Лесик-бой

Вторая атака Генпрокуратуры на Верховную Раду показала, что стороны осознают свое пребывание в реальном, а не имитационном, конфликте и пытаются прозондировать противников на уязвимость. Однако разведка боем привела к тому же результату, что и по Евгению Дейдею.

Каждый сам за себя

Генеральный прокурор Юрий Луценко, похоже, учел уроки понедельника и во вторник старался держаться спокойно и демонстрировал хорошую проработку вероятных вопросов. Очевидно, 3 июля на кону стояли взаимоотношения с «НФ» и атаковать в лоб было небезопасно, хотя Генпрокурор и пытался.

Сейчас фракция и партия «Народный фронт» внешне спокойны, что снижает шансы на консолидацию депутатского корпуса против ГПУ. Более того, остальные фракции получили сигнал – каждый сам за себя. Во вторник, 4 июля, тест на прочность проходит «Воля народа». Для лидеров и спонсоров партий и фракций это выгодно в том плане, что улучшает дисциплину внутри фракций. В то же время, такой тренд снижает шансы депутатского корпуса на консолидацию, хотя и не исключает таковых в принципе.

Концы в землю

Напротив, 4 июля объект атаки – народный депутат Олесь Довгий – выглядел идеальной жертвой:

Такое впечатление обманчиво.

Во-первых, как подчеркнул сам Юрий Луценко, данное дело должно бы стать прецедентом: в стране масса злоупотреблений на уровне местной власти. Процесс над Довгим должен был бы стать показательным не только как торжество закона и справедливости (и очередной «привет» Лене-Космосу, по слухам, финансово заинтересовавшемуся Михо), но и как тонкий намек местной власти, кто в стране землям хозяин. Что, в свете возможного открытия рынка земли, крайне важно. Попутно достигается и еще одна, тактическая, цель, — в Киеве, который рискует выйти из-под влияния БПП, именно пропрезидентский Генеральный прокурор проучит зарвавшихся застройщиков-коррупционеров (что привлечет голоса).

Во-вторых, вышеописанный момент должен был насторожить – и насторожил – местную власть. Ведь земля, влияние (и деньги!) уплывают из рук. Поэтому на заседании Регламентного комитета Верховной Рады во вторник, 4 июля, Генеральному прокурору был дан бой намного серьезнее предыдущего. Уничтожающих аргументов два: сроки давности (истекают 1 октября 2017 года, что снижает шансы на осуждение) и сомнительность факта нарушения Регламента Киеврады. Дополнительным «минусом» стало отсутствие уголовного дела по Леониду Черновецкому. И еще один «минус» создал сам Юрий Луценко, подчеркнув политический характер дела.

В-третьих, нацелясь на укрощение местных властей, Банковая (если она имеет отношение к вбросам ГПУ в ВР на депутатов) серьезно зацепила интересы нескольких влиятельных групп. Помимо нынешней киевской власти, где некоторым влиянием пользуются отдельные представители «молодой команды», данное дело рикошетит и по двум влиятельным украинским олигархам, с которыми команда Кличко ищет или уже нашла точки соприкосновения. Для них дело чести – отбить атаку и прищемит атакующих так, чтобы неповадно было. Следовательно, не исключен ход конем – сигнал Ассоциации городов Украины, которую формально возглавляет Кличко, а реально там есть несколько групп по интересам, что, быть может, имеет смысл подумать о новом ареопаге. В качестве нового старого кандидата может быть подогнан Андрей Садовой, — жертва режима и условный победитель «мусорного» скандала.

Нанайские мальчики

Возможно, атака ГПУ была бы успешной, будь дело тщательно проработано. Вместо этого Юрий Луценко буквально напрашивается на публичную ссору, что и происходит. Перепалка в духе «а ты кто такой?!» не слишком разрядила обстановку именно потому, что депутаты никак не могут уяснить – какова цель халтурно проработанных вбросов?

Высказывается версия, что сырость представлений на народных депутатов является намеренной. Парламентарии выпустят пар, Банковая быстро выявит потенциальных оппонентов, Верховная Рада пройдет тест на управляемость извне.

Однако против такой версии свидетельствует поспешность представлений Генеральной прокуратуры. Видимо, ГПУ пришлось действовать быстро и подбирать кандидатуры, которые «на слуху». Поэтому не учли всей опасности конфликта между Черновецким и Луценко, с одной стороны, и Банковой с Крещатиком, с другой.

На такой слабинке Олесь Довгий и выстраивает линию защиты: «Дело в том, что Юрий Витальевич принимает политические решения, и он знает, что никаких юридических последствий эти решения иметь не будут». Соответственно, по версии Довгого, Луценко сводит личные счеты.

Такие заявления могут быть истолкованы как подготовка к «сдаче» самого Генерального прокурора (в качестве преемника рассматривается Назар Холодницкий), который якобы не устраивает определенных влиятельных лиц. Этим можно объяснить обилие представлений на депутатов со стороны ГПУ: Генпрокурор хочет уйти жертвой депутатов-коррупционеров (поэтому и выбраны наиболее одиозные персонажи). Если это так, сам факт представления важнее результатов рассмотрения представления. Синхронно, если вбросы будут повторяться (обещают новый на Дейдея) и слухи о Холодницком соответствуют действительности, ведущую роль в рассмотрении повторных представлений будет играт именно прокурор САП.

Умыли руки и вытерли ноги

Решение Регламентного комитета было предсказуемым, — комитет не нашел достаточных аргументов для снятия неприкосновенности с Олеся Довгого.

«Я доволен, потому что, комитет оформил решение в таком порядке, который позволит вынести его в зал…Но, коллеги, давайте задумаемся над таким вопросом, — прилваз по итогам заседания Генеральный прокурор Юрий Луценко в комментарии журналистам. — Есть должностные лица Киевского городского совета, они ознакомились с материалами дела и идут в суд. А Олесь Довгий с материалами дела не знакомится и в суд не идет, потому что, у него неприкосновенность! Думаю, надо отходить от практики разбора доказательств на комитете или в зале ВР, а доверять правоохранительным органам».

Следовательно, в данном случае речь может идти о дрессировке депутатского корпуса и полном подчинении Верховной Рады определенным силам извне. Поскольку Генерального прокурора раздражает процедура, легко предположить, что ему (и тем, кто заинтересован в такой его деятельности) необходимо лишь снять неприкосновенность с объекта. Остальное, в том числе, приговор суда, не так важно. В этом ключе и призыв «доверять правоохранительным органам», и «упростить процедуру».

И если это так, то четверг, 13 июля, когда, как ожидается, Верховная Рада рассмотрит все 6 представлений на народных депутатов, обещает стать переломным.

«Абсолютно очевидно, что мы нуждаемся в помощи гражданского общества, масс-медиа, всех тех, кто считает, что депутатская неприкосновенность является феодальным пережитком, — подтвердил эту версию сам Юрий Луценко. – Обращайтесь к своим народным депутатам, чтобы они проголосовали за снятие неприкосновенности» (проект поправок в Конституцию Украины).

Лилия Брудницкая, эксперт ЦСП «ВыбоР»

Фото

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *