США взялись за Украину

Неизвестно, конфиденциальный ли разговор Юлии Тимошенко с Дональдом Трампом или его телефонаня беседа с Петром Порошенко спровоцировали американский истеблишмент на активные действия, но факт остается фактом: в воскресенье в политикуме США, ЕС и Украины вспыхнула дискуссия о санкциях против РФ.

О санкциях не было упомянуто в беседе двух президентов накануне поздно ночью. То есть, об этом не было информации в официальном сообщении Администрации Президента Украины. На сайте Белого дома данные о телефонном разговоре глав двух государств отсутствуют.

Разговор, без сомнения, состоялся. И о санкциях было упомянуто. Об этом свидетельствуют последующие события.

Итак, вице-президент Майкс Пенс в интервью заметил, что снятие санкций с РФ будет зависеть «от поведения Москвы». И открыл карты, подчеркнув, что у двух государств общие интересы по борьбе с ИГИЛ и надо сотрудничать.

Можно ожидать, что в ЕС такое высказывание воспримут негативно, однако Австрия высказалась за возможность поэтапного снятия санкций. Странно, что это происходит на фоне резонанса от семичасового общения президента Беларуси Александра Лукашенко со СМИ, где было говорено и о политике РФ, и о скандале с пограничными пунктами, и о нефти, и много чего другого интересного, суммарно подтверждающего агрессивную тактику РФ.

Воскресные мессиджи о санкциях позволяют сделать несколько важных для Украины выводов.

Во-первых, вице-президент Майкл Пенс неформально становится «смотрящим» по Восточной Европе. Судя по интервью, он отлично владеет информацией по конфликту на Донбассе. Мы можем с высокой долей вероятности предполагать, что Майкл Пенс определяет позицию Дональда Трампа по украинскому вопросу. Не исключено, во время беседы с Порошенко Трамп сказал то, что потребовалось срочно загладить, смягчить или перетолковать.

Во-вторых, тактика Украины по формированию антироссийской коалиции потерпела поражение, возможно, временное. Вывод конфликта в парадигму «между Украиной и Россией» намного опаснее для нашей страны, чем невнятная «борьба с террористами-сепаратистами». Формально у нас на востоке страны АТО. В США говорят о конфликте двух стран, т. е. о войне. Следовательно, там ожидают от официального Киева признания факта именно войны, а не АТО. Что, разумеется, негативно скажется на многом, в частности, на экономике страны, и — что куда опаснее — развяжет руки Кремлю.

В-третьих, неоднозначность позиций в ЕС говорит об усталости от затяжного противостояния на Донбассе. В Евросоюзе могут счесть конфликт пусковым механизмом раскола Союза, что, в какой-то мере, правда.

В-четвертых, против отмены санкций выступили крымские татары. Они просто не могли смолчать, однако дали РФ новые аргументы для атаки на крымских татар на полуострове.

В-пятых, если абстрагироваться от Авдеевки и мирных жертв, что для США восточно-европейский регион? Какой интерес Белому дому становиться на ту или иную стороны в конфликте на Донбассе? Решительно никакого. Стратегический плацдарм в черноморском бассейне – Крым – прочно занят Россией, да и не собираются США активно действовать в регионе. Пока что, во всяком случае. Поэтому Штаты, как и обозначил Майкл Пенс, будут оставаться либо сторонним наблюдателем, либо займут позицию «над дракой», насколько это возможно.

Внесение в Конгресс США законопроекта о поддержке Украины говорит о серьезной работе, проведенной нашими политиками в США. Но этот документ, даже если его примут, может пойти во вред, если станет отпиской от назойливой проблемы.

Возможно, когда украинские политики научатся ставить практическое содержание принятых документов в поддержку нашей страны выше факта их принятия, разговор об Украине будет намного серьезнее и лояльнее.

Пока же – битва за санкции.

Лилия Брудницкая, эксперт ЦСП «ВыбоР»

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *