О здраво мыслие

Ликующие и рыдающие после четвергового голосования в Верховной Раде, как и авторы проекта о медреформе, не подозревают, что их ждет.

Диагноз ясен, но надо басен

И. о. министра здравоохранения Ульяна Супрун бодро держалась в сессионном зале независимо и бодро, хотя накануне и вышла из себя из-за вопроса о вакцине ботулизма. Она уверенно сыпала данными о безусловной поддержке украинцами ее инициатив. Очевидно, результат голосования был известен заранее, и не только ей. Вероятно, о принятии пакета знали и в стане противников медреформы от Супрун.

За час с лишним до голосования народный депутат Олег Мусий (внефракционный), автор альтернативного проекта, жестко критиковал кабминовский пакет: «Это сужение доступа к медпомощи. Если взять онкобольных, в бесплатном пакете предусмотрена только паллиативная помощь, проще говоря, таблетка от боли, когда пациент умирает в 4 стадии рака. И все». Так он мотивировал свою позицию «против». На вопрос ЗамПолита, каковы будут его действия в случае принятия, Олег Мусий подчеркнул, что однозначно примет участие в доработке: «Если они будут приняты в версии правительства, их нужно переделывать по-новому».

«Сейчас доступность медицины зависит от уровня доходов. МОЗ предлагает узаконить взятки, но денег в системе не прибавится. Для населения это не защита….Я ко второму чтению обязательно подам правки», — настроен по-боевому народный депутат (группа «Партия «Возрождение») Андрей Шипко.

Что получится на выходе, зависит от детали – какой именно комитет Верховной Раде будет основным при подготовке проекта ко второму чтению.

Всем миром

«Мы уничтожаем взятки в медицинских учреждениях», — чуть позже уламывала противников Ульяна Супрун. А в зале, параллельно с критикой сужения бесплатной медпомощи, взорвалась процедурная бомба: профильным по проектам медреформы стал комитет соцполитики, а не здравоохранения. «В проектах, поданных 10 апреля, был блок о страховании, а это предмет ведания нашего комитета, — объясняла и в кулуарах, и чуть позже в зал, председатель комитета Людмила Денисова. – В ходе доработки компонент страхования был изъят. Мы не против, чтобы ко второму чтению проект дорабатывался в комитете по здравоохранению».

«Я прошу оставить проект в комитете по соцполитике. Мы много общались с госпожой Денисовой», — попросила Ульяна Супрун, в чем можно, при желании, рассмотреть и намек на удачное посредничество именно этого комитета.

В кулуарах после голосования народный депутат Игорь Кононенко (БПП) на вопрос ЗамПолита о том, какому комитету достанется проект, не исключил, что, возможно, и двум сразу: «Это не ко мне вопрос, как председатель Верховной Рады распишет. Я считаю, есть два комитета, которые имеют отношение к законопроекту, и не важно, какой будет определен профильным. Все равно эти два комитета должны рассмотреть проект ко второму чтению».

Игра начинается

Однако, даже если комитеты «помирятся», у профильного все равно больше рычагов повлиять на ситуацию, особенно когда речь идет о поправках. На примере проекта Трудового кодекса депутаты убедились, как игра с поправками может похоронить или, как минимум, затормозить саму идею.

Этим можно объяснить половинчатость победы Супрун: Верховная Рада, приняв базовый рамочный проект, отклонила связанный с ним документ о внесении изменений в Бюджетный кодекс об изменении финансирования. Таким образом, депутаты подстраховались на все возможные сценарии развития событий вокруг медреформы. Без финансов МОЗ оказывается в зависимости от парламента, и г-жа Супрун вынуждена будет теснее контактировать с депутатами и лояльнее воспринимать их инициативы.

И здесь открывается широчайшее поле для творчества. Председатель комитета по здравоохранению Ольга Богомолец (БПП) в пятницу на «круглом столе» презентовала пакет из 38 законопроектов по приведению украинской системы здравоохранения в соответствие с европейскими стандартами. Таким ловким маневром Богомолец перезапустила процесс, и сейчас депутаты буквально начнут перекраивать то, что вброшено в Раду Ульяной Супрун в странно сыром виде. Т

Женская война

Возможно, рыхлость продукта помешала собрать под него твердое количество голосов.

Как отметил после голосования Игорь Кононенко, «227 – это голосование на грани. Ко второму чтению мы должны учесть все предложения, а те положения, которые вызывают споры и неприятие (контраверсионные), нужно убрать…Будем работать с депутатами, будем искать голоса».

Но именно полуфабрикат повышает шансы реформы на принятие. Интрига сосредоточится на доработке (или на переработке) документа.

После насыщения текста депутатскими правками возможны два варианта. Первый: неугодные Банковой инициативы отсеются на уровне комитета. Второй: все правки будут сбалансированы, учтены, получится действительно полезный закон, который примут на «ура».

И сейчас будущее реформы зависит от профильного комитета.

Людмила Денисова (НФ), которой удалось в четверг вмонтировать в проект Супрун комитетские правки и даже одну с голоса от депутатской группы, судя по репликам и. о. МОЗ, может быть желанна Ульяне Супрун, так как, обеспечила попадание документа в зал. Для Владимира Гройсмана комитет Людмилы Денисовой удобен и тем, что сама Людмила Денисова претендует на должность обмудсмена. Значит, она должна быть особо чувствительной к сигналам с Банковой и с Грушевского.

Правда, Ольга Богомолец сдаваться не намерена и открыла свою кампанию по-женски мягко: идея реформирования как такового поддержана, спор переводится в плоскость методологии и методики.

Итак, три женщины пытаются придать украинской медицине человеческое лицо, развернуть врачей госбольниц к пациентам не карманами, а интересом.

И. о. Ульяна Супрун может записать себе в актив одно несомненное достижение, — реформу здравоохранения полузапустили. О ней спорят. Однако фактический руководитель МОЗ перечеркивает этот позитив тем, что демонстрирует поверхностность, нежелание ознакомиться хотя бы с Основным законом государства, в котором трудится. Вместо этого упрямо низводит дискуссию на уровень флешмоба. Как вспомогательный инструмент, такая пропаганда была бы уместна. Но если она – основной аргумент, возникают опасения, что после запуска реформы вместо анализа реальных трендов будет продолжена тактика затаптывания противников флешмобами. Это исказит предварительные итоги реформы и приведет к «кривым» исправлениям, о которых Супрун говорила вскользь. Достаточно заметить, что исправление проектов от 10 апреля свелось к изъятию страхового компонента, что вызвало вопросы даже у сторонников реформы.

Со своей стороны, есть немалые опасения консервации существующей эклектичной системы путем декорирования руин «под Европу». Несмотря на перечисление Ольгой Богомолец 812 проектов, подготовленных депутатами комитета о медицине, и на сетования Олега Мусия на блокирование движения проектов от комитета непосредственно в зал, профильный комитет включился в борьбу не сразу. Это ослабляет позиции критиков реформы Супрун и ставит под вопрос голосование 22 июня, когда, ориентировочно, доработанный пакет будет рассмотрен во втором чтении.

Вне коврика

Между тем, вне Верховной Рады реформа обсуждается как врачами, так и пациентами. Если суммировать комментарии, отклики и услышанное лично, вырисовывается интересная картинка. «Это приблизительно так же, как ввели транспортный налог в стоимость бензина и продолжили разворовывать средства. Разрушат здравоохранение, сократят персонал. Помощь станет недоступной нищающему населению, — выразил опасения украинский хирург, имеющий значительный опыт сотрудничества с европейскими коллегами и обширную практику на родине. – есть пример здравоохранения Польши. Зачем придумывать — просто повторите. Но там нет отката, а в предложенной реформе такие возможности есть. Но реформа нужна, осколки советской медицины нежизнеспособны. Нужно менять менеджмент, убирать нынешний, нанимать профессиональных, желательно людей, далеких от медицины, ставить задачи».

Некоторые пациенты опасаются, что, несмотря на борьбу со взяточничеством в государственных учреждениях, новая реформа поборов не искоренит: «Сейчас я плачу врачу в госполиклинике, но могу и не платить, в любом случае, врач обязан меня обслужить. С тех пор, как разрешили платить добровольные взносы, поборы легализированы, но, опять же, врачу или медсестре интереснее, чтобы я заплатила лично им. Мне выгоднее заплатить напрямую им, чтобы меня лучше обслужили, от этого зависит моя жизнь. Если введут обязательную доплату, врачи все равно будут «намекать» на финансовое вознаграждение лично им. Боюсь, мне придется платить больше: и в кассу, и в карман».

Борьба по пунктам

Главное «спотыкалово» реформы Супрун – сужение конституционной нормы о бесплатной медицине (ст. 49 КУ). «если мы говорим о каком-то пакете, это сужение прав граждан на получение бесплатной медпомощи. Юридического глоссария для определения терминов «гарантированный пакет» и т. п. тоже нет. Как можно реформировать, не понимая — что?! – возмущается Игорь Шурма (фракция «Оппозиционный блок»). – Как только будет подписан зтот закон, сразу — обращение в КС о нарушении ст. 49 Конституции Украины».

Сергй Власенко (фракция «Батькивщина») не столь категоричен: «Нужно дождаться, когда он станет законом, давайте посмотрим, что в итоге будет принято. Если он останется в такой редакции, основания для обращения к КС будут. Может, и не одно, а 10».

Следовательно, на защиту буквального соблюдения конституционной нормы пойдут, условно говоря, две фракции. Остальные критики сосредоточатся на составляющих бесплатного пакета. Судя по замечаниям и поправкам Андрея Шипко, будут выделены особо нуждающиеся категории и те состояния, при которых вторичная помощь может оказываться и бесплатно.Проблемной является и сельская медицина. Здесь МОЗ не то что не доработал. Складывается впечатление, что министерство по сельской медицине вообще не работало. Не случайно представитель президента в Верховной Раде Ирина Луценко в эфире телеканала 112 в четверг заявила о возможности принятия отдельного закона по сельской медицине.

Шприцы и ревность

Если, конечно, МОЗ согласится на то, чтобы реформу кардинально переделывали. Судя по последним сигналам, руководству МОЗа важен факт принятия реформы в первозданном виде и как можно быстрее. На перспективу правок МОЗ уже реагирует крайне болезненно. В соцсетях стартовал новый флешмоб симпатиков Супрун «Богомолец в отставку». Ольга Богомолец действительно может существенно переписать проект Супрун. И то, что и. о. министра фактически уклоняется от публичной предметной дискуссии, не может не вызывать тревоги. Пиар-атака на критиков проекта (Богомолец, Мусий) – это не столько обида за свой проект, сколько стремление нейтрализовать оппонентов, вынудив их перейти на личности.

Удастся ли в таких условиях усовершенствовать рамочный закон на уровне Верховной Рады за оставшиемя неполных две недели, вопрос спорный. Скорее всего, будет стимуляция проголосовать 22 июня, вопреки всему. Ведь до твердой уверенности в принятии не хватает какого-нибудь десятка голосов. Легче их найти, чем переделывать проект.
Который, кстати, может и не заработать.

Лилия Брудницкая, ЗамПолит

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *