Истинные жертвы Балаклеи

Взрывы на складе в Балаклее убили, как минимум, одного человека. Косвенных жертв может быть в сотни тысяч раз больше.

Волна осколков

Во время Часа вопросов к правительству в Верховной Раде в пятницу, 24 марта, глава ГосЧС Чечеткин рассказал о первой жертве: женщине 52 года рождения, которую нашли под завалами дома. Вторая жертва жива, но ранена осколками в голову (по данным МОЗ, на которые сослался глава ГосЧС).

Десятки тысяч людей эвакуированы из зоны поражения, размещены во временных помещениях. Эти люди переживают колоссальный стресс, не исключено, они лишены значительных материальных ценностей. Ведь, как рассказали и Чечеткин и глава Военной прокуратуры Матиос, взрывами разрушены частные дома, повреждены школа, детский садик, стены и крыши нескольких многоквартирных домов. если взрывы будут продолжаться, материальный ущерб возрастет.

Осколки свистят – деньги летят

Пока что вопросы, откуда брать деньги на компенсации людям, если и задаются, то фоново и они не являются главными. Но, спустя некоторое время после ввеления ситуации в норму, люди возвратятся на пепелища и начнут возникать.

И вот здесь очень интересный момент. На противодействие трагедии выделены средства. Скорее всего, в общем денег потребуется даже не сотни миллионов, а десятки миллиардов. Почему? Председатель парламентского комитета по нацбезопасности и обороне Сергей Пашинский в четверг, 23 марта, комментируя трагедию, был крайне осторожен в версиях и выводах, однако сам заговорил о боеприпасах. По его мнению, необходимо выяснить, почему именно там, вблизи от российской границы, были сконцентрированы такие объемы боеприпасов. И, независимо от результатов такого расследования, государство уже должно думать о срочной закупке боеприпасов для противостояния врагу.

Взорвать триллион

Речь идет, как минимум, о 7-8миллиардах. Сергей Пашинский не исключил, что для этго придется корректировать госбюджет на текущий год, вносить правки в оборонный заказ.

Мы можем предполагать, что вопрос денег станет главным спустя неделю максимум. И здесь возникают смутные сомнения, которые озвучивались в день трагедии и вряд ли все они будут опровергнуты в ближайшие дни.

Первое. В кулуарах парламента в четверг, 23 марта, некоторые депутаты не под запись высказывали фантастические, по их же уверениям, версии, что взрывы в Балаклее не случайны, а направлены на прикрытие колоссальных хищений в «Укроборонпроме». Чтобы замести следы, необходимо устроить взрыв, по аналогии с «ограблением» склада перед ревизией (наглядный пример – фильм «Операция «Ы»). Косвенно к «Укроборонпрому» имеет отношение как раз Сергей Пашинский, хотя бы в силу руководства стратегическим парламентским комитетом. И то, что он поднимает вопрос денег, может быть случайным, а, может, и нет. В любом случае, деньги выделять придется, поскольку, по словам Пашинского, необходимо противостоять российской агрессии. И если действительно на склад свезли рекордное количество боеприпасов, ненормально высокое, не исключено, кто-то (не Пашинский!) хочет замести следы миллиардных хищений, возможно, на закупке некачественых боеприпасов. Косвенно в пользу такой версии – присутствие в Украине международной комиссии по вооружениям.

Дрон против дрына

Второе. Сомневающиеся намекают, что подрыв с помощью дрона замечателен тем, что установить заказчиков диверсии не удастся. Мы в четверг, 23 марта, могли наблюдать, как менялась основная версия: от однозначной диверсии до диверсии-халатности. С утра в пятницу, 24 марта, представители «силовиков» делают акцент на социальной составляющей трагедии в Балаклее. «Российский» след, безусловно, основная версия, тем более, хранилище рядом с российской границей.

Но если бы РФ действительно хотела вывести из строя украинскую армию и нанести тяжкий вред стране, ей проще было бы взорвать АЭС или киевскую ГЭС. НА АЭС, кстати, замести следы неизмеримо легче, а плотина, как утверждают экологи, в аварийном состоянии.

В то же время, если бы Кремль хотел прицельно подорвать (в буквальном смысле!) украинскую армию, он бы целился в склад, где хранились или условно хранились бракованные боеприпасы, на которых кто-то сильно нагрел руки. При тщательном расследовании такие факты утаить невозможно или очень сложно. Деморализующий эффект был бы поразительным. И что замечательно, никакая Гаага причастности или злого умысла со стороны РФ не докажет.

Попутно внешним партнерам Украины продемонстрировано, что власть может красть и, если и не крадет, тратит средства неэффективно.

Дивиденды

Третье сомнение связано с первым напрямую. Если взять в скобки российский сдел и вполне логичную, объяснимую атаку Кремля на Украину, остается полускрытая интрига вокруг руководства силовых структур и особенно военной «верхушки».

Допустим, есть несколько групп противостояния в военных кругах и в спецслужбах. Влиять на кадровый расклад сложно, поскольку, их назначает президент. Допустим, высокие должностные лица вошли в клинч из-за денег. Пострадала или почувствовала прямую угрозу себе сила, которая, прямо не влияя на президента, заинтересована в нейтрализации тех, кто, возможно, вот-вот готов был выйти на президента (или выше) с разоблачениями.

Взрыв в Балаклее неизбежно приведет к перестановкам в высшем руководстве армией и, возможно, спецслужбами. Даже если ничего не произойдет, они будут чувствовать себя, мягко говоря, неуютно.

За счет этого укрепит свои позиции в силовом секторе президент. Угроза заключается в синхронном укреплении позиций тех, кто отрабатывает интерес определенных сил, не обязательно кремлевских, но прокремлевски ориентированных. Если два условных центра влияния на «силовиков» сгруппируются, развитие событий может привести к расколу.

Молчать и слушать

Тактика повышения чувствительности военных к внешним воздействиям не корреспондируется с принятым Верховной Радой законом о поправках в э-декларирование. Общественные организации теперь обязаны декларироваться, равно как и все их контрагенты.

Поправки были внесены поспешно, но их текст свидетельствует, что выписывались они тщательно. Молниеносность вброса в законопроект об освобождении от э-декларирования военных наводит на мысль, что некиим силам стали угрожать внезапно открывшиеся обстоятельства. Например, группа военных словила политиков на коррупции и намеревалась заявить об этом публично, или политики, наоборот, выявили факты чудовищной коррупции. В любом случае, на фоне саммита НАТО и международной комиссии в Украине, требовалось срочно зачистить концы. Что и было сделано: грубо, с нарушениями, буквально измором (депутатов лишили перерыва).

И если взрывы в Балаклее уничтожили доказательства, то зачистка антикоррупционных ГО призвана навеки похоронить возможные шлейфы, остатки, осколки и ошметки информации, которые могут быть убийственными для определенных сил.

Тест для Банковой

А Петр Порошенко теперь в неудобной ситуации. С одной стороны, его закон нафаршировали такими поправками, что в США отреагировали немедленно и жестко. Логично, если глава государства возмутится и не подпишет его, применит частичное вето или хотя бы прокомментирует ситуацию. С другой, если Петр Порошенко подпишет, он тем самым признает свою причастность к скандальным поправкам.

Более того, президент уже пытается использовать все возможности, которые открывает взрыв. А возможности широчайшие: от резкого сужения для оппозиции рычагов воздействия на власть до введения военной диктатуры по сути. Помимо прочего, это превращает его власть в неограниченную. Так, НКРЭ КП повысила тариф на электроэнергию, социальный взрыв будет сдержан либо силами военных, либо спецслужб.

МВФ за все заплатит?

Есть и другие слухи, совершенно фантастические. В соответствии с ними, взрывы в Балаклее прикрывают не хищения в армии, а разворовывание средств МВФ. Перенос сроков рассмотрения вопроса об Украине был вызван, в том числе, и вопросами о нежелании украинских властей «раскуркулить» чиновников, которые, как показало э-деаларирование, сами могли бы сообща кредитовать МВФ.

Тут кстати пришлись и непопулярнве реформы, на которых ФОНД не настаивает, — Фонду нужен сведенный, сбалансированный Госбюджет, и если правительство не может предложить ничего иного, Фонд не имеет права что-то навязывать.

Ярость Банковой или тех, кто запустил поправки, направлена на инициаторов э-декларирования и засвечивания чиновниками своих прибылей. В такой ситуации имидево пострадавшим ничего не остается, кроме агрессивной обороны.

Что они и делают.

Кремль не спит

Сценарий «закручивания гаек» в Украине слишком сходен с российским (как и проект о декларировании), чтобы не проводить параллели. Но, в отличие от РФ, в Украине есть традиции сильной оппозиции. Если Петр Порошенко пойдет военным путем, он может получить эффект отторжения от внешних партнеров. Которые, конечно, понимают, что для некоторых война – это сверхприбыли, но они не обязаны, пока определенные лица отстаивают за госсчет свои частные интересы, финансировать маневры и терять свои деньги, ссорясь с РФ.

И никто пока что не допускает мысли, что именно военный сценарий был бы желаннее всего Кремлю. Просто потому, что Украина станет очень-очень пригодной для управления извне. Посеять рознь глупым, с точки зрения формальной логики, подрывом Балаклеи и спровоцировать внутренние разборки, — это так примитивно, что никто не догадается.

Мне кажется, президент начал догадываться. А вы?

Лилия Брудницкая, эксперт ЦСП «ВыбоР»

Фото 112.ua

 

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *