есть, логически продолжая, пострадавшая сторона – именно Украина. Но в тексте этого прямо не сказано.

Резко перейдя от обстрелов к перспективе масштабного гуманитарного кризиса, Госдепартамент США призывает прекратить огонь, обеспечить доступ наблюдателей ОБСЕ и т.п. Кого призывает? Опять же, по тексту сложно определить. Логично предположить, тех, кто стреляет в украинских военных и гражданских. Следовательно, призыв к противоположной стороне. К какой? Опять малопонятно.

Зато куда как конкретна финальная фраза о «полной имплементации Минских соглашений», которую, собственно, и поддерживают США.

Полная имплементация Минских соглашений предполагает не только гуманитарную часть, вокруг которой толкутся бесконечные дискуссии, но и политический пакет. Здесь Москва и Киев вошли в клинч, поскольку РФ и (с недавних пор) некоторые страны ЕС настаивают на реализации политического пакета, Украина (ранее при поддержке США) требовала сначала обеспечить выполнение «режима тишины» как гарантии стремления сторон к мирному урегулированию конфликта, после чего перейти к выполнению политической части соглашений (разграничение, выборы в ОРДЛО, особый статус Донбасса). Логичная формула должна была обеспечить безопасность украинских военных и мирных лиц на украинской же территории.

Мы помним, что Кремль настаивал на политической части Минских соглашений без жесткой привязки к «режиму тишины». В определенные моменты Москва вообще требовала сначала политический пакет, затем «режим тишины».

Сейчас Соединенные Штаты одной фразой возвращают Украину к точке отсчета, и это дает России определенные преимущества.

Во-первых, временной люфт. Отделавшись заявлением, Госдеп США, скорее всего, не станет в ближайшие дни конкретизировать свою позицию. В противном случае, придется принять ту или иную сторону, чего Вашингтон старается пока что избегать. При невнятности США Россия может позволить себе вдоволь порезвиться вдоль линии размежевания, например, пичкая боевиков-ополченцев сказками о широком наступлении и тотальном освобождении.

Во-вторых, Виктор Янукович, о котором все подзабыли, рвется в большую политику. Пока что, его адвокаты тянут время, хотя Генпрокуратура Украины настаивает, что защита беглого политика начала ознакомление с материалами дела. Идет процедурный спор о датах и проторях. Но если представить себе, что Виктор Янукович, осужденный за госизмену, подает, допустим, иск в ЕСПЧ и выигрывает его, то Украина оказывается вновь в ситуации «время, назад», когда в стране два формально легитимных президента и законность всех нормативных актов за последние четыре года ставится под сомнение. Фантастика? Может быть. Прелесть текущего момента в том, что все возможно. Без ограничений. Тем более, пробный вброс уже сделала Героиня Украины Надежда Савченко.

Украине вроде бы отводится роль послушного кролика. Опять же, не все так однозначно.

Дональд Трамп крепко запомнил шквал критики за якобы сотрудничество с Владимиром Путиным и сейчас будет стараться показать себя независимым и самодостаточным. Для этого ему необходимо выступить с позицией по Украине, отличной от позиции России, даже если по сути он и Путин будут одинаково смотреть на проблему Донбасса. Значит, как минимум, официально они разойдутся в деталях. Детали могут оказаться существенными.

До сих пор своего рода монополией на оказание гуманитарной помощи жителям Донбасса владела РФ: гумконвои, лекарства, продпайки и т.п.

Украина могла противопоставить разве что волонтерское движение, масштабное, но не такое впечатляющее, как гумконвои из РФ. Если США будут развивать то, что обозначено в заявлении Госдепартамента, то есть, поддержку мирного населения, то Украина сможет широкоформатно сотрудничать на этой ниве. Что, собственно, и делает украинское правительство. И тогда понятен акцент на бедствиях мирных жителей Авдеевки, который прослеживался в позиционировании представителей власти по отношению к трагедии города, но был малопонятен на тот момент. Такая тематика намного перспективнее томов доказательств, «кто начал стрелять первым», потому что, на войне это точно установить невозможно. А мирное население страдает в любом случае, и населению надо помогать, помня и настаивая, что эти люди – граждане Украины.

За кадром остается Минский процесс. Заседание ТКГ в среду, 1 февраля, доказало, что серьезные вопросы на таком уровне решить невозможно. Это значит, назревает институциональный кризис Минского процесса, который выльется или в переформатирование, или в кадровые перестановки.

Будут ли Штаты участвовать в Минском процессе? Петр Порошенко пытался уговорить Германию созвать встречу в нормандском формате, ему это почти удалось, но тут грянула Авдеевка.

Опасно для Украины то, что официальный Киев сейчас начнет увязать в деталях, фиксировать обстрелы и собирать другие доказательства агрессии РФ. Для переговоров в новом формате и с новыми вводными принциипальны будут не столько тонны доказательств захватнических действий и зверств России в Украине, сколько действия нашей страны по защите своих граждан. Во всяком случае, в заявлении Госдепа США можно усмотреть намеки на такой поворот темы.

Наши к нему готовы? Если взять во внимание речь премьера на открытии заседания правительства, прикидки ведутся. Но аргумент «люди страдают, потому что, они не видят, как расцветает страна благодаря децентрализации», боюсь, будут восприняты в Вашингтоне не так, как в Киеве.

Лилия Брудницкая, эксперт ЦСП «ВыбоР»

 

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *