Если б я был султан

Конституционный референдум в Турции завершился, но страсти вокруг его результатов только разгораются. И уймутся не скоро. Учитывая, что Турция – сосед Крыма, ситуация в этой стране для нас стратегически важна. Местная оппозиция намекает на реставрацию султаната.

Мечта хозяина

Президент Турции Реджеп Эрдоган по итогам референдума получает полномочия, достойные султана. Он может самолично назначать и увольнять министров и высших госчиновников, вводить чрезвычайное положение и распускать парламент. Президент Турции также будет исполнять обязанности премьер-министра. Иными словами, контролировать исполнительную вертикаль. В 2019 году должность премьера вообще упразднят за ненадобностью.

Количество депутатов парламента увеличивается с 550 до 600 человек, выборы президентские и парламентские будут проходить один раз в пять лет одновременно.

Сам Эрдоган получает возможность оставаться на своем посту два президентских срока, то есть, до 2029 года.

Теракты или диктатура

Главной мотивацией референдума стали теракты 2015-2017 годов. Силовые структуры явно не справлялись с террором. РеджепЭрдоган заявил, что только расширение полномочий президента, укрепление власти в Турции способно противостоять вакханалии террора.

Однако даже громкие и кровавые теракты не смогли убедить турок в пользе единоличного правления. Позицию президента Турции на референдуме поддержали 51,41% граждан. Противников номинально меньше, но показатели таковы, что соотношение примерно равно, с учетом статистической погрешности и приписок.

Евросоюз негативно отреагировал на результаты референдума. В самой Турции проходят массовые акции протеста, которые могут вылиться в революцию. Ирония момента заключается в том, что, чем мощнее будут протесты оппозиции, тем больше аргументов в свою пользу будет у президента Турции. Ему достаточно будет расширить понятие «терроризм», выделив в нем «внутренний терроризм», заклеймить оппонентов и сконцентрировать в своих руках почти султанскую власть.

Турецкий гамбит

Президент Турции своим резким ответом Евросоюзу дал понять, что считает себя победителем. А победителей, как известно, не судят.

Резоны ЕС понятны: в государствах Евросоюза нарастают изоляционистские настроения, умноженные на жажду порядка, что, в свою очередь, порождает тягу к «сильной руке», которая этот порядок наведет. Не в последюю очередь такой тренд порожден и политикой мультикультурализма, которая стирает не только границы (что полезно), но и национальные идентичности. Многие базовые нормы мультикультурализма вступают в противоречие с национальными, традиционалистскими. Между тем, традиционализм и национальная идентичность – основы «сильных рук».

Президент Турции не просто сыграл на восходящей волне, которую в ЕС осознали и пытаются сбить. Он предложил технологию, реализовал ее и намерен провести мастер-класс по защите результатов. У Брюсселя же пока что сбить волну получается плохо, — в пользу «сильной руки» мощно играет мировой терроризм. И если в Турции вспыхнет революция, у НАТО появится повод непосредственно вмешаться. Что, отметим в скобках, делает перспективы возврата Крыма реальными: только не Украине, как наивно полагают некоторые киевские политики, а Турции. А у России появится законный повод ввести не разношерстных боевиков, а регулярные войска в черноморский регион.

Не раскол, а сплав

Если революции в Турции не произойдет, Эрдоган сделает все, чтобы свести внутреннюю оппозицию к формату, аналогичному российскому, и утвердит свою власть надежно и надолго.

Не исключен и вариант раскола Турции, хотя на данный момент он выглядит маловероятным. В отличие от Украины или от Кыргызстана, где политическая ориентация регионов – важный фактор, в Турции оппозиция не настолько привязана к территориям. Помешает и то, что Эрдогану оппонируют и ультраправые, которых как раз и связывают с ИГИЛ.

Украинский интерес

Президент Украины Петр Порошенко пообщался по телефону со своим турецким коллегой. О поправках в Конституцию говорили аккуратно. Судя по официальному тексту, глава Украинского государства отметил завершение в Турции политической кампании, — и точка. В остальном, речь шла об экономическом сотрудничестве.

Но даже в таком строгом тексте есть место эмоциям. Петр Порошенко поблагодарил Реджепа Эрдогана за неизменную поддержку Турцией независимости и территориальной целостности Украины. Возможно, здесь отголосок тревоги за Крым.

Украие опыт Турции интересен имплементацией результатов референдума. Как помним, в 2000 году плебисцит со сходными позициями проходил и в Украине. Реализовать итоги референдума не удалось до сих пор, хотя, как ни странно, они не утратили легитимности. К предпосылкам такого референдума в Турции следует очень внимательно присмотреться украинской оппозиции.

Если Петр Порошенко захочет сыграть в «сильную руку», ему достаточно перенять опыт турецкого коллеги. Сделать это будет даже проще: закона о референдуме нет, достаточно собрать 300 голосов в Раде и внести правки в Основной закон или объявить чрезвычайное положение в стране.

Геополитически сильная Турция на данный момент выгодна Украине. Но есть и угрозы. Например, тяжбы по тому же Крыму. Вступление Турции в крымскую кампанию будет выгодно России, так как, затянет во времени возврат полуострова Украине.

Кроме того, единоличное правление плохо тем, что слишком многое зависит от одного человека, а тот, в свою очередь, может быть зависим от своих личных симпатий и антипатий. Эрдоган, конечно, друг Украине, особенно некоторым ее экс-президентам. Но до тех пор, пока что-то в действиях Украины не вызовет у него эмоционального всплеска.

Экспрессия Эрдогана во внешней политике никого не удивляет и не возмущает, — таков уж он есть. Не придется ли Украине делегировать к нему новую Роксолану?

ЗамПолит

Фото Пресс-служба президента Турции

 

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *