Форс Майдан

Аваков не зря перекрывал центр Киева – массовая акция состоялась. В отличие от ноябрьского «дня гнева» акция 19 февраля была с куда большими претензиями на продолжение Майдана достоинства. Возможно, она бы и воспринималась именно так, если бы не контекст и нюансы.

К позднему вечеру 19 февраля на Майдане и под АП мирный митинг против торговли на крови с ОРДЛО стал все более походить на ранний Майдан достоинства: объявлен «сухой закон», участники готовятся к установке палаток, анонсируются подвоз чая и бутербродов. Многие активисты готовы ночевать.

Хотя сами фигуранты акции «За блокаду торговли на крови» не проводят параллелей с Майданом-2013, они напрашиваются по умолчанию. Помимо чая и бутербродов, это настораживающие стычки с правоохранителями. Активисты, особенно те, кто пострадал (в том числе, и народные депутаты), подчеркивают сходность действий сотрудников нынешней Нацполиции и «Беркута» времен Януковича. При этом участники акций подчеркивают, что митинги мирные. Поскольку граждане имеют право на мирный протест, действия сотрудников Нацполиции, как и когда-то активность «Беркута», трактуются как противозаконные, антиконституционные.

Пожалуй, на этом сходство с Майданом-2013 и заканчивается.

Ближе к ночи участники митингов в комментариях СМИ (в частности, телеканалу NewsOne), говорили, что выражают недовольство «этой властью, которая не наша». Неожиданно некоторые из них заговорили о сионистах во власти, которые «не наши». Кто был на Майдане-2013, помнят, что, несмотря на подчеркнуто проукраинский характер массовых акций, там не было межнациональных трений. Первый погибший на Майдане-2013 – Нигоян, украинец по духу.

Сейчас в правительственном квартале звучит тема сионистов, следовательно, активизируется антисемитизм, в принципе, не характерный для Украины, но свойственный России. Скорее всего, мотив синоистов во власти быстро сойдет на нет, однако это самый простой и эффективный прием быстро убедить широкие массы, что власть (царь, король, президент) – «не наш».

В отличие от Майдана-2013, нынешние акции мирного протеста имеют целью остановить торговлю с ОРДЛО. Во всяком случае, так декларируют активисты-спикеры протеста. Если вспомнить 2013 год, все-таки, тогда причина была куда более масштабна, — внещнеполитический курс страны прямо или косвенно затрагивает всех граждан. Торговля с ОРДЛО, по сравнению с этой причиной, все-таки мельче.

Поэтому мы можем сделать вывод, что тема торговли с ОРДЛО – стартовая. Список претензий к действующей власти будет разрастаться, причины для протестов – множиться, пока не будет осознана первопричина всего того, чем люди недовольны и возмущены. Если это произойдет, акции протеста сольются в новый Майдан.

Интересно, что большинство экспертов, в том числе, и народные депутаты, убеждены, что акции в центре Киева – затяжные. Конечно, сработала аналогия с Майданом-2013. Но есть и куда более веские основания ожидать продолжения протестов, как минимум, до середины марта.

Во-первых, Мюнхенская конференция стала успешной для президента Украины. Петру Порошенко удалось сделать заявку на субъектность Украины в геополитической игре «конфликт на Донбассе» и добиться от Белого Дома хотя бы озвучки «Крым – это Украина». Не исключено, успех «партии мира» обеспокоил «партию войны». Несколько акций стали наглядной картинкой, что глава государства, мягко говоря, не пользуется ощутимой поддержкой внутри Украины. Если в ЕС на это привыкли не особо обращать внимания, в США к таким особенностям весьма чувствительны. «Партия войны» понимает, что, как только будут подписаны хоть какие-то соглашения и прекратятся боевые действия, ее ценность и ее влияние сведутся к нулю и рычагов влияния на Порошенко и ограничения его власти просто не будет.

Во-вторых, много оснований для размышления дает синхронность обострения ситуации в АТО, акций протеста в Киеве и скандального указа президента РФ Владимира Путина о признании паспортов ЛДНР. Кремль имеет слишком много оснований для недовольства, чтобы не выкинуть очередное коленце. Но то, что РФ де факто признала свое присутствие на территории Украины и оккупацию ОРДЛО, — слишком откровенное подыгрывание внутриукраинской «партии войны», чтобы не возникло здравой обеспокоенности. При этом, речь не идет о связи между Кремлем и блокираторами торговли с ОРДЛО, первая версия – как раз сознательная дискредитация Кремлем «партии войны».

Но почему?

Как ни крамольно, России и Путину выгодно, чтобы в Украине был мир. Сейчас. Быстро. Желательно, по Минским соглашениям (окончательным), но не обязательно. Потому что, это единственный вариант для нынешних сидельцев Кремля стать миротворцами.

Судя по разбитому лицу народного депутата Сергея Соболева и воинственным комментариям его коллеги Семена Семенченко, в понедельник, 20 февраля, на Согласительном совете Верховной Рады протест будет продолжен.

Обратите внимание, какие катастрофично серьезные репутационные потери уже понесла власть. Вместо того, чтобы обсуждать достижения в Мюнхене, в парламенте будут озабочены торговлей с ОРДЛО и статусом оккупированных территорий. Вопросы для Банковой крайне болезненные, особенно если принять во внимание основные тезисы украинской стороны на Мюнхенской конференции. Слабым звеном в имиджевой обороне этой власти, как и предшественников, являются силовые, в данном случае, правоохранительные структуры.

Министр внутренних дел Арсен Аваков сейчас держит в руках пресловутую «золотую акцию»: в любой момент его сотрудники могут перейти на сторону народа – или всеми силами подавить возмущение народа. При известной ловкости он может сыграть в темную, подыгрывая и тем, и этим. Пока что Авакову удается лавировать «между капельками».  К ночи министр внутренних дел вчерне определился с тактикой, — в ответ на возмущение участников митингов последуют перечисления повреждений, нанесенных ими полицейским.

Как реагируют пропрезидентские или коалиционные депутаты? Ответной реакции, по сути, пока что нет. Но тестируются несколько тезисов.

Первый: Путин мутит воду в Киеве руками блокирующих. Попутно «мочится» и конкурент-«Самопомощь», впрочем, не слишком успешно.

Второй: нам нужно поднимать экономику, а не воевать.

Если с первым все понятно, второй для власти – опасный. Вспомним, как в 2013 году соратники Януковича сделали акцент на экономике. Собственно, сам Янукович как свидетель озвучил (и обновил в памяти) экономические причины тормоза евроинтеграции Украины в 2013 году. Сейчас премьер-министр Владимир Гройсман и пропрезидентские депутаты говорят о приоритетности «поднимать экономику» и о повышении благосостояния украинских граждан. Помимо нежелательных сравнений, тезис опасный и сам по себе, — после откровенно бравурных заявлений Владимира Гройсмана о росте зарплат, резком снижении безработицы и всеобщем благоденствии такое стремление поднимать экономику вызывает внутри страны, как минимум, скепсис. Возможно, внешние партнеры куда охотнее склонны помогать стране, нацеленной на процветание, а не на войну, но такой диссонанс – слишком серьезный риск, чтобы им пренебрегать.

Несмотря на относительно спокойную ночь, понедельник ожидается не по-февральски горячим. От условно существующей коалиции потребуется весь ресурс прочности.

Лилия Брудницкая, эксперт ЦСП «ВыбоР»

 

 

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *