Чистая случайность: Рада открыла ящик Пандоры

Депутаты все-таик выбрали из двух проектов Избирательных кодексов один. Когда на табло засветились заветные «226 – за», в зале было заметно удивление на ограниченном контингенте лиц и на куда бльшем контингенте – ошеломленная радость. Спустя всего пятнадцать минут эти чувства сменились совершенно иными, — приняв один из проектов, депутаты открыли ящик Пандоры. В их случае, самоубийственный.

Прогнозы и реалии

Утром заместитель председателя фракции БПП Алексей Гончаренко в кулуарах уверенно предсказывал, что ни один проект Избирательного кодекса не пройдет. О том же накануне на Согласительном совете рассуждал и представитель профильного комитета Валерий Писаренко. Он заготовил вариант на случай завала двух проектов, — отправить их в Венецианскую комиссию «для получения рекомендаций».

Читайте также Выборы в ОТГ: добровольные «охранники», дефицит бюллетеней и незаконная агитация

Обсуждение проектов кодексов шло ни шатко, ни валко: несколько вопросов, несколько ответов. Валерий Писаренко приготовил наглядное пособие по своему кодексу, альтернативный представлял Александр Черненко на словах. Чувствовалось, что оба не верят в прохождение своих детищ. И вдруг – оп-па!

Иногда они голосуют

Впрочем, предпосылки для результативного голосования можно было заметить как раз во время обсуждения. От Оппо-блока Александр Вилкул заявил о поддержке фракцией двух проектов, поскольку «надо начинать менять систему».

В его выступлении – ключ к пониманию головокружительной интриги с проектами Избирательных кодексов. А также к тому, почему триумфаторы-соавторы победившего проекта кодекса (Андрей Парубий, леонид Емец, Александр Черненко) спустя всего 15 минут после исторического голосования не выглядели таковыми.

Шиворот-навыворот

В различном количественном выражении кодекс Парубия поддержали все без исключения фракции Верховной Рады и даже суммарно 3 нардепа от депутатских групп.

Суть интриги с выборами – в том, что депутаты устроили торги за избирательную систему. Судя по предыдушим коррективам избирательной системы, дело это чрезвычайно выгодное. Особенно в условиях, когда президентские выборы по срокам впереди парламентских. Поэтому и выбран самый запутанный кодекс, по этой же причине ранее были провалены законопроекты о выборах: они более-мене четкие, в них страниц меньше, стало быть, разобраться легче.

Читайте также Верховная Рада закрыла год потасовкой

В ходе торгов и споров ставший базовым проект можно изменить до неузнаваемости. И если с медицинской реформой такой трюк не сработал, то с Избирательным кодексом вполне может обеспечить на выходе желаемую избирательную систему. Об этом прямо говорил Леонид Емец, высказывая опасения, что будет внесено не менее полутора тысяч поправок и «мажоритарщики извратят пропорционалку». Примерно о том же говорила и Ирина Луценко: правок будет много, работа многотрудная. Она добавила важнейшую деталь: оказывается, принятый проект устаревший по отношению к обновленному в результате реформ украинскому законодательству.

Потирая руки

Это значит – будем усовершенствовать. Совершенству, как известно, нет предела. Поэтому предугадать, во что превратится крайне запутанная схема ко второму чтению, не в состоянии даже авторы проекта-победителя.

Читайте также Майдан желаний

Но почему не поддержать более четкую схему Валерия Писаренко? Именно в силу ее четкости. Как рассказал ЗамПолиту источник, в проекте Избирательного кодекса от Писаренко ключевая роль отведена ЦИК, тогда как в победившем документе все куда более запутано, роль ЦИК сведена к технической и – внимание! – имеются зачатки реставрации мажоритарки, только на уровне региона, а не округа.

Открыто на угрозу дробления Украины по партийному признаку в результате запуска данной системы во время обсуждения заявил народный депутат Андрей Ильенко. Его опасения, конечно, развеяли. Но кто поручится, что партии не станут «воевать» за регионы, где, единожды закрепившись, останутся навсегда? Получается партийная мажоритарка.

Единая – единой

Примером рисков запутанной системы стали выборы в ОТГ. «Батькивщина» и БПП о сих пор оспаривают дрг у друга победу. Почему это важно? С чего бы двум солидным политсилам разводить ребяческий спор?

Читайте также Ни одна партия не получит 50%+1

Значение региональных позиций возрастает синхронно с падением влияния Верховной Рады. Особенно это важно с прицелом на президентскую кампанию. Для центральной исполнительной власти, имеющей доступ к админресурсу на местах, «коренизация» в регионах плюс жесткая привязка к конкретной партии, — лучшее на сегодня средство удержать регионы и укрепить собственное влияние.

На первом этапе партии, конечно, поделят регионы. Но через пару каденций контрольным пакетом регионов овладеет сильнейшая и располагающая админресурсом. То, о чем в свое время робко рассуждавшая об императивном мандате Юлия Тимошенко не решалась и мечтать, начало воплощаться в жизнь.

Самоистязание

Между желанием и его реализацией есть много «но». То, что принято в первом чтении, во втором можно и похоронить. Вряд ли это реально, с учетом Майдана Саакашвили, но то, что некоторые депутаты-вожди этого Майдана не проголосовали за проект Избирательного кодекса, свидетельствует о высокой вероятности «двойной игры».

Читайте также «Батькивщина», РПЛ и БПП больше всего активничают на местных выборах

В украинском политикуме, независимо от палитры, есть одна верная примета: если начинают менять избирательное законодательство, значит, скоро выборы. И если представитель президента чуть ли не негодует, почему, мол, в проекте затронуты выборы гаранта, то есть резон предполать, что на самом деле речь идет о выборах парламентских.Досрочных. Иначе с чего бы так спешно обновлять законодательство?

ЗамПолит

 

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *