И НАТО с нами

Визит Генерального секретаря НАТО Йенса Столтенберга в Киев в понедельник, 10 июля, объяснил помпезность торжественного заседания парламента в конце июня, также посвященное НАТО. Впервые в истории Генсек Альянса выступил в украинском парламенте. Историческое событие предопределило и тональность выступления Йенса Столтенберга.

Он начал с цитаты Тараса Шевченко:

«Мені однаково, чи буде
Той син молитися, чи ні…
Та не однаково мені.
Як Україну злії люде
Присплять, лукаві, і в огні
Її, окраденую, збудять..»

Парламентарии, которые долго и упорно работали с НАТО (особенно с 2014 года), возможно, и ожидали такого начала. Но остальные, судя по вопросам, были несколько разочарованы общим смыслом красивой речи Йенса Столтенберга, — Генсек НАТО не распахнул объятий, призвав трудиться.

На прямые вопросы последовал не менее прямой ответ: занимайтесь страной, реформами, в любом случае, это пойдет стране на пользу и приблизит ее к НАТО. Относительно помощи оружием Столтенберг уклончиво напомнил, что в НАТО, собственно, нет вооружения, а если Украина ведет переговоры с отдельными странами, то пусть ведет.

Йенс Столтенберг указал и на зацепочку, которая способна оттянуть вступление в НАТО. Он подчеркивал свободное волеизъявление народа, которое уважает. То есть, страна должна высказаться за НАТО. Формально мы выразили свое горячее желание в соответствующих, недавно принятых, поправках в законодательство. Но если Генсек НАТО имел в виду референдум или другой механизм выражения воли народа, возникают серьезные затруднения: закона о референдуме нет, результаты плебисцита не будут иметь никакой легитимности.

То есть, формально Украина еще не получила приглашения. Однако недвусмысленное поощрение легко считывалось как с выступления Генсека НАТО в Верховной Раде, так и с его заявлений перед и по итогам заседания комиссии «НАТО-Украина» с участием президента Петра Порошенко. Йенс Столтенберг приветствует стремление Украины в НАТО.

Заметно, что в выступлениях президента Украины особо акцентируется на активизации дискуссии вокруг ПДЧ, хотя представители НАТО склонны рассматривать ПДЧ исключительно как перспективу без конкретных «маячков» по датам. В данном случае, Петр Порошенко работает не только на внутренню аудиторию, как может показаться, — аналогичная расстановка оправдала себя в деле евроинтеграции.

Несмотря на некоторую сдержанность высоких гостей, существенный шаг к сближению сделан. Мы (еще) не члены НАТО, но мы под охраной НАТО. Об этом недвусмысленно свидетельствует представительство Альянса в Киеве, открывать которое формально и прибыл Йенс Столтенберг.

Защитный «зонтик» НАТО, вероятно, входит в пакет договоренностей США и РФ по Украине. Вкупе с элементами ПРО в Польше представительствао НАТО является достаточно сильной гарантией от ползучей экспании России вглубь Украины. В то же время, Украина не член НАТО, что на данном этапе вполне устраивает Кремль. Зафиксировав позиции, стороны наконец-то начнут содержательно торговаться.

Торговля предстоит серьезная и муторная, поэтому Украина, как дополнительную превентивную меру намерена ввести режим биометического контроля на своих границах. То есть, по сути, визовый режим с РФ без формального объявления такового. Мера вынужденная, как объяснил Порошенко на заседании СНБО, «для борьбы с терроризмом». Кремлю придраться не к чему.

Итак, мы начинаем серьезнейшую игру, а не завершаем изматывающий раунд. Все бы было хорошо, но холодок в выступлениях высоких гостей, при всех титанических усилиях Петра Порошенко сгладить острые углы, все же заметен. И он свидетельствует об объектности Украины в данной геополитической комбинации.

Но игра только начинается, и никто не в силах предсказать, к середине матча кто кому будет объектом, а кто кому и субъектом.

Лилия Брудницкая, эксперт ЦСП «ВыбоР»

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *