Лозовой VS ГПУ: психоанализ и порка

Третье заседание Регламентного комитета – по Андрею Лозовому – стало переломным: впервые заподозренный перешел в такую жесткую контратаку и впервые же у ГПУ и САП хватило сил не поддаться на эмоциональные выпады. Это позволило сторонам выйти на некие точки соприкосновения и, кажется, вот-вот восторжествует разумный компромисс, но – умиротворяющее впечатление обманчиво.

Утром зэки, вечером – деньги?

В среду, 5 июля, стало известно о похолодании отношений Украины с МВФ. Речь идет конкретно о поддержке правительства Владимира Гройсмана. Если накануне, во вторник, 4 июля, просочилась информация о снятии Фондом требования земельной реформы, причем президент Украины выглядел в этой истории спасителем страны (сам добился!). то на следующий день прошли сведения об откладывании транша на осень.

В таком контексте попытка ускорить принятие реформ Радой путем точечного воздействия на отдельных депутатов по линии ГПУ теряет всякий смысл. Казалось бы, Банковая должна метать громы и молнии и добиваться примерной порки неугодных парламентариев, но нет – Генеральный прокурор в среду являет собою образец английского здравомыслия. Что произошло?

Передергали тузы

Схватка за власть между Банковой и Коломойским выходит на новый этап. После пресс-конференции Александра Шлапака воспоследовала закономерная реакция – обвинение Валерии Гонтаревой в способствовании разворовыванию средств «ПриватБанка». Такое заявление сделал Совет НБУ.

Целясь в Гонтареву, метили, конечно, в Петра Порошенко. Доказательство тому – всплеск публикаций о возможной связи президента и тогдашней главы НБУ в потрошении «ПриватБанка». Тут кстати будут и новые пленки Онищенко, которые могут всплыть с подачи интернет-ресурса, главный редактор которого пребывает под следствием.

Банковая пока что отмалчивается, хотя намеки на готовность к контратаке есть. Не случайно после первого выброса официальной информации о «русском следе» версия не прорабатывается в деталях. Во-первых, кибератаки на Украину не утихают, что позволяет предположить наличие заинтересованных лиц в стране. Во-вторых, кибератаки и возня вокруг «ПриватБанка» могут быть звеньями одной цепи.

Некоторые источники офф рекордз предполагают, что президент в который раз заподозрил премьера в подставе с делом «ПриватБанка». Отсюда следует и версия о том, что Владимир Гройсман якобы подставил Петра Порошенко с национализацией одного из крупнейших банков страны, и о заведомо непроходных реформах для МВФ, на которые премьер дал поспешное согласие, хотя возможности протаскивания таких преобразований через ВР были минимальными.

Любопытно, что, исходя из данной версии, на Банковой свято верили в то, что реформы пройдут. И даже начали примерно дрессировать депутатский корпус, манкируя лишением неприкосновенности. Июльские сигналы из МВФ сделали дрессировку бессмысленной.

Монологи вместо действа

Между тем, Андрей Лозовой расстарался: он требовал немедленно лишить его неприкосновенности, обвинял ГПУ в политических репрессиях (проводя исторические аналогии), потрясал заявлением о совершении уголовного дела самой ГПУ, от избытка чувств выскакивал в коридор. Эмоции зашкаливали. На этот раз, заметно слабой была и линия защиты, но ГПУ не спешила воспользоваться преимуществами.

Юрий Луценко заявил, что доволен предыдущими решениями Регламентного комитета, ведь это позволяет вынести проекты постановлений о снятии неприкосновенности в зал. Регламентный комитет, со своей стороны, акцентировал внимание на своих полномочиях, дескать, они не лишают и не способствуют, вообще ничего не решают, а только оценивают обоснованность.

Поэтому Андрей Лозовой старался зря и его усилия ушли в песок. Если бы не одна деталь. Именно он рискнул применить чуть ли не психоанализ, публично обвиняя президента в узурпации власти, и одним из главных аргументов был, по его мнению, непрофессионализм действий Генпрокуратуры.

Комплекс жертвы

Для РПЛ ущерб огромен: помимо удара по одному из самых заметных членов партии, Олег Ляшко не получил свою «жертву режима». Зато таковую с высокой вероятностью получит «Оппозиционный блок», потому что, ГПУ маневрирует вокруг Александра Вилкула.

Широкомасштабная кампания по отмене депутатской неприкосновенности зависла. Достаточно сравнить два поста Мустафы Найема о ней за 5 мая (утренний и вечерний), чтобы заподозрить временную приостановку сверхактивных действий. Сейчас это может срикошетить и по президенту, — его недруги не упустят случая обвинить гаранта в попытке узурпации власти.

Тем временем, Генпрокуратура, судя по комментариям Юрия Луценко, переключается на другой объект — Кабмин. Так, он подробно прошелся по деятельности и. о. МОЗ Ульяны Супрун, хотя признал, что формально ее не за что привлечь. Это может быть следствием заседания фракции БПП, куда зазывали президента явно с целью «открыть глаза».

На данный момент, Регламентный комитет принял более лояльное по форме и идентичное предыдущим по сути решение, чем ГПУ пока что и удовлетворилась. Шаткое перемирие, которое так необходимо Банковой, продлится, вероятно, до завершения саммита G-20.

Во всяком случае, пропрезидентские спикеры показательно сосредоточились на законопроекте о Донбассе, готовя почву для принятия одного из мощнейших иснтрументов укрепления властной вертикали и, не исключено, сохранения целостности страны.

ЗамПолит

 

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *