ОТКУПальская жертва и ритуал

В ночь на Ивана Купала девушки гадают на судьбу. Поэтический обряд пускать венки со свечой в седой древности был несколько иным: вместо свечи на ритуальном плотике, украшенном зеленью, пылала жертва. Традиции сильны и сейчас.

Спалился

Классический пример – Регламентный комитет Верховной Рады, на пятый день атак ГПУ и НАБУ сдавший одного из народных депутатов. И Борислав Розенблат по всем признакам стал именно ритуальной жертвой, отчего вообще весь увлекательнейший сериал «снятие неприкосновенности» также обрел значение ритуала.

Потому что, стороны заключили сделку: депутаты станут немножко прикосновеннее, а ГПУ и НАБУ поумерят свои аппетиты, переключившись на другие «гнезда коррупции». Окончательно сделка будет оформлена, как ожидается, в четверг, 13 июля, когда в зал будут внесены представления на 6 парламентариев. И после голосования действо окончательно оформится в ритуал.

Заклание блата

Почему речь зашла о ритуальности? Отличие ритуала от повседневности — предсказуемость. В ритуале есть всего один запрет – нарушать сам ритуал. Ритуал как таковой и возник как стремление что-то противопоставить хаосу бытия. Эмбрион ритуала – првиычка. Если мы считаем, что от привычки зависит что-то, она обретает признаки ритуала. Если привычка становится инструментом достижения высшей цели (как правило, с теми, кто выше нас, — с богами, духами и т.п. ) – это уже ритуал. Есть ритуалы-отрицания, когда человек как бы умирает или от чего-то избавляется.

В нашем случае, Верховная Рада омывается от греха коррупции и круговой поруки, в просторечье – блата. Даже не Верховная Рада, а конкретно коалиция. И не в целом коалиция, а пропрезидентская фракция БПП, сдавшая своего.

Этот нюанс важен для понимания тонкостей сделки. Потому что, думая – откупились, парламентарии в пятницу, 7 июля, накинули себе на шею красивую удавку.

Утопили(сь)

Празднование Ивана Купала что в седую старину, что сейчас проходит весело, с песнями и плясками. Заседание Регламентного комитета ознаменовалось сорокаминутным блокбастером от НАБУ.

Было интересно, особенно когда Борислав Розенблат, со знанием дела, не подтверждал и не опровергал принадлежности голоса себе, в открытую заявлял, что на пленке загримированные актеры и ничего подобного не было. Если три дня подряд подобные кинодостижения комитет не впечатляли, то в пятницу – убедили по всем статьям. И Регламентный комитет одобрил все представления на Борислава Розенблата, хотя зрелище вызывало немало процедурных и правовых вопросов.

Для ритуала очень важен настрой жертвы. В одних случаях, необходимы страх и страдания, в других – стремление жертвы стать таковой. Генеральный прокурор Юрий Луценко призвал народного депутата Борислава Розенблата стать такой жертвой, самому сложить с себя полномочия. Если бы это произошло, Розенблат утопил бы только самого себя, а фракция БПП стала бы эталоном самокритики.

Вместо этого получилось то, что получилось.

Если долго мучиться

Итак, Борислав Розенблат имеет несколько дней на выбор наилучшей тактики. Смутно подозреваю, что он надеется по-тихому договориться с Юрием Луценко, согласившись на деиммунизацию. Эта интрига не главная, поскольку фракция БПП обязана проголосовать «за» в полном составе.

Главная интрига – маневры других фракций. Например, «Народный фронт», отстоявший своих на уровне комитета, может столкнуться с невозможностью защитить их на уровне сессионного зала. По самым грубым подсчетам, для обхода «НФ» фракции БПП достаточно не проголосовать за деиммунизацию Добкина и придержать представления на Вилкула и, возможно, на депутатов от фракций «Батькивщина» и «Самопомощь».

При этом «НФ» также хочется, наравне с БПП, стать самокритичной фракцией и явить пример изгнания коррупции по принципу «начни с себя». Поэтому придется либо договариваться с фракциями самостоятельно, либо проконсультироваться с БПП на предмет сдачи одного из двух.

Хвост отрезать сразу или частями

Главное в сериале о неприкосновенности – это само значение депутатского иммунитета. Сейчас сторонники снятия неприкосновенности называют ее феодальным пережитком, не подозревая, насколько правы: действительно, неприкасаемость характерна для феодального устройства.

В феодальном государстве неприкосновенность является признаком статуса вассала по отношению к сеньору: он выше простых смертных, но ниже властелина. В демократическом государстве депутатский иммунитет (как и судейский, кстати) является компонентом сложной системы сдержек и противовесов, а также ограничителем президентской власти.

В любом случае, отмена неприкосновенности депутатов как института ударит по кое-как и по отлаженной системе сдержек и противовесов, и по стройной системе «вассалы-сеньор».

Если говорить о демократии, то Верховная Рада в государстве насквозь коррупционном без иммунитета у депутатов окончательно превратится в декорум. Если же у нас неофеодализм, статус народных депутатов значительно понижается: они уже не вассалы, а обслуга вассалов.

Вернемся к ритуалу. Парламентарии, справедливо обращающие внимание на вероятные и возможные риски отмены неприкосновенности, забыли одну деталь. В том, что происходит сейчас, виноваты они сами.

Ведь именно народные депутаты превратили неприкосновеенность из необходимости (страховка от политических репрессий) в инструмент отстаивания своих интересов и в дорогостоящий товар.

Отмена неприкосновенности обрушит все финансовые схемы в политикуме и посеет хаос. Ценность мандата значительно просядет, парламент перестанет быть клубом миллионеров, соответственно, значимые бизнес-вопросы (в виде законопроектов) будут отшлифовываться на уровне правительства. Верховной Раде останется нажимать кнопки и, возможно, устраивать шоу, еще более ее – Раду – дискредитирующие.

Поскольку быстро снять неприкосновенность — риск быть обвиненными в давлении на парламент, ГПУ и НАБУ предпочитают «резать хвост частями». В чем им радостно помогают депутаты, наивно полагающие, что, сдав коллег, уцелеют сами. При этом все чаще игнорируются грубые процедурные ошибки и нарушения ГПУ, САП и НАБУ., тем самым максимально приближая действо к ритуалу.

Может, и уцелеют. Но уважения к ним заметно поубавится. Во-первых, потому, что «сдали». Во-вторых, за то, что были основания для подозрений в коррупции. Никто не заставлял торговать мандатами, запросами, поправками, проектам и т. п.  В-третьих, за любовь к привилегиям без внятного обоснования, зачем им такие привилегии как неприкосновенность. В-четвертых, за «моя хата з краю».  В-пятых, уцелевшие постараются не раздражать ГПУ, что приведет к головокружительным сменам взглядов, фракций, партий, партнеров и т. п.

Интересно — будет. Весело — вряд ли. Весело — это когда ритуал. Потом наступают будни. И осознание совершенного.

ЗамПолит

 

 

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *