Трамп обваливает гибридную войну

Президент США Дональд Трамп разорвал Парижское климатическое соглашение. Об этом заявил он сам в четверг, 1 июня. При этом Трамп тут же подчеркнул, что готов начинать новые переговоры о вступлении США в Парижскоен соглашение, но на условиях, выгодных экономике Штатов. Событие не такое чтобы уж слишком громкое. Однако его последствия могут быть куда серьезнее террористических атак против мусульман, христиан и взрывов в Маниле, о которых президент США упомянул вскользь.

Спустим с поводка

Главным аргументом для США выйти из Парижского климатического соглашения является сдерживание роста экономики Штатов и, как следствие, сокращение рабочих мест. Дональд Трамп при этом ревниво и эмоционально отзывается об Индии и Китае, которым «многое позволяется», а для США, дескать, Парижское соглашение, помимо сковывания развития энергетики, это еще и дополнительные траты в Зеленый фонд.

Упоминание Китая и Индии не случайно. Если принять рабочую версию, что Трамп открывает эру экономических войн, то первыми объектами должны стать именно эти государства. Они достаточно крупные и мощные, чтобы пытаться играть на их поле, особенно путем локальных конфликтов, а Трампу необходимы внешние враги. РФ сейчас враг для Украины и, если сделать Россию врагом для США, Трамп подчеркнет слабость Штатов. Следовательно, требуются другие кандидаты. Пока одна из Корей испытывает какие-то бомбы, она годится во враги условно, — нет открыто враждебных действий против США.

Тем более, Дональд Трамп отчетливо вильнул от геополитических игр к геоэкономическим. И, выходя из Парижского соглашения, наметил нового врага, куда более перспективного, — те государства, что угрожают экономическому росту Штатов. На выборах врагом была Мексика, сейчас ЕС, Индия и Китай, несправедливые соглашения.

Валютный шторм

Делая акцент на энергетике, особенно на угле, Дональд Трамп делает заявку на куда более серьезные игры. Период валютных штормов 2006-2007 года привел к обвалу рынка недвижимости США и к финансовому кризису 2008 года, который охватил весь мир. После 2008 года были афтершоки, но сейчас мировая экономика вроде бы условно стабилизировалась, мир занялся локальными конфликтами и противостоянием ИГИЛ.

Серия терактов в конце мая 2017 года, где объектами атак стали как христиане, так и мусульмане, стала кратким прологом к постепенному сворачиванию масштабной, единым фронтом, борьбы с ИГИЛ. Наличие жертв-мусульман частично отводит праведный гнев от ИГИЛ, переключая внимание на других (реальных или виртуальных) игроков. Судя по заявлению Дональда Трампа, враги не называются прямо, но чтобы понять, кто подразумевается, информации достаточно. Попутно президент США ставит под сомнение принцип мировых соглашений, точнее, соблюдение справедливости при заключении таких соглашений.

По умолчанию, оружием экономических войн являются валютные спекуляции, раскачивающие рынок в ту или иную сторону. Если намерения Трампа — обрушить систему локальных конфликтов и мелких экономических вылазок, то в ближайшие дни на валютном рынке и особенно на рынке ценных бумаг ожидаются интересные явления. Кстати, именно Китай в свое время считался одним из мощнейших игроков на мировых валютных площадках.

Размыть все

Версия о том, что политики вдохновляются Голливудом, имеет право на существование. Особенно если рассмотреть громкое заявление Трампа как попытку задать новый тон геополитики. По сути, президент США не сказал ничего нового. Его аргументация выхода из Парижского климатического соглашения, достаточно подробная, удачно скрывает нескоько малозаметных нюансов.

Во-первых, очерчивание противостояния США и ЕС. В пользу этой версии свидетельствует видообращение президента США Эмануеля Макрона. Макрон с чисто французским изяществом раскритиковал Трампа за «ошибку» и отказался от пересмотра соглашения. В комментариях под постом встречаются и критические, Макрону советуют заняться экономикой. И хотя президент Франции должен быть благодарен президенту США за прекрасную возможность «раскрутиться» на парламентских выборах, Макрон ухватился за критику Штатов, объявив, что они «повернулись спиной ко всему миру». В перспективе это может вылиться в реальное противостояние США и ЕС, обусловленное — внимание! — исключительно экономическими соображениями.

Во-вторых, Трамп почти в открытую подталкивает других крупных геополитических игроков к изоляционизму. Допустим, если США начнут закрывать экономические границы, поневоле другие государства будут делат то же самое. защищая свои рынки и свои экономики. Несмотря на то, что изоляционизм может быть временной мерой, но никак не постоянной и уж точно не перспективной, в течение какого-то времени он будет выгоден, прежде всего, политикам. В частности, Трамп призывает политические силы в США, в частности, своих оппонентов — демократов, объединиться ради ппростых американцев. Это ловкий ход. Кто выступит против Трампа, тот выступит и против простых американцев, снижения им налогов и т. п. Судя по обстоятельной подготовке в рассмотрению в Конгрессе США налогового проекта Трампа, аргументы «против» будут озвучены, но восприняты слабее, чем аргументы «за».

В-третьих, Трамп попытался размыть как врагов, так и сторонников, дав новые критерии оценки: экономика вместо геополитических интересов, доходы простых американцев вместо неких высоких целей США. Помимо самозащиты (cам Трамп условно под следствием), президент США, как и главный герой «Карточного домика» Френк Андервуд, плетет интригу на перспективу. А перспектива такова, что ему необходимо будет заключать головокружительные и невозможные, с точки зрения его избирателей, союзы и альянсы. Чтобы оправдать их и смягчит предполагаемое сопротивление и реакцию, Трамп размывает критерии.

В таких реалиях гибридные войны бесперспективны и затратны. Теоретически, локальные конфликты должны сойти на нет, за исключением, разве что, извечно проблемного сектора Газа. На практике это невозможно, гибридные войны вряд ли замкнутся в экономической плоскости, скорее, наоборот, расширят ареалы. Например, сейчас тестируются темы религиозного противостояния (мусульмане-христиане), кибербезопаcности и  экологии.

Но когда все вокруг размыто, люди заботятся исключительно о собственном выживании. Что и доказано Стивеном Кингом и всеми теми, кто экранизировал его «Туман». Значит, изоляционизм актуален как никогда?

***

Для Украины новые тренды пока что ни позитивны, ни негативны. Россия пока что остается приверженцем именно гибридной войны, следовательно, локальный конфликт на Донбассе и вопрос Крыма зависнут в воздухе. В зависимости от того, как сориентируются другие мировые лидеры, переговоры в нормандском формате затянутся или стороны наконец-то признают очевидную бесперспективность таковых. В таком случае, Украине придется воевать не пулями, а гривнями, то есть, экономически. Элементы такой войны были зимой: блокада ОРДЛО, энергетическая блокада, блокада Крыма (вода. электроэнергия). Причем в этом смысле инициаторы блокад опережали Трампа. Если бы государство предложило грамотную экономическую политику (сочетание санкций и преференций) по отношению к Крыму и ОРДЛО, вероятно, это бы ускорило достижение мира. Внутренняя политическая ситуация не позволила реально структурировать процесс, Банковая ограничилась ловким трюком «возглавить то, что не удалось контролировать». Сейчас, по сути, выходом из Парижского соглашения Трамп косвенно дает Украине новый шанс перевести войну с РФ в экономическую плоскость, сведя к нулю вероятность жертв, в том числе, среди мирных граждан. Проблема лишь в том, что сам локальный конфликт становится средством как раз достижения экономических целей. И если гибридная война, вместо процесса и явления, станет средством экономической войны, у нас могут возникнуть серьезнейшие геополитическеи проблемы, которые не решит (возможно, и усугубит, если коррупция останется на нынешнем уровне) СА с ЕС.
Шанс плох тем, что крайне ограничен во времени. Сориентируемся ли мы?

Лилия Брудницкая, эксперт ЦСП «ВыбоР»

Фото The White House

 

 

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *