Оговорка по Райхель

Что у власти на уме, то у посла на языке. Так можно перефразировать народную мудрость применительно к дипломатическому скандалу с послом ФРГ во вторник, 6 февраля.

Итак, что сказал посол ФРГ? Отсутствие российских войск не является обязательным условием проведения местных выборов на Донбассе. Об этом заявил посол Германии в Украине Эрнст Райхель, передает «РБК-Украина». Интервью с ним агентство обнародовало 7 февраля 2017 года. «Необязательно, что выборы на Донбассе могут состояться только тогда, когда там не будет российских войск или на каждой городской администрации будет вывешен украинский флаг», — таковы высказывания Райхеля.- Я убежден, что это не является чем-то невозможным, все зависит от условий».

Остановимся на абзаце, возмутившем умы. Эрнст Райхель оговорил, что выборы на Донбассе должны пройти при соблюдении всех условий безопасности, поэтому нашумевшее утверждение – это, скорее, крайний вариант.

Несмотря на это, украинский МИД имел основания для уточнения позиции посла ФРГ, поскольку, в качестве примера герр Райхель привел последние парламентские выборы в ГДР, которые произошли при присутствии Западной группы советских войск и при коммунистическом режиме, который на то время существовал в восточной Германии.

«Я конечно же не утверждаю, что ситуация на Донбассе идентична, я просто хочу сказать, что все зависит от обстоятельств. Поэтому мы должны сделать обстоятельства такими, чтобы выборы стали возможными», — отметил посол ФРГ.

Если вышесказанное можно считать оговорками, то дальнейшие слова заставляют задуматься. И задуматься крепко.

«Вам известно, что обе стороны не выполняют их (Минские соглашения) сейчас в полном объеме — тяжелое вооружение не отведено, а наоборот — стороны сближаются и в этом есть большая опасность, — сказал он. — Поэтому нынешняя ситуация заставляет нас еще раз подчеркнуть необходимость выполнения Минских соглашений».

Серьезнейшая угроза Украине заключается не выборах на Донбассе, как сейчас представляется в информ-пространстве, а в утверждениях о взаимном нарушении Минских соглашений.

Но главная угроза не столько в высказываниях, сколько в коррекции позиции ФРГ, которая подозрительно совпадает с новыми тезисами США по украинскому вопросу.

Германия является не просто стратегическим партнером и одним из лучших друзей Украины в Евросоюзе. В какой-то мере Германия и есть Евросоюз. Если посол ФРГ допускает в СМИ ряд высказываний, которые определенно будут восприняты остро, это может означать только одно, — Германия готовится к смене позиции по украинскому вопросу. Были эти слова тестовыми или не тестовыми, сейчас никакого значения не имеет, — они прозвучали.

Верховная Рада, компенсируя бездействие с 31 января по 5 февраля, когда под Авдеевкой и в ней самой гибли украинские граждане, резко отреагировала на высказывания посла ФРГ. Была вброшена инициатива бойкотировать посольство ФРГ, посол Райхель был вызван в украинский МИД для дачи объяснений.

В пылу справедливого гнева политики забыли ту мелочь, что посор ФРГ – это посол ФРГ, и он обязан защищать интересы своей страны в Украине, а не Украины в ФРГ или где-нибудь еще. Все, что он высказал, является, как минимум, намерениями властей Германии по разрешению украинского вопроса, потому что, вряд ли герр Райхель столь наивен, чтобы допустить отсебятину. И порицать, да еще с таким эмоциями, посла, как минимум, неуместно. Как и вызывать его в МИД для дачи пояснений. Единственное, что требовалось от украинского внешнеполитического ведомства – попросить у посла ФРГ уточнений.

Вместо этого вспыхнула едва ли не истерика, обусловленная тем, что мы убеждены: наше дело правое и весь мир за нас. Однако это далеко не так. Если брать Германию, поддержка США на выборах для Ангелы Меркель или ее ставленников очень важна. Вашингтон сейчас склонен воздерживаться от резких высказываний по украинскому вопросу, предпочитая обвинять обе стороны. При этом важнейший акцент сделан на прямом конфликте двух стран, что нивелирует обтекаемое определение «АТО». Естественно, Меркель сейчас будет более чуткой к сигналам из Вашингтона, чем из Киева. При случае, бойкот политиками праздничного приема в посольстве может быть воспринят как недружественный акт.

Сообщение нашего МИДа о встрече с герром Райхелем скупа, но красноречива по содержанию: «Во время встречи немецкому дипломату было подчеркнуто недопустимость проведения выборов на оккупированных территориях Донбасса в присутсивии российсикх оккупационных войск. Было подтверждено четкую и последовательную позицию Украины, что такие выборы должны состояться лишь после выведения из Украины подразделений российских вооруженных сил, а также создания таких условий безопасности, которые бы сделали возможным проведение на Донбассе свободных и демократических выборов с соблюдением стандартов ОБСЕ и украинского законодательства».

При том «в Украине высоко ценят усилия официального Берлина, в том числе и в нормандском формате, направленные на возвращение мира на Донбасс и прекращение российской агрессии против Украины».

Достаточно жесткое заявление нашего МИДа будет воспринято в ФРГ острее, поскольку прозвучало на фоне празднования 25-летия дипломатических отношений двух стран. Сейчас появился веский повод Германии охладить свой проукраинский пыл.

В социальной сети министр иностранных дел Павел Климкин был откровеннее, чем в скупом сообщении МИДа, сделав заявление: «Два избирательных фарса под дулами российских автоматов — имеем две оккупационные власти в оккупированном Крыму и на Донбассе. Фарсов хватит!»

Несмотря на то, что Украина в своем возмущении абсолютно права, так резко действовать не следовало, потому что, это ничего не даст. Если Берлин сочтет выборы на Донбассе до выведения войск возможными, вряд ли Киев способен повлиять на эту позицию. В то же время, критиковать посла мы право имеем, а влиять на его высказывания – нет. Речь идет исключительно о восприятии нами его слов.

Такая реакция дает Германии основания для коррекции курса, тем более, что возмущения Украины на официальном уровне в ответ на высказывания польских политиков о Бандере не последовало.

Так что герр Райхель имел полное право отменить общение с прессой во время праздничного приема.

Единственная возможная подоплека таких маневров, — это попытка Украины превентивно скорректировать позицию Германии на предстоящей встрече в нормандском формате (когда-то же такая встреча состоится!). Если Ангела Меркель повторит тезисы посла, официальный Киев отреагировал заранее. Если Берлин возьмет слова посла обратно, значит, мы молодцы, атаку отбили.

Тактическая победа на дипломатическом фронте не всегда оборачивается триумфом стратегическим. Возможно, принимая обращение к парламентам стран мира поддержать Украину, Верховная Рада рассчитывает так стимулировать внешних партнеров активнее выражать свою поддержку.

Проблема в том, что Украина использует сейчас свои возможности игры на внешних площадках по максимуму, и только это сдерживает РФ. Если проукраинская коалиция даст слабину, Россия воспользуется трещинками, чтобы вбить клин.

Можно ли было как-то спокойнее выйти из данной острой ситуации? Да. Например, официальным комментарием нашего МИДа, где было бы подчеркнуто, насколько важным является условие «сначала войска – потом выборы». Такая сдержанность принесла бы нам больше пользы.

Правда, в данном случае, немедленных последствий не ожидается. Но Ангела Меркель умеет ждать, молчать и просчитывать выгоду.

Нам бы поучиться. Если бы только наши граждане не гибли в АТО.

Лилия Брудницкая, эксперт ЦСП «ВыбоР»

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *