Дейдей и битва за Раду: Фейк, пиар и провокация

Решение Регламентного комитета ВР по представлению на Евгения Дейдея только кажется проявлением инстинкта самосохранения. Причины и мотивы сторон намного глубже.

Нервишки сдают

«Это фейк! Это пиар! Это провокация!» — пылко и емко охарактеризовал вслух представление Генпропурора на лишение его неприкосновенности народный депутат (фракция «Народный фронт») Евгений Дейдей. Генеральный прокурор Юрий Луценко, сидевший на расстоянии вытянутой руки от Дейдея, мысленно наверняка повторил то же самое, но в адрес своего визави. Заседание Регламентного комитета Верховной Рады завершилось со счетом «1:0» в пользу Евгения Дейдея.

Генеральный прокурор несколько раз в ходе заседания срывался на сильные эмоции. Евгений Дейдей – тоже. Оба были взволнованы до крайности. Если бы речь шла о банальном деле о незаконном обогащении, страсти такой силы вряд ли бы бушевали. Более того, заинтересованные лица не успокоились и после заседания.

Юрий Луценко сыпал обвинениями в адрес комитета, в том числе, и в заготовке решения. Евгений Дейдей обрушивался на своих врагов. В эмоциях фигурантов можно усмотреть лишь эмоции, а можно – и нечто намного более масштабное.

Луценко в обиде

Несколько нюансов.

Первый. Председатель Верховной Рады Андрей Парубий перед началом заседания в одном из комментариев заявил, что рассмотрение дела Дейдея комитетом должно пройти с соблюдением процедуры.

Второй. Генеральный прокурор Юрий Луценко уточнил, что дело о незаконном обогащении Евгения Дейдея – первое из дел такого рода, поэтому «не отработана процедура2.

Третий. На заседании комитета появился господин Лосинский, который дал денег в долг Дейдею. Против этого резко возражал Генеральный прокурор.

С учетом этих нюансов и эпизодов заседания комитета, Юрий Луценко смешал юриспруденцию и политику. Формально исключительно правовая претензия со старта обрела политический привкус. В пользу этой версии свидетельствуют и реплики Юрия Луценко вроде «цветы, вотличие от депутатов, не требуют особого подхода для посадки», и его апеллирование к побратимству Майдана, и – особенно! — слабость доказательной базы.

Отсюда следует, что были некие предварительные консультации по делу Дейдея и, в частности, ГПУ и САП ожидали одного решения комитета. Поэтому доказательная база рассчитана на внешний эффект.

Но что-то пошло не так и решение было принято совершенно иное. Юрий Луценко в коридоре взволнованно рассказывал о корруппии, Евгений Дейдей в нескольких метрах от него – тоже о коррупции.

Сбой механизма

Камнем преткновения, возможно, стал «ПриватБанк». Маневры Игоря Коломойского и кредиторов банка не прошли незамеченными. Когда затрещала и так виртуальная коалиция (медреформа), вновь зазвучали слухи об объединении БПП и «НФ». Эта тема, кстати, подтвержденная лишь комментариями отдельных депутатов, активно обсуждалась на всех возможных медийных площадках так активно, что невольно возникали определенные подозрения.

Мы можем предположить, что слух возник как попытка показать Коломойскому мощь пропрезидентского корпуса в парламенте. На деле, максимум, на что способна фракция БПП по отношению к «НФ» — раскол. И как раз раскол фракции «НФ» мог быть вполне реальным процессом.

Если это так, неоднородный «НФ», с осени прошлого года агрессивно продвигающийся в нишу «Свободы», должен либо сплотиться, либо начать раскалываться.

Со своей стороны, Банковая стремится перевести фракцию под свой контроль. Пропрезидентские силы, не исключено, решили выстрелить по линии ГПУ. Причем, если, на первый взгляд, в представлении на депутатов можно усмотреть давление на них (или борьбу с коррупцией), последние выступления президента Украины многим открыли глаза: Петр Порошенко призвал к снятию депутатской неприкосновенности.

В таком контексте представления ГПУ на депутатов выглядят зловеще: создается почва для общественного мнения «все депутаты – воры», «лишить их неприкосновенности». И теперь становится не суть важно, виновен Дейдей или нет, главное – факт его «сдачи».

Круговая оборона

Судя по напутствию Андрея Парубия, фракция «НФ» усмотрела прямую угрозу позициям своей политсилы и заняла круговую оборону. Крепости обороны способствовала риторика Генерального прокурора. Сцепившись с Павлом Пинзеником в коридоре комитетов, Юрий Луценко эмоционально заявил: «Вы должны были выполнить технические функции». «Это давление на парламент», — мигом отреагировал обеспокоенный Павел Пинзеник.

Можно ожидать, что Банковая усилит антидепутатскую риторику, полагая, что или парламентарии предпочтут «сдать» нескольких, чтобы не сесть всем, или займут глухую оборону, и тогда президент своей критикой вообще уничтожит Верховную Раду. Возможно, и разгневанный народ сожжет Раду, как в Германии в прошлом веке сожгли Рейхстаг.

В данной ситуации у фракции «НФ» открываются широчайшие возможности. Не выходя из коалиции, «нарфронтовцы» смогут переманивать на свою сторону тех депутатов других фракций, которые обеспокоены перспективой остаться беззащитными перед ГПУ и САП или, даже если за ними грехов не водится, обесценить мандат, в который было много вложено. В лучшем случае, вырисовывается новая коалиция, но пока что до этого не дойдет, — Игорю Коломойскому не выгодно брать на себя ответственность за ситуацию в стране. Но свои позиции в Верховной Раде ему сохранить необходимо, а для этого — сохранить саму Раду от окончательной дискредитации. Поэтому при формулировке решения комитет постарался максимально уйти от политических аспектов.

Лицом не вышли

Интересны реплики Евгения Дейдея в адрес «грузинской мафии»: «Грузины не должны править в Украине!» В перспективе эти обычные защитные реплики могут вылиться в мощный политтехнологический посыл, которым достигаются сразу две цели: находятся «враги-вредители» и макается Банковая. Несмотря на переход Михаила Саакашвили в оппозицию к Петру Порошенко, изначально экс-президент Грузии появился в Украине с подачи президента Украины. И, как ни старается Банковая, эти две фигуры связаны. В будущем это может сыграть против Петра Порошенко.

Но у пропрезидентских сил есть куда более серьезные поводы для беспокойства. Евгений Дейдей в ходе заседания пригласил оппонентов в окопы. Тем самым он дал понять свою связь с бойцами АТО. В принципе, все украинские политсилы, по мере возможности, помогают бойцам и ориентируются в проблематике АТО, но именно «НФ» сделал эту тему одной из основных. В перспективе, когда война завершится и бойцы вернутся домой, можно представить, как это скажется на рейтингах политсил.

Пиррова победа

На данный момент, при очевидном тактическом проигрыше ГПУ и САП, победа «НФ» и Павла Пинзеника выглядит все-таки пирровой.

Во-первых, «НФ» попадает под шквал обвинений в покрытии коррупционеров. Для БПП это очень выгодно, поскольку снимает значительную часть ответственности за результаты борьбы с коррупцией.

Во-вторых, появляются основания сделать Юрия Луценко жертвой коррупционеров в Верховной Раде. Это чрезвычайно важно, особенно в контексте заявления экс-главы временной администрации в «ПриватБанке» Александра Шлапака о махинациях. Возможно, к Генпрокурору накопилось много претензий и депутаты рады вновь запустить подписной лист за его отставку. Но сейчас успешный сбор подписей может быть истолкован и как давление на Генпрокуратуру «гнезда коррупции». Что, опять-таки, дискредитирует Верховную Раду, перспектива перевіборов которой, вопреки заверениям президента Украины, становится все более и более реальной.

Кстати, Петр Порошенко не посетил торжественное заседание ВР 3 июля. Хотя его там очень ждали.

Лилия Брудницкая, эксперт ЦСП «ВыбоР»

 

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *