Флаги носят и под комми косят

Самыми лучшими декоммунизаторами являются как раз те, кто пытается реанимировать признак коммунизма. Первомай в Украине стал наглядным доказательством.

Форма и формат

В Киеве по Крещатику прошлась краснофлаговая колонна, вызвав комментарии различного толка, но возмутить спокойствие не получилось. В Днепре были стычки неосоциалистов с возмущенными активистами, но – внимание! – повздорили социалисты и профсоюзы. Которые в столице Украины, напротив, объединились в одной первомайской акции.

Не обошлось без стычек между противниками идеологического красного в Виннице и в Херсоне, причем по сходному сценарию: молодые активисты с патриотической символикой (ультраправые) атаковали социалистов и других неолевых красного толка. В этих случаях заметен фактор возраста: «дети» противостояли «отцам».

Сходные черты мероприятий: красные флаги и ностальгические отсылы к советскому прошлому (в Киеве барабанщицы, музыка), подчеркнуто левые лозунги, слегка модернизированные (Киев) или подчеркнуто винтажные (Херсон). Сценарий противостояния общий: правые активисты реагировали на внешнюю атрибутику. Послелдний нюанс важен для понимания истинного смысла плясок вокруг 1 мая.

Ягодки сладки, а взятки – гладки

 Западные профсоюзы ревностно ограждают День солидарности трудящихся от политизации. Политсилы принимают участие в шествиях или организовывают свои, но ведующая роль у профсоюзов. Судя по тому, как прошел Первомай в Париже, политикам все тяжелее противостоять соблазну попользоваться красной датой. Тем не менее, профсоюзы держат оборону и выдвигают конкретные требования или претензии к власти. Что из этого следует? На четкие формулировки власть и отвечает четко: хулиганам – газом промеж глаз, профсоюзам – пакет решений. Или молчание, если не желает диалога. Но последнее – редкость.

В Украине Перовомай выхолостили в СССР, сведя к пикникам (хотя, строго говоря, пикник 1 мая был ответом на запрет шествий в этот день в царской России). Сейчас считается, что 1 мая – наследние советского прошлого и подлежит декоммунизации. Опять же, это не так, поскольку, очистив дату от идеологических наслоений, ей надо просто вернуть истинный смысл. Поскольку этого не делается, Первомай становится лакомым и легко доступным для политсил.

Чем они, судя по акциям в Украине, и пользуются. Разве что в Киеве были озвучены относительно четкие, но невыполнимые требования: национализация, смерть коррупционерам, запрет МВФ в Украине.

Значит ли это, что профсоюзам нечего сказать? Наверняка нет. Одна борьба вокруг проекта Трудового кодекса, где бои ведутся за каждую запятую, способна дать с десяток актуальных и привязанных к ситуации лозунгов и требований. В остальных случаях доминировали ностальжи вперемешку с «власть – трудящимся».

То, что разыгрывая политические одноходовки, партии выбивают почву из-под ног профсоюзов, мало кого волнует. Уровень ожидания досрочных парламентских выборов достаточно высок, чтобы политические цели вышли на первый план.

Красненькое и без вкуса

 Такая диспозиция выгодна и власти. День солидарности трудящихся, если и обретет некий воинственный смысл, то не сейчас. На данный момент, это маевка: костер, шашлыки, развлечения. И логика есть: власть дает откуп трудящимся в виде дополнительного уикэнда, чтобы те не слишком обвиняли власть в ущемлениях своих прав.

Но попутно провластные силы решают и свои политические задачи.

Во-первых, в зародыше дискредитируются неолевые. Это примерно за 20% электората (в региональном разрезе доля может возрасти и до 40%). Пока что попытки освоить левую идеологическую нишу робкие, новые партии вынуждены действовать в узких пространствах, оставляемых такими гигантами, как «Батькивщина» или РПЛ, декларирующими некоторые левые идеи социального толка (т. е. социалистические), а также со всеми другими мощными партиями, потихоньку эксплуатирующими левые или левоцентристские лозунги.

Стартовые условия жесткие, но и куш соблазнительный. Особенно если учесть плотность наполнения правого и правоцентристского фланга. Связкой неолевых с советским прошлым такие партии автоматически ограничиваются в целевом электорате (возраст, убеждения, регион), что сводит к минимуму их перспективы попасть в Верховную Раду.

Во-вторых, изящно и ненавязчиво выказывая солидарность с правыми (в некоторых эпизодах даже с ультраправыми – мягкость реакции полиции на избиения демонстрантов), провластные силы крепко держатся за свои центристские позиции. На пестром и раздрызганном фоне политразборок они выглядят умеренными, рациональными, спокойными и поэтому надежными и привычными. Четвертый год войны формирует серьезный запрос на стабильность и позитив, поэтому воинственные кличи неолевых (без чего невозможна серьезная партийная заявка) будут восприниматься чуть ли не как хулиганство.

Проблемы с наполнением

По большому счету, Украине как демократическому государству левые политсилы европейского толка были бы полезны: предметов для дискуссий более чем, отстаивать права пролетариата действительно необходимо (особенно в нашем олигархате), левые бы уравновесили правых и стабилизировали проблемные флагни политикума.

Однако для этого требуется проводить серьезную и затратную работу, которая мало кого привлекает. Если бы не бесхозные 20% избирателей, левый фланг вообще бы остался пустопорожним.

Но попытки вдохнуть жизнь в левое движение в Украине пока что успехом не увенчались, поскольку нет глубокой теоретической работы, что выливается в юзание давно заюзанных лозунгов.

Почему-то у нас убеждены, что левые – это СССР и красные флаги. На самом деле, левые партии также могут вести серьезную работу и избрать себе, допустим, брендом серый цвет, или сиреневый, или серо-буро-малиновый. Главное – не колор на древке, а суть действий.

Вместо этого имеем охоту за ностальгирующими о временах Советского Союза, для которых и разрисовано первомайское алое великолепие.

***

Примерно за неделю до Первомая в вагоне метро увидела в руках у одного из пассажиров огромную толстую книгу морковно-кровавого цвета. Пассажир книгу увлеченно читал. И он был не дедушкой в местах о советском прошлом, хотя книга называлась «Капитал». Вагон метро не показатель. И все же, запрос есть. И будет нарастать, если оглянуться на ту же Грецию. С учетом вышесказанного, я не удивлюсь, если левыми идеями вооружатся правые. Ведь ущемлять права трудящихся – это и ущемлять права украинцев. Добавив фактор национальности «буржуинов», получим гремучую смесь. Гораздо более опасную, чем алые стяги. Ведь, независимо от раскраски, в ответ на нажим сверху (сокращение доходов, снижение производства и т.п.) неизбежна сила противодействия.

Лилия Брудницкая, эксперт ЦСП «ВыбоР»

Фото сайт Сергея Каплина

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *