Секс на вынос

Марш равенства в июньском Киеве 2017 года прошел мирно, с локальными стычками. Тем самым лишний раз подтвердив бессмысленность как данного мероприятия, так и реакции гнева на него. По сути, 18 июня в столице состоялся один из первых политаукционов. Насколько успешно?

Три стража на душу

Марш равенства состоялся под лозунгами защиты прав человека и равенстве всех перед законом. Поскольку нельзя оспаривать данные тезисы в демократическом государстве, запретить «Правому сектору», «Свободе» и примкнувшим к ним организациям и гражданам выразить свое отношение к Маршу равенства было бы неправильно. Как и помешать ЛГБТ заявить о своих правах на права.

Поэтому в Нацполиции вспомнили опыт ноябрьского Дня гнева и предприняли все мыслимые и немыслимые меры безопасности. По условным подсчетам, на одного заявленного участника приходилось полтора полицейских, по факту – более двух. Плюс рамки, досмотр и т. п. Так удалось избежать массовых столкновений.

Однако после завершения Марша равенства столкновения все же произошли. Полиция задержала шестерых противников ЛГБТ. Отдельные эпизоды стычек вряд ли существенно повлияли на неоспоримый факт, — к ЛГБТ у нас относятся не с пиететом, но спокойно. Как и положено европейскому государству.

Нет довольных

И все бы были довольны, если бы не мелочь, — как раз такое спокойное шествие с единичными конфликтами не выгодно решительно никому из участников акции и, что серьезнее, заинтересованных лиц.

Во-первых, сами ЛГБТ. Без картинки массовых стычек им сложно проиллюстрировать масштабы гонений на геев и лесбиянок в украинском государстве. С учетом того, что отдельные ЛГБТ-организации не против поиграться в политику (присутствие Светланы Залищук), для накручивания тарифов на подобные акции и на задействование нетрадиционалов в будущих маневрах требовалось нечто масштабнее отдельных стычек. Пока что они могут ссылаться лишь на действия Нацполиции, которая не позволила развернуть масштабную картину гонений.

Во-вторых, «Правый сектор», «Свобода» и другие. Противникам ЛГБТ требовалась массовость, а ее-то как раз не обеспечили, поскольку, вместо заявленных около 5 тыс участников явилась примерно половина. Это облегчило Нацполиции задачу и одновременно усложнило ее для правых. Ведь они также продвигают на политические торги свои пакеты и, не продемонстрировав масштаба и резонанса, вряд ли могут рассчитывать на успех в переговорах или на значимые результаты на выборах. Слабым утешением для них стало задержание 6 особо ретивых соратников.

В-третьих, Арсен Аваков лично. Если вновь обострится тема «Авакова в отставку» (а она, с учетом спешных реформ в Раде, обострится), и ЛГБТ, и правые могут сомкнуть ряды и потребовать отставки министра. У Авакова есть что противопоставить: европейские гости Марша равенства довольны организацией и уровнем обеспечения мероприятия. В Верховной Раде, летом особо заметно переходящей на эмоции, такой аргумент может сработать слабее, чем ожидалось.

Кому какое дело

Украинские ЛГБТ-организации по итогам Марша равенства-2017 должны бы провести серьезную аналитическую работу. Потому что они очутились в интересном положении.

С одной стороны, ЛГБТ-сообщество в Украине стремится расширить перечень тем и вопросов, которыми может заниматься и в которых компетентно. До сих пор компетения таких структур ограничивалась защитой прав лиц нетрадиционной сексуальной ориентации и отстаиванием своих интересов в законопроектах европейских пакетов. Сейчас ЛГБТ оттачивают тактику действий на Трудовом кодексе, чтобы попытаться вклиниться в реформы и другие, доселе далекие им, темы. И хотя медицинская, пенсионная и земельная реформы мало чем близки к проблемам ЛГБТ, можно попытаться найти зацепки, заявить о себе и развернуть работу во всю ширь.

С другой, для этого требуется, чтобы ЛГБТ обрели респектабельность и, что очень важно, влияние. Судя по последним нюансам, у них кое-что получается. Вот и Посол Швеции в Украине приветствует Марш равенства.

Но если ЛГБТ станут самостоятельной влиятельной силой, да еще перед выборами, у политиков прибавится проблем. Поскольку, как свидетельствует более чем сдержанная реакция социума и на марши ЛГБТ, и контракции, это далеко не та тема, которая владеет умами всех украинских граждан. Следует учитывать и бойцов АТО, и выживших героев Майдана, которые вряд ли придут в восторг от усиления ЛГБТ. Открыто примкнув к ЛГБТ, украинский политик высшего и первого эшелонов рискует, как минимум, проседанием рейтинга.

В то же время, ЛГБТ удобны, когда требуется отвлечь внимание. От роста тарифов на содержание домов и придомовых территорий в Киеве, например. Или от реформ. Но сами равные из равных прптендуют на большее, стремясь ввязаться в большую политику и не понимая, что рискуют перестать контролировать свою непосредственную тематику.

Право направо

Тем более, тяга к респектабельности ЛГБТ желательна для их оппонентов. Пост-ПР партии и организации, а также отдельные политики тестируют тему секс-меньшинств, прочно связывая ее с защитой православия (по умолчанию, УПЦ МП), поскольку прямо темой ЛГБТ электорат не возбудить.

Ловко упаковав протест против ЛГБТ в обертку защиты традиционных семейных ценностей, оппоненты секс-меньшинств дели понять, что нащупали настоящую золотую жилу, которая, при грамотном подходе, принесет хорошие дивиденды.

С учетом претензий ЛГБТ на места в Верховной Раде, золотая жила превращается в бриллиантовую, долгоиграющую и безопасную для всех задействованных сторон.

Но это в будущем. Пока же, по итогам Марша равенства-2017, резонанс скромный. Следовательно, тема ЛГБТ, во всех вариациях, зависает. Косвенно об этом свидетельствуют реплики участников Марша о новом Марше через год.

Мало кто заметил, что, по сути, обе стороны пытаются пиариться на том, что Конституция и государство защищают, — на личном пространстве каждого гражданина. Обратный эффект таков, что политики буквально вторгаются в интимную сферу своих избирателей, ведь то, что защищается либо осуждается, по факту является контролируемым. И если вмешательство в частную жизнь законодательно запрещено, и ультраправые, и ЛГБТ нарушают права украинских граждан, вынося секс на площади.
Итого: продолжение следует.

Лилия Брудницкая, эксперт ЦСП «ВыбоР»

Фото ГУ Нацполиции в г. Киеве

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *