Битва за Крым только начинается

Визит президента Турции Реджепа Эрдогана в Киев 9 октября был интересен тем, что проходил на фоне нового всплеска крымской тематики. Напомним, упоминание о Крыме должно быть включено в текст законопроекта об урегулировании ситуации на Донбассе, на этом настоял Рефат Чубаров. Рискну предположить, что, не будь этого упоминания, Эрдоган вряд ли проговорил бы с Порошенко три часа.

Тарелочка с голубой каемочкой

Официально Крым – наш, и в этом нет никаких сомнений. По крайней мере, на данный момент. С точки зрения России, Крым – ее, и это де факто принимается некоторыми государствами, в том числе, и в Евросоюзе.

Читайте также Кому Крым — а кому и коалиция

У Турции насчет Крыма особый интерес. Реджеп Эрдоган ведет жесткую политику, что, вероятно, обеспечит ему еще один президентский срок.

Интересно, что его тактика во многом повторяет тактику Путина на прошлых выборах: жесткое подавление оппозиции, «огораживание» СМИ, натянутые или даже откровенно враждебные отношения с США (что уже есть, судя по визовому скандалу). И – главное! – завоевания.

Если Кремль обеспечил в виде завоевания Крым (ранее была Чечня), то Турции особо воевать не с кем: в Сирию с завоевательными операциями соваться небезопасно, к другим соседям придраться можно, но это чревато. Остается – Крым.

Плавучий остров

С точки зрения укрепления своей власти, Эрдоган избрал идеальный объект. Крым многими турками исторически воспринимается как атрибут славного прошлого Турции во времена Османов, когда Крым был зависим от Стамбула.

Читайте также Трамп ожидает возврата Крыма Украине

Территориально-исторические претензии Турции подкрепляются копактными поселениями крымских татар. Ни Россия, ни Украина не могут быть ближе татарам, чем единоверное государство Турция.

Реджепу Эрдогану суть важно ослабить Россию в Причерноморском регионе, так что, терирториальную целостность Украины он поддерживает искренне.

Гипотетически, часть Крыма может отойти и к Турции. Почему нет? Достаточно оккупационной власти усилить нажим на крымских татар, как Турция может заявить о геноциде. И тогда на какой-то срок в вопросах Крыма Украине останется роль, в лучшем случае, активного наблюдателя.

Турецкий анклав

Отвечая на вопрос о гонениях , которым подвергаются крымские татары со стороны оккупационных властей Крыма, Реджеп Эрдоган, как гласит сообщение на его официальном сайте, сказал: «Наше отношение от прошлого к современности Крыма, наш национальный, международный подход к этому вопросу определен. Мы не видим наших крымских братьев отдельно от нас самих».

Читайте также Конфликт между украинскими солдатами и крымскотатарскими активистами исчерпан

Следовательно, крымские татары могут рассчитывать на серьезную поддержку извне. После того, как идея закрепить статус крымско-татарской автономии за Крымом в Конституции Украины тихо «замылена», крымским татарам логично ориентироваться на сильную воинственную и – подчеркиваю! – единоверную Турцию.

Эрдоган Таврический

Для Украины это тактически хорошо. Во-первых, есть партнер для защиты крымскотатарских активистов, особенно в случае их притеснений. Во-вторых, на время снят с повестки дня вопрос о крымскотатарской автономии. В дальнейшем, не исключено, официальный Киев надеется избежать фиксации такого статуса Крыма в Основном законе. Сейчас главное – вернуть полуостров де факто.

Есть и риски. Если в Турции вдруг сменится власть или Эрдоган сменит курс, турецкое покровительство крымским делам может дать непредсказуемые последствия. О которых на Банковой пока что предпочитают не думать.

Читайте также Янукович помог России захватить Крым

Тревожно и то, что официальный Киев, при всех заявлениях о защите крымских татар, в этих вопросах лишь реагирует на события, не создавая таковых. Соответственно, есть верятность утраты инициативы, если таковая уже не потеряна.

ЗамПолит

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *