Медреформа прошла по трупам

Утром во вторник запоздавшие депутаты и журналисты, подходя к Верховной Раде, невольно содрогались, — под длинной белой простыней на каменных плитах площади Конституции лежали трупы. Это активисты нескольких общественных организаций требовали от парламента медреформы. Флешмоб такой.  Парламентариев, видимо, усопшие впечатлили, так как проекты без особых эксцессов внесены в повестку дня. В четверг, 8 июня, они могут быть приняты в первом чтении.

Голоса — есть

С утра в парламенте проектов еще не было, но в кулуарах только они и обсуждались. «Голоса есть, — делится с нами сведениями источник, — но их пока что недостаточно для полной уверенности, что проекты пройдут. Поэтому будут «ловить момент» и усиливать аргументацию. Или «давайте в первом примем, до второго доработаем».

Работа над реформой предстоит серьезнейшая. То есть, она должна бы такой быть. Но в Верховной Раде труды над проектами ознаменовались скандалом, ведь их рассматривал не профильный комитет, а комитет по социальной политике. «В медкомитете не пропустят проекты, вот и пошли в обход, сощдали рабочую группу, куда вошли представители профильного комитета, — уточняет источник. – Формально все зыбко, но по процедуре можно принять. На заседании комитета преодолеть сопротивление реформе сложнее, чем в зале, где все и все на виду».

«Большая вероятность, что включат в повестку дня, — прогнозировала с утра Оксана Корчинская (РПЛ). – Большинство фракций подтвердили, что они будут голосовать «за». Уровень первого чтения? Посмотрим. Там подключатся врачебная мафия, фармацевтическая мафия, «хотелки»… Изменение системы это всегда опасно, в первую очередь, для наших коррупционных схем».

Медицинская реформа, наиболее страшный вопрос для всех (!) без исключения президентов США, в Украине станет тестом депутатского корпуса принимать другие преобразовательные пакеты: земельный и пенсионный. Которые, по версии источника, будут молниеносно вброшены в Верховную Раду, как только проголосуется реформа системы здравоохранения.

Вдохновленные свыше

Пока одни выстраивают конспирологические версии, в пронизанных наконец-то летним солнцем кулуарах другие изливаются о реформе.

«Эта группа плодотворно работала две недели, пришла к общему мнению и даже г-жа Супрун благодарила представителя БПП, в первую очередь, Сергея Березенко, который принимал участие как член комитета. И мы сегодня имеем продукт, который, мы уверен, будет поддержан залом и мы запустим очень важную медицинскую реформу и ту плодотворную систему контрактов врачей непосредственно с пациентами и запустим систему госпитальных округов», — рассказал народный депутат (фракция БПП) Игорь Кононенко.

«Будет финансироваться медицинская услуга, — делится впечатлениями Оксана Корчинская. – Государство оплачивает услугу за столько-то, но если пациент хочет получить эту услугу, например, там, где опыт у специалиста выше, пациент будет доплачивать. Точто тот же принцип, что и доступные лекарства».

Идеи есть идеи

Проектов в Раде формально еще не было, а те, кто над ними работал, вовсю делятся идеями по усовершенствованию предложенного.

«Важно предусмотреть алгоритм действий государства в том случае, если пациент не в состоянии доплатить за услугу. И в этом случае, я считаю, должен быть сформирован персонифицированный реестр лиц, за которых государство возьмет финансовую ответственность, — делится впечатлением Ирина Сысоенко («Самопомощь»). — Также необходимо разделить между госучреждениями контроль качества услуги и оплату этих услуг, чтобы исключить ситуацию, когда больница, чтобы ее услуги признали качественными, должна дружить с тем агентством, которое предлагается создать».

«Это одна из самых сложных тем. То, что мы поддержали, говорит о понимании – что-то надо делать в этом направлении, — констатирует Антон Киссе (группа «Возрождение»). — Наверняка будут приглашены чиновники, чтобы они высказали свою позицию, потому что, сам факт госпитальных округов, — они нас не устраивают. Эту реформу нужно проводить снизу, чтобы громады «созрели», осознали, как им лучше, а не спускать сверху…Нужны те реформы, которые гарантируют получение людьми медицинской помощи. Есоли делать рефому, то фундаментально предоставление услуг или полисом. Если мы чего не понимаем, надо поехать в Беларусь и поучиться».

О понимании вероятных результатов говорила и Александра Кужель («Батькивщина»): «Надо понимать, насколько прозрачно…Пациента тут просто нет теперь. Например, в первом варианте нормой было, что вы доезжаете до роддома за три часа. Возможно, по хорошим дорогам это и приемлемо, но по нашим, в Украине, вы же понимаете, что она родит, перекусит пуповину и вернется с новорожденным домой. То есть, это та ситуация, которая не дает переходного периода. Мы имеем сегодняшнее состояние, хороших действующих врачей, которые предлагают вместе поработать. Что, хотят, чтобы все врачи уехали работать медсестрами в Европу?»

Дух реформы

Судя по текстам, которые общедоступны, а также по агиткам от МОЗ и премьера, в черновом варианте реформа выглядит примерно так: финансируются лечебные учреждения по факту предоставления услуг, как будто это не больница или поликлиника, а скажем, салон красоты. Во всяком случае, принцип тот же. Часть услуг бесплатны (первичная помощь, экстренная помощь), за остальные придется доплатить.

Ничего не напоминает? Правильно, попытку выведения зарплат из тени. В данном случае, речь идет о частичной легализации тени медицинской в обмен на – внимание! – фактическое сужение конституционных гарантий гражданам.

С одной стороны, государственные медучреждения получат возможность открыто требовать оплаты услуг. Для них это существенный плюс, поскольку сейчас приходится некоторым особо рьяным правдорубам давать лечение бесплатно. Государство же поимеет рост отчислений в бюджет.

Помимо роста доходов, последует и сокращение расходов на медицину, поскольку считаться будут пациенты и услуги, а не койко-места и медицино-часы.

С другой, со стороны пациента, все не так радужно. Во-первых, кем и как будет регулироваться тариф? В нынешнем варианте, создается агентство, которое будет контролировать проплаты и качество услуг, а формирование тарифа отдано Кабмину. И правительство сможет таким мощным инструментом вольготно распоряжаться судьбой отрасли: обвалить ее, установив высокие тарифы, или стимулировать «черные» доплаты, занизив тариф. В любом случае, доплаты в «благогтворительные фонды» в госполиклиниках и больницах не исчезнут. Во-вторых, что делать с теми, кто на момент введения реформы имеет хроническое заболевание: им медицинские услуги узких специалистов необходимы постоянно, как и профильное наблюдение, и они худо-бедно все это получают по месту прописки условно бесплатно. После реформы им придется доплачивать тем же государственным врачам или выклянчивать талончик у семейного врача.. В-третьих, без четких механизмов ответственности врача за свои действия коррупция в украинском здравоохранении просто переместится из одной тени в другую и, возможно, разрастется еще ветвистее.

В пакете законопроектов малоинтересный, с точки зрения общественного внимания, бюджетный проект. Между тем, им львиная доля финансирования медицинских услуг перекладывается с центрального на местные бюджеты. Урезается или отменяется медицинская субвенция. На практике это может дать следующую картину: в городе требуется ремонт больнице, в то же время город выиграл конкурс на проведение, скажем, чемпионата или конкурса, что привлечет инвесторов. Кудавыделит средства местный совет? Правильно. И пожаловаться местным общественным организациям будет некуда, кроме как на свою местную власть.

Сюрпрайз

Ситуация в медицине ужасна. Кто побывал в украинских клиниках с тяжелыми заболеваниями, сравнивает тамошние условия с фашистскими концлагерями. Однако тот оголтелый пиар, который сделала на подобных историях и. о. министра здравоохранения Ульяна Супрун, удручает не меньше, — он слишком циничен.

Потому что, реформа не гарантирует прекращения ужасов лечения в Украине, особенно когда денег в обрез. Никто формально не заставляет врача в госклинике брать взятки, никто не вынуждает медсестру хамить, а нянечку вымогать бакшиш за уход за пациентом. Но сложилась жесткая иерархия, когда одни врачи уходят в коммерческие клиники (и это хотя бы честно), другие используют государственное учреждение как инструмент для выкачивания денег в свой личный карман (тот же Тодуров или г-н Лискунов в Институте им. Шалимова), третьи тянут лямку в поликлиниках и рады любой подачке пациента. Независимо от реформы, коррупционная пирамида продолжит функционировать.

Не исключено, куда эффективнее, чем раньше: после реформы даже врачи в поликлиниках смогут вымогать деньги на законных основаниях, ведь грань между необходимой, экстренной медицинской услугой и простым капризом чрезвычайно размыта.

Впрочем, если реформа не понравится, ее можно и отменить. Достаточно обратиться в Конституционный суд. Ведь речь в реформе идет о сужении конституционных гарантий. Прямым текстом.

Если такого обращения до сих пор нет, это означает только одно: стороны торгуются, усмотрев в реформе новые источники прибылей. Политических в том числе.

А спасение умирающих в Украине по-прежнему останется делом самих умирающих и их близких. В этом смысле, уж не был ли перформанс пророческим?

Лилия Брудницкая, эксперт ЦСП «ВыбоР»

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *