Рада в камуфляже

На появление военных в Верховной Раде оппозиция среагировала мгновенно и правильно, — вице-спикер Оксана Сыроед закрыла заседание. Но эту реакцию нельзя назвать спонтанной, поскольку, противостояние между группами влияния в Украине достигло очередного пика и, пока не будет разрешения, возможно все. В том числе, с высокой вероятностью – дальнейшая эскалация внутреннего конфликта.

Зима аукается

С точки зрения политического процесса, бурный и насыщенный событиями день 15 марта начался зимой, со старта блокады ОРДЛО силами активистов и «Самопомощи». Тогда, к величайшему удивлению наблюдателей, власть предпочла не реагировать прямо на блокаду, хота то и был прямой вызов Банковой и Порошенко лично, а использовать ее в своих целях.
Но на самом деле 15 марта могло стать апогеем не столько блокады ОРДЛО, сколько куда более ранних процессов. Например, выхода Юлии Тимошенко на прямую прю с Петром Порошенко (с прицелом на досрочные парламентские выборы).
15 ноября, когда был «День гнева», стороны поиграли бицепсами, но тактическая победа осталась за властью. Эту победу уже тогда многие наблюдатели называли пирровой, потому что, усиленные патрули в правительственном квартале слишком напоминали аналогичные – ныне названные антинародными — перед и во время Майдана. Вместо выйти на диалог с народом, президент Майдана Петр Порошенко предпочел отгородиться от этого самого Майдана, частично удовлетворив требования участников акции протеста. Тогда у него был шанс выстроить диалог с народом, в том числе, и со своими прямыми оппонентами.
Сейчас он этот шанс утратил. Ошибочность ставки на грубую силу вылилась в нынешнее, куда более опасное, противостояние. В ноябре 2016 года удалось более-менее убедительно объяснить массовые акции не высокими тарифами, а политиканством. Сейчас ситуация куда серьезнее: раскол пошел по «силовикам».
По эту и по ту сторону противостояния вооруженные люди в камуфляже. Народный депутат Владимир Парасюк атакует бойцов Нацгвардии и Нацполиции. Те не могут ответить, поскольку, Арсен Аваков избирателен в вопросе, кто именно совершил правонарушение и, на фоне старательно замятого скандала с Сергеем Пашинским раздувание истории с Владимиром Парасюком по меньшей мере несправедливо. И в провластной коалиции, и в оппозиции есть комбаты, солдаты, бывшие милиционеры и сотрудники внутренних войск (ныне Нацгвардии). У них неоднозначное восприятие персоны и деятельности Арсена Авакова. И если лидеры политических сил обостряют противостояние из политических целей, то эти люди выступают «за» или «против» своих коллег «под Аваковым» исключительно из своего отношения к происходящему. У них — пример, как сотрудников «Беркута», сколько их не осуждай, выполняли приказ тогдашней власти, буквально бросили на растерзание. В том числе, и их непосредственное руководство. И теперь новые «силовики» крепко раздумывают, прежде чем выполнять те или иные приказы. Можно сказать, что приказы они выполняют. Пока что.

Победа есть победа

Возвращаемся к блокаде. «Самопомощь» и «Батькивщина» обыграли БПП и «НФ» на несколько шагов вперед и, что главное, одержали стратегическую победу.
Во-первых, как и предполагал «ЗамПолит, блокадный редут переместился непосредственно в сессионный зал. То, что Антон Геращенко провел людей в камуфляже, было естественной попыткой власти оправдать ночные события. Однако формально произошло грубейшее нарушение Регламента работы ВР. Более того, когда бойцам все же предоставили слово, выступающий начал говорить по-русски. С точки зрения Петра Порошенко, провокация или медвежья услуга, но никак не конструктивная попытка вернуть Банковой рычаги хотя бы контроля за ситуацией. Благодаря блокаде в зале, «Самопомощь» и «Батькивщина» получили блестящую возможность обвинять власт в силовом захвате парламента и в угрозах парламентаризму вообще. Достаточно смоделировать риторику коалиции, если бы военных провели в зал эти две фракции, чтобы понять, насколько глупой была попытка дать слово «силовикам».
Во-вторых, излишне эмоциональное, как для политика в такой ситуации, выступление президента Украины на заседании СНБО свидетельствует об откровенной слабости власти. Прежде всего, умственной. Потому что, так выступать можно лидеру партии районного масштаба на митинге, но никак не главе государства на заседании СНБО. Чего мы, как граждане, вправе ожидать от президента, нами же избранного? Наверное, демонстрации того, что он адекватно информирован, и четких инициатив. Вместо этого, что предлагает Порошенко? Перечислив негативы от блокады ОРДЛО, он инициирует (СНБО принимает) полное перекрытие любого транспортного сообщения с ОРДЛО. Алогичное решение направлено на быстрое тушение спааратистского пожара в регионах, но оно же дает инициаторам этого самого пожара существенные преимущества. Ведь если власть, критикуя блокаду, доводит ее до максимально возможной, значит, блокада была правильным поступком. «Самопомощь» и «Батькивщина» могут праздновать. Симптоматично и показательно, как заметался лидер РПЛ.
В-третьих, кризис 15 марта со всей очевидностью высветил губительность замыкания президента на одном «силовике». У Виктора Януковича был Захарченко, у Петра Порошенко – Аваков. В отличие от Захарченко, Аваков опирается на финансово независимую политическую силу. Сейчас он, благодаря 15 ноября и 15 марта, завладел «бриллиантовой акцией»: в любой момент полицейские и нацгвардейцы могут счесть приказы президента преступными. И, в отличие от Януковича, Порошенко никто не вывезет за границу. Ужас для главы государства заключается в том, что, с учетом происходящего, ему не оставляют никаких вариантов удержания власти, кроме силового. Именно поэтому оппозиция в парламенте испугалась: не спонтанности и внезапности, а как раз прогнозируемости бряцания оружием в Верховной Раде.

Тарифы вырастут, за все заплатим мы

День 15 марта силен далеко идущими последствиями. Мало кто обратил внимание, что Петр Порошенко отсек от Украины ОРДЛО, выполнив тем самым указ «ДНР» о госгранице и, что страшнее, отказавшись от украинских граждан на данных территориях. Банковая предполагает, что блокада будет кратковременной. Но судя по тому, как власть относится к украинским гражданам на временно оккупированных территориях, официальный Киев резко сменил тактику от «отвоевания Донбасса и Крыма» до «защиты новых границ Украины».
Защищать то, что осталось, конечно, разумно. Но даже рядовому украинскому гражданину очевидно, что страна трещит по швам. Мы потеряли Крым. Мы 15 марта потеряли Донбасс, отказавшись от него. Вероятно, Банковая сосредоточит усилия на укреплении верности и преданности регионов. И это будет самая жуткая ошибка украинской власти.
В отличие от России, в Украине даже при советской власти не работала жесткая пирамидальная система власти. Вряд ли сработает и сейчас, при наличии обширной оппозиции и общего недовольства людей действиями власти.
Недовольство будет стремительно нарастать. По одной причине, — закрыв ОРДЛО для торговли, Банковая вынуждена будет вновь повысит тарифы ЖКХ и раскочегарить печатный станок для купюр. Сократится приток валюты в страну, ВВП Украины упадет на 3% (предварительные прогнозы). Даже если МВФ даст нам транш, условия будут кабальными. Рост тарифов, которые и сейчас неподъемны, вызовет кризис неплатежей. А поднимающаяся критика Верховной Рады может привести к окончательному выхолащиванию украинского парламентаризма.
Судя по оперативным комментариям, сторонники и спикеры власти вовсю используют обращение ахметовской ДТЭК с тем, чтобы переложить ответственность за ситуацию в стране на олигархов. В данном случае, на Ахметова.
Перенаправить гнев народа на «буржуев», впрочем, вряд ли удастся, хотя активисты в ночь на 15 марта аонсировали адресность погромов. Ахметов, в отличие от Порошенко, может свободно перемещаться по миру. Тем более, в Киеве атккам подверглись и магазины Рошен.

Лилия Брудницкая, эксперт ЦСП «ВыбоР»

Фото официальный сайт БПП «Солидарность»

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *