Добкинс-пати

В четверг, 13 июля, Верховная Рада явит собой любопытное зрелище: под парламентом активисты будут требовать с депутатов немедленно расстаться с неприкосновенностью, депутаты будут требовать того же, но с одного своего коллеги, а он сам будет требовать этого громче всех, вместе взятых. В итоге зал проголосует и – редкий случай!- все останутся довольны.

Михаил Добкин на заседании Регламентного комитета в среду, 12 июля, не повторил успеха тех дней, когда, под чутким руководством Геннадия Кернеса, писал знаменитый ролик. Те, кто ожидал римейка, были разочарованы. Те, кто не первый год наблюдает за политическим путем Михаила Добкина, отметили его прогресс: как политик Добкин заметно накачал мускулатуру и, хотя, быть может, он не улавливает всех тонкостей, но оперирует терминологией достаточно уверенно, чтобы вызвать тонкую улыбку у Генерального прокурора Юрия Луценко.

Инкриминируемое Михаилу Добкину деяние – незаконный землеотвод – называют «прецедентом Довгого». Суть в том, чтобы заставить высокое должностное лицо ответить за визу на документе, принятом местным советом формально законно, но с некоторыми процедурными нарушениями. Поэтому данные дела – не о Довгом или Добкине конкретно, а о преступлениях на местах.

Юрий Луценко и не скрывавл истинной цели атак на двух «земельных» фигурантов – пресечь коррупцию в местной власти. И будь атака на коорупционеров от земли сделана мощно или хотя бы убедительно, ее бы приветствовали многие, особенно в регионах. В данном же случае, есть пыл, но маловато доказательств.

И сразу возникают несколько вопросов. Первый: не являются ли антикоррупционные дела одновременно «дубинками» для местных элит? «Мусорный» бой с Андреем Садовым показал, как непросто усмирить условно лояльного мэра. В свете актуализации перспективы досрочных выборов лояльность местных элит для власти чрезвычайно важна. Изобретать для каждого приемчики – долго, дорого и не всегда эффективно. Необходима универсальная дубина. Землеотводы как раз и могут стать такой дубиной.

Поэтому дела Довгого и Добкина показательны: если Генпрокуратуре удастся доказать преступность фигурантов, в дальнейшем клубок будет разматываться «от центра в регионы».

А если нет? Верховная Рада, сняв неприкосновенность, даст возможность ГПУ и НАБУ сформировать весомую доказательную базу. И повторные представления – на задержание и арест – могут быть удовлетворены безо всяких сомнений.

Но может случиться и так, что правоохранители не соберут достаточно убедительной доказательной базы. В таком случае, в игру вступает политический фактор.

Олесь Довгий из группы «Воля народа», которую оппоненты называют «недобитыми регионалами», Михаил Добкин – яркая фигура в пострегиональском «Оппо-блоке». «Воля народа» неплохо себя чувствует за счет работы мажоритарщиков в округах, «Оппо-блок» руководствуется принципом дао – ждет, когда проплывут трупы конкурентов. Если доказательная база против их депутатов будет слабой, они ухватятся за малейшую возможность «отбить своих». Одновременно не упустив возможности сделать из них жертв режима вдогонку к Виктору Януковичу.

Имеет ли смысл давать двум партиям такую возможность? Видимо, да. Через Довгого и Добкина под прицел попадают два крупнейших города страны – Киев и Харьков. Скорее всего, зондируются местные на предмет лояльности.

Так что, с Михаила Добкина неприкосновенность снимут, это не проблема. Остальные два представления могут вызвать реакцию зала: оппоненты начнут шумно требовать арестовать его немедленно, сторонники, возможно, заблокируют что-то (хотя «ОП» не слишком склонен к применению силы), сам Добкин напомнит Юрию Луценко, что тот под следствием САП.

Действо перейдет в междусобойчик и завершится голосованием каких-то реформ. После чего шестую сессию, которая запомнится фигурантами уголовных подозрений, фактически можно считать закрытой.

Лилия Брудницкая, эксперт ЦСП «ВыбоР»

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *