Майдан засеяли

17 сентября стартовала «Большая политическая реформа», 21 сентября дошло до прямого ультиматума президенту. Закономерный вопрос: это Майдан или как?

Родимые пятна

В «Большой политической реформе» много схожего с Майданом-2014 формально и с Майданом-2004 по сути. Поскольку в 2004 году речь шла о политической реформе, а в 2014 году – о внешнеполитическом курсе. Так что «Большая политическая реформа» 2017 года – это прямое продолжение «Политерформы» 2004 года. Как и в 2004 и в 2014 годах, на первом этапе произошел внутренний раскол и часть организаторов акции отошли от нее.

Читайте также Новый Майдан. Начало в фото

С 2004-м, а не с 2014-м годом нынешний протест роднит и куда более существенный момент. К 2004 году власть Леонида Кучмы как президента начала «бронзоветь». Кучма готовился или на третий срок, или оставить преемника.

Читайте также Форс Майдан

Донецкий клан с Януковичем не устраивал его и – что важно – пугал украинский бизнес. Тех, кто сталкивался с донецкими, при попытке представить их у власти начинала бить мелкая дрожь. Перспектива «Кучма-3» вгоняла в холодный пот по другим причинам, — это означало жесткое подавление оппозиции.

На том же месте

Сейчас шевеления против президента начинаются по сходной причине. Петр Порошенко существенно укрепляет свои позиции, используя все преференции судебной реформы. Пойдя на сделку, участники таковой с запозданием поняли, что прогадали:позарившись на сиюминутные выгоды, упустили главное.

Читайте также 17.10.17 Порошенко против Порошенко

Характерный момент – для всех украинских Майданов отправным пунктом, объектом и субъектом была Верховная Рада. 21 октября ультиматум президенту провозгласили почему-то оттуда.

Далее протестующие должны переместиться на Майдан, что свидетельствует о серьезности намерений. Однако, судя по палаткам, уходить из-под парламента никто не собирается.

Читайте также «Большая политреформа» проходит на грани между сознанием и подсознанием

Это не значит, что протест ограничится Радой. Пока что, речь идет о первой волне. Судя по ультиматуру 21 октября, назревает вторая.

Разрозненные факты

Акция 17.10.17 имеет не только красивую дату. Ей предшествовали и ее сопровождали любопытные, хотя и малозаметные, события. Касались они вовсе не политики.

Скажем, НКРЭ КП, подконтрольная президенту, вдруг понизила тарифы на воду и тепло. Заметим, на фоне быстро поднявшейся и вдруг затихшей волны рассуждений о «самой дешевой электроэнергии в Европе», что обычно предшествует росту тарифов.

Читайте также Украинцы не хотят нового протеста

Ранее возник конфликт в «Нафтогазе», о котором сейчас вообще никто не вспоминает. И — суд отобрал у Рината Ахметова «Укртелеком». На подходе и отжим «Киевэнерго». Странно, что никто не носится с этими решениями как с великими достижениями власти Майдана.

Курощение строптивых

Эти события могут не быть связаны с «Большой политической реформой», а могут и быть. Если хотя бы отчасти верно второе, получают объяснение многие странности в акции 17.10.17.

Читайте также Предмайданная кадриль

Во вторник, 17 октября, спеша на митинги, люди говорили о ценах и тарифах. Но на древко были подняты сугубо политические лозунги. Почему не социально-экономические? Их избегают даже в рядовой риторике. Предположим, в таком случае последовал бы ответ, который моментально перенаправил бы митингующих против организаторов.

Читайте также Превращение Майдана в икону ставит под угрозу саму идею народовластия

Если взять как рабочую версию, что Петр Порошенко продолжает «курощать» олигархов, в первый момент удивляет, почему он не воспользовался удобным случаем существенно ослабить некоторых из них. Ответ прост: он и сам причастен, и те, кого он бы попытался таким образом «курощать», вывалили бы тонны компромата, по сравнению с которым «панамский скандал» — детский лепет.

Надежды юношей питают

Сейчас, кажется, Порошенко загнан в угол. Его нежелание выполнить требования, имитируя полнейшее согласие, привели к ультиматуму. Но время он все-таки выиграл.

Только дорогой ценой, поскольку это самое время работает против него. Глава Украинского государства пытается маневрировать вместо того, чтобы осознат очевидно: он утратил связь с реальностью и не обладает достаточной командой для отражения атак. Существенно, что, в отличие от Януковича, Порошенко не может применить и силу. И он в данный момент очень зависим от «силовиков», в первую очередь, от Арсена Авакова.

Читайте также Противоядие от третьего Майдана

Единственное, что его успокаивает, — протест с политическими лозунгами малопонятен большинству украинских граждан. Следовательно, такой поддержки, как Майдан-2014, не получит.

Здесь президент ошибается. Как только он будет дискредитирован настолько, чтобы любое его заявление воспринималось критически, в ход пойдут социальные лозунги.

Красный день календаря

Пока что, раскол и затихание протеста воспринимаются как подтверждение его ненатуральности, постановочности. Это верно лишь в том смысле, что организаторы отлично знали особенности Петра Порошенко как личности. И метили в болевые точки.

Читайте также Порошенко идет на перехват

Они изначально предполагали, что быстро выполнить политические требования невозможно. Значит, им нужно было не выполнение этих требований, а как раз срыв. Для атаки непосредственно на президента. В пользу этой версии – требование закона об импичменте.

Читайте также Операция «Ы»: Тимошенко и президент

И все же, у Петра Порошенко остаются возможности для маневра. Он может применить силу. Правда, с Аваковым отношения сложные, а руководство Минобороны дискредитировано настолько, что, двинь Порошенко войска на Раду, начнется настоящая гражданская война. К великой радости Владимира Путина.

Читайте также Горький ШОКО лад

Так что, у Порошенко остаются мягкие варианты: сдача всего и вся, контрпротесты (вспомним Антимайдан «регионалов») и введение режима ЧП.

Во всех случаях, при всех раскладах, ответной реакцией станет Майдан. Кроме одного – Порошенко распускает Раду и объявляет досрочные выборы парламента и президента. Пролонгируя таким образом свою власть минимум на 5 лет.

Так что в итоге выиграет от нового Майдана? И еще – помнит ли кто-то о процессе над Януковичем?

Лилия Брудницкая, эксперт ЦСП «ВыбоР»

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *