Увлеклись и доигрались

2 мая в Украине вспоминали одесскую трагедию и пытались не допустить новую, а на международном уровне был день бурного общения. Сначала президент РФ Владимир Путин поговорил в Сочи с канцлером ФРГ Ангелой Меркель, затем он же по телефону с президентом США Дональдом Трампом, а президент Украины Петр Порошенко – с премьером Израиля. И еще президент Беларуси Александр Лукашенко упомянул об Украине. О чем, собственно, речь?

Вам налево, нам – направо

Визит Ангелы Меркель в Сочи стал своего рода символическим, поскольку США увязли сразу в двух внешних кризисах, не считая внутреннего, и заниматься Украиной Вашингтону сейчас поросту нет времени. Во всяком случае, на официальном уровне в США упоминают об Украине вскользь. Чем и воспользовалась канцлер ФРГ, перехватив инициативу и сделав заявку на посредничество между РФ и США. (Этому, кстати, способствуют и выборы во Франции 7 мая).

Для этого необходимо урегулировать украинский вопрос. В совместном заявлении для СМИ Меркель и Путин повторили ранее озвученные тезисы об отсутствии альтернативы Минским договоренностям. Если стороны хотели показать, что в переговорах о мире в Украине наметился прогресс, то им это удалось частично.

На совместной пресс-конференции, стенограмму которой можно прочитать здесь, найти точки соприкосновения реально лишь при очень большом желании.

Ангела Меркель отметила трудность «нормандского формата», откаты назад и тратегию миссии ОБСЕ, подытожив, что, к сожалению, большого прогресса еще нет, — нужно добиться перемирия.

Владимр Путин видит ситуацию иначе: альтернативы «нормандской четверке» нет, вместо перемирия – разведение сил и средств сторон конфликта, прямой диалог между Киевом и ОРДЛО. Важнейший момент в его ответах – это не «перемирие», а законодательное закрепление особого статуса регионов и проведение выборов.

Условия гешефта

 В ответах на вопросы расхождения еще разительнее. Если Меркель говорит о необходимости вернуть Украине контроль за границей на востоке, то Путин именует революцию переворотом и, комментируя усиление отделения ОРДЛО (паспорта, валюта, национализация), ловко переводит стрелки на официальный Киев, говоря, что украинская власть организовала «эту блокаду».

Опорный пункт Путина – прямой диалог конфликтующих сторон. Опорный пункт Меркель – перемирие. Несовпадение слишком серьезное, чтобы ожидание результатов было разумным. В вопросах сомнения в результативности действующих форматов доминировали. Но, не приводя никаких разумных аргументов, высокие стороны упорно держались за «нормандский» и Минский форматы. Вопрос – почему?

Путин на прямой вопрос ответил, что формат рабочий, без него было бы хуже. (К слову, здесь он допустил ошибку: если Россия не сторона конфликта, как он мог знать, что будет хуже?). И перешел к любимому коньку – к прямым переговорам «Украина-ОРДЛО».

Ангела Меркель категорически отмежевалась от таких поползновений, вновь четко обозначив: сначала мир – потом выборы.

Однако зачем было собираться, чтобы озвучивать ранее озвученное? Вероятно, наметились некие подвижки. Одна из них – ожидание политического реванша ПР. Кремль может до бесконечности вести прежнюю игру, перекладывая ответственность за ситуацию в Украине на власть, пришедшую в результате «переворота». РФ и Путин лично при этом ничем не рискуют и ничего не теряют.

В то же время, для Ангелы Меркель урегулирование ситуации в Украине важно и необходимо. Независимо от причин, возникла срочность. Не случайно канцлер ФРГ намекнула президенту РФ на возможность снятия или смягчения санкций для России.

Видимо, условия сделки Путина не впечатлили. Свои эмоции постфактум госпожа Меркель изложила на официальном сайте. Для нас позитивно то, что канцлер ФРГ пытается согласовать свою позицию с позицией официального Киева. Так, в сообщении на сайте правительства ФРГ подчеркивается тема санкций и их привязка к достижению «нулевой точки» на востоке Украины. Вопреки озвученным тезисам Путина, она сделала заявку на альтернативу Минским соглашениям – на Дорожную карту. А теперь внимание – на Дорожную карту проведения выборов в Восточной Украине. То есть, прекращение огня и обмен пленными — это хорошо, но нужен прогресс и в политическом плане. В частности, легитимная власть в восточных регионах.

Хотя никакого упоминания об особом статусе территорий ОРДЛО нет, мы можем предположить, что единственной точкой соприкосновения позиция РФ и ФРГ по Украине является легитимизация власти в ОРДЛО.

Джинна – в бутылку

 Полагаю, на Банковой понимают все угрозы и риски такой схемы достижения мира. Очевидные выгоды – прекратятся боевые действия, страна станет цельной вновь, АТО будет завершена.

Рисков на порядок больше. Главный заключается в том, что риски среднесрочные, а выгоды – краткосрочные, но эффектные.

Во-первых, урегулировать ситуацию на востоке Украины без особого статуса для ОРДЛО невозможно, если исходить из озвученных по итогам встречи тезисов. В отмен на законодательное закрепление особого статуса боевые действия прекратятся. Но Украина лишится весомого аргумента в свою пользу, так как, видимая часть конфликта будет снята. Россия же, потускнев как агрессор, при известной ловкости может набрать и баллы как миротворец. При этом, сам конфликт не будет решен по сути. Значит, вспыхнет в любой момент.

Во-вторых, как только в ОРДЛО будут проведены выборы, Киеву придется выйти на прямой диалог с легитимной теперь властью этих территорий. Вероятно, «кнутом» станут очередные обострения ситуации в зоне, где была АТО. Прямые переговоры автоматически придадут конфликту статус внутреннего, и президенту Украины будет проблематично взывать к Будапештскому меморандуму и к совести внешних партнеров.

Таким образом, вместо решения конфликта по сути напряженность на востоке Украины будет загнана, как джинн, в бутылку. Сосуд с гремучей смесью окажется в полной власти Кремля. В лучшем случае, представители региональных кланов востока страны получат внушительное представительство в высших политических кругах Украины. В худшем, по аналогичной схеме «разорвет» запад страны.

В-третьих, вопрос о Крыме даже не был упомянут.

Украину загоняют в угол. Катастрофично то, что официальный Киев не озвучивает никаких встречных конкретных планов, в то время как неофициальные «планы» цветут пышным цветом.  Отстаивание своих позиций — это супер, но надо хоть продемонстрировать, что мы владеем информацией о ситуации  и — главное! — хотим урегулировать конфликт.

Игрушки Трампа

 Проблема в том, что Владимир Путин может себе позволить как угодно играть с Украиной сейчас. Помимо того, что от позиции РФ многое зависит в Сирии, взгляды Москвы нельзя игнорировать в корейском кризисе.

В последнем президент США увяз крепко. Если в Сирии он буквально отбомбился, то в корейском регионе метод «кувалдой по микросхеме» может срикошетить и по Вашингтону.
Собственно, он уже срикошетил. В ответ на попытки США усилить свой контингент в регионе Китай выказал недовольство. Отношения с Китаем у Дональда Трампа, мягко говоря, сложные: изоляционизм Штатов лишает Китай обширного рынка сбыта, а раздражение корейской «пятки» ставит под угрозу национальную безопасность Поднебесной. Мы можем предположить, что шапкозакидательство Трампа в кореях привело к озабоченности в самом Вашингтоне, следствием чего и стал телефонный звонок Путину.

В официальном сообщении Белого Дома основной темой заявлена Сирия, что же касается Северной Кореи, то ситуация была обозначена как «очень опасная». Зато на сайте президента РФ блок по Корее был дан развернуто. Оказывается, ситуация на Корейском полуострове была обсуждена «обстоятельно». Более того, Путин «призвал к сдержанности и снижению уровня напряженности». В переводе с официального, поучил Трампа уму-разуму и благодушно пообещал помочь в «совместной работе, ориентированной на дипломатические развязки» по комплексному урегулированию проблемы.

В обмен на это Россия получает бонусы в Сирии. В перспективе не исключено и снятие санкций, хотя об этом и не говорилось. Косвенно вопрос о санкциях, который РФ может решить изящным шантажом с помощью Китая, поднимала Ангела Меркель.

А нам что?

Для Украины конъюнктура явно не благоволит. Но прелесть заключается в изменчивости политпроцесса. Ситуативно у США возникла потребность в РФ как в посреднике с Китаем. Также ситуативно у ФРГ появилась потребность срочно обсудить с РФ экономические вопросы. Украина упоминается, о ней полноформатно говорят в Сочи, но на данный момент украинская проблематика, в лучшем случае, вторична. Оброазно выражаясь, у Трампа другие игрушки и он отдает за ненадобностью сложный восточно-европейский регион на откуп либо ЕС, либо РФ, либо всем вместе взятым.

На первый взгляд, картинка удручающая. Но у нас есть безвиз, который скоро заработает, и неплохо оснащенная армия, которая может дать отпор хотя бы в первые несколько часов. С такими козырями имеет смысл сделать паузу и подождать, до чего, в итоге, доиграются тяжеловесы геополитики.

А они доиграются. Судя по тому, что украинский президент обсуждал с израильским премьером сотрудничество в области кинематографии, триллер «сектор Газа» может получить неожиданное продолжение в самом неожиданном месте.

ЗамПолит

Фото Сайт правительства ФРГ

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *