Тень президента

Петр Порошенко на большой пресс-конференции упустил уникальный шанс выстроить психологисческий мостик между социумом и собой как личностью. Редкий случай, когда президентом интересуются как человеком. Здесь бы Петру Порошенко и развернуться во всю ширь! В отличие от склонного к публичному самоанализу Виктора Ющенко, пятый Украинского государства предпочел инстинктивно застегнуться на все пуговицы. Почему? Далее – здесь.

Несовпадение тональностей

Те, кто ожидал минуты молчания в память о погибших в Авдеевке 14 мая, просчитались. Петр Порошенко излучал повышенный оптимизм по поводу Дня матери. Учитывая гибель от обстрела Авдеевки родителей двух детей, эйфория более чем странная, да еще и подчеркнутая призывом «поприветствуйте женщин». В зале не все женщины – матери, как их отделять и как поздравлять?

Следующим тезисом был блок безвиза и сближения с ЕС. Повторив обкатанные тезисы, президент Украины остановился на бумажной волоките. И здесь впервые вышел из образа Петра Лучезарного, выразив неподдельную обеспокоенность бюрократическими «рогатками». Случайно или намеренно, он дал понять, что до вольготного пересечения границ еще далеко и реальность вполне способна оказаться хуже мечтаний.

Краткость спича была обусловлена тем, что безвиз откомментирован на всех возможных площадках и добавить, по сути, нечего. Вероятно, президент ожидал, что и вопросы будут в основном касаться дружбы с Евросоюзом, ситуации на Донбассе и других привычных тем. Он был лишь условно готов к челобитным представителей региональных СМИ, к антикоррупционным и личным вопросам. Главным раздражителем стало убийство Павла Шеремета.

Я не я, и ГПУ не моя

Впрочем, главный мессидж был послан и воспринят, — Порошенко будет баллотироваться на второй срок. В пользу этой версии – цикл передач на «ахметовском» телеканале «Украина», который будет снимать Марина Порошенко. Паззл складывается банально: договорившись с Ахметовым, Петр выставляет ОПЗ на приватизацию (о чем он четко заявил), а Марина, при активном содействии творческих ахметовских сил, окучивает восточные регионы.

Для осуществления плана требуется предсказуемая ГПУ и смпаянный силовой «кулак». Комментируя год Юрия Луценко на посту Генпрокурора, президент Украины интересно оговорился: «Реформа ГПУ под моим рук…по моей инициативе». СБУ, Нацполиция, МВД были защищены в ответах на вопросы о расследовании убийства Павла Шеремета. Мы не можем исключать, что на Банковой всерьез опасаются разрастания процесса по Шеремету до масштабов дела Гонгадзе.

С одной стороны, Петр Порошенко максимально старался показать, что силовые и прочие структуры равноудалены от него. С другой, что он все контролирует.

Трамп и местности

Но это далеко не так. После двух вопросов с мест (дорога на Николаев и первые итоги работы нового губернатора Одесской области) Петр Порошенко чаще использует формулировку «как меня информировали», «как мне доложили». Иными словами, пытается отмежеваться от обвинений в неадекватном восприятии реалий и одновременно подыскивает виновных.

Вывели его из спокойствия такие невинные, на первый взгляд, вопросы о недостатках и об аргументации голосования за Порошенко (РБК-Украина). О недостатках в госуправлении он так и не ответил. О своих достоинствах отстрелялся картонными фразами. Все!

Покоробило его замечание о слишком частом «я». А ведь это была редкая возможность раскрыться как человек. Хотя бы показать, что способен к самокритике. Но если признать за собой, пусть мелкую, недоработку, придется срочно искать виновного, что в условиях пресс-конференции, на ходу, сделать проблематично. Мы так и не поняли: он себя критикует или предпочитает не замечать просчетов?

Если бы Петр Порошенко хоть немного раскрылся, возможно, мы бы поняли, каково это – ублажать олигархов, разыгрывать демократа перед внешними партнерами, победительного вождя – перед военными и отца-европеизатора – перед всеми нами.

Вместо этого президент Украины сам себя похвалил, отвечая на вопрос об отношениях с США: «Я имел несколько блестящих разговоров с президентом США».

За все нужно платить

Спрятать все не получилось. Этого вообще лучше не делать, — все равно вылезет. Лично меня заинтересовал блок ответов по нормандскому формату. В сухом остатке, мысль президента такова: США как гарант Будапештского меморандума априори являются участниками норманского формата. С нетерпением ожидаю, отреагируют ли на этот пассаж в Белом Доме. И если да, то – как. Скорее всего, нет, ведь Вашингтон формат участия в нормандском формате на данный момент устраивает.

Не менее любопытны ответы по Минским соглашениям. Это единственная возможность Россию платить за свои злодеяния. Если мы цинично продолжим мысль Петра Порошенко, Минские соглашения – единственный документ, под которым подписалась РФ – являются рычагом давления на Кремль. И Кремль платит. Правда, неизвестно, сколько, кому и как, но, по заверениям Петра Порошенко, платит.

Схема напоминает больше коммерческую, чем дипломатическую. В нее укладывается и категорическое отрицание любых блокад или «отсеканий» ОРДЛО.

..Опа в знаменателе

Благодушия Петра Порошенко хватило на первые полчаса. Далее начались эмоциональные вихляния: попытки заигрывать, негативная реакция на неудобные вопросы, попытки контратаковать и то, что удавалось лучше всего, — уход от ответов.

Прямо ответил на вопрос о футболке своего сына – «это был Хэллоуин, вертеп». Фраза может стать крылатой.

Лучше всего были подготовлены ответы на вопросы о заложниках и о пленках Онищенко, об НБУ и переговоры по Донбассу, конституционная реформа.

Финальный вопрос, о Евровидении, был призван, скорее всего, снять напряженность. Разрядить обстановку не удалось. Сказав несколько приличных месту и случаю фраз, Петр Порошенко вдруг вспомнил о Сердюке и ..опе.

Наш президент, как и всякое государственное лицо, вынуждет многое таить. Силы для этого нужны колоссальные. У Петра Порошенко они, похоже, на исходе. Не исключено, ему недостает понимания. Что-то важное и жуткое, актуальное на сейчас, он скрывает. И чего-то боится. Поэтому и аккуратно комментирует обстрел в Авдеевке, лишь скромно попиарившись на двух детях-сиротах.

Так происходит тогда, когда президент теряет опору и не уверен в будущем. В том числе, в своем собственном. Не случайно он попросил не называть никаких имен.

Итого: начали безвизом – завершили …опой. Хорошо бы, не стало символом.

ЗамПолит

 

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *