Коррида вокруг Мадрида

Только внешне воскресное событие «референдум в Каталонии» выглядит как сепаратизм. Официальный Мадрид обеспокоен не так отделением автономной провинции, как ответной реакцией на применение силы.

Сдержанность во всем

Автономная Каталония пытается провести референдум о независимости, результаты которого вряд ли будут признаны. Однако Мадрид жестко подавляет трепыхания Барселоны.

На фоне нормативного пинг-понга между парламентом Каталонии и Конституционным судом Испании (решение принял – решение отменил) особенно заметна сдержанность лидеров других ведущих европейских государств.

С одной стороны, право народа на самоопределение является одним из принципов международного права. Благодаря ему Украина в свое время не только получила независимость, но и смогла ее удержать. С другой, понятие «народ» не совпадает с понятием «граждане государства», что в краткосрочной перспективе может привести к параду территориальных конфликтов в Евросоюзе (проблемных зон хватает). И иметь успешный пример противодействия такому референдуму, особенно после Brexit, полезно. Есть риск зайти в правовой тупик.

Каталонский нож

По состоянию на вечер субботы, 30 сентября, можно сказать, что тактика официального Мадрида (запугивание меров каталонских городов и откровенное силовое воздействие) себя не оправдала. Во-первых, стычки и были неизбежны, но, при наличии усиленных полицейских кордонов столкновения обычно имеют больше пострадавших. Во-вторых, силовое противодействие Мадрида способствует мобилизации сторонников независимости Каталонии.

Однако и сторонники, и противники отделения исторической провинции наверняка понимают, что упорное противодействие референдуму, как и не менее упорное проведение его, снижают шансы на мирный выход из конфликтной ситуации. Следовательно, момент для переговоров упущен. И далее экономические факторы, из-за которых обычно и возникают идеи об отделении, отойдут на второй-третий план, а на первый выйдут политические соображения и политические же мотивы.

Здесь официальный Мадрид допустил стратегическую ошибку, действуя по сценарию усмирения мятежной провинции. Возможно, на какое-то время страсти поугаснут, но очаг серьезнейшей напряженности останется. И, с учетом политических факторов, это может привести – уже привело – к реальным жертвам.

Вдохновителям каталонского референдума даже на руку силовые кордоны вокруг избирательных участков. Если результаты волеизъявления будут не в их пользу, можно сослаться на ограничение доступа избирателей к участкам и клеймить Мадрид. Если же референдум состоится и большинство принявших участие в нем выскажутся за отделение, тем лучше, — возникает официальное основание шантажировать Мадрид.

Барселону лихорадит

В Барселоне готовятся к серьезному отпору. Если референдум, вопреки прессингу Мадрида, состоится, его результаты будут оспорены Конституционным судом Испании. Это только подстегнет враждебные Мадриду силы в парламенте Каталонии издать закон о признании результатов референдума. Далее логичным было бы обращение в Брюссель на уровень Европарламента или в ЕСПЧ. В любом случае, политическим силам, ратующим за независимость Каталонии, на несколько ближайших лет гарантирована популярная и эксклюзивная тема.

Если референдум будет сорван полицией, его дату перенесут, вот и все. Далее – см. выше.

И в том, и в другом случае результаты волеизъявления каталонцев будут иметь сомнительную легитимность и с точки зрения Мадрида, и с точки зрения лидеров ЕС.

Предвосхищая события

Впрочем, лидеры стран-членов ЕС также могут иметь в виду свои политические интересы. Вряд ли в эти интересы входит дробление Испании, поэтому формально никто не поддержал призыв лидера и вдохновителя каталонского референдума устроить переговоры между ним и официальным Мадридом. Очевидно, второй Минский процесс ни Германии, ни Франции не интересен.

Тем не менее, повторюсь, территориальных точек напряженности в ЕС немало. И для того, чтобы эффективно противостоять деструктивным трендам, а, еще лучше – вовремя замечать и гасить их – требуется показательный процесс, желательно, еще и юридический прецедент.

Каталония – идеальный полигон для показательного процесса. Следовательно, и в Берлине, и в Париже выжидают, готовясь реагировать молниеносно по факту референдума (или срыва такового).

Встречная волна

Что это может быть? Судя по митингам не только в поддержку, но и против референдума и дробления Испании, шлифуется тот же прием, что и у нас в свое время: на каждый из двух Майданов был свой АнтиМайдан. Гипотетически, Мадрид может провести референдум в Испании по каталонскому вопросу или решиться на конституционную реформу с ограничением прав автономий и провинций, что даст лишь временный эффект.

Высшая инстанция

Как ни странно, лидерам ведуших государств ЕС польза от каталонских волнений есть. В том случае, если Испания своими силами не сможет урегулировать конфликт, решающее слово будет за ЕС. Что автоматически увеличит политический вес лидера Германии уж точно.

В Каталонии деструктивные настроения будут нарастать по экспоненте. Если, конечно, стороны конфликта вовремя не сядут за стол переговоров и не придут к какому-то соглашению.

Наша хата скраю?

В Испании немало наших соотечественников, внушительная украинская диаспора. Нельзя сказать, что Украине напрямую интересен референдум в Каталонии: слишком очевидны неутешительные параллели, слишком серьезен крымско-донбасский узел. И, конечно, официальный Киев предпочтет дождаться реакции США и ЕС на события в Каталонии.

Однако и Испания, и Украина, и многие другие государства на сегодня пытаются решить сходную проблему: как сохранить целостность государства в условиях давления извне (терроризм, в нашем случае – окупация) и изнутри (пособники, союзники, политиканы)?

Возможно, Каталония даст ответ. Или хотя бы обнажит проблему. Желательно все же без жертв.

Лилия Брудницкая, эксперт ЦСП «ВыбоР»

 

 

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *