Штурм Жовтневого может неожиданно аукнуться за пределами Украины

Оценивая попытку штурма Жовтневого дворца в центре Киева 17 декабря 2017 года, говорят преимущественно об украинском политикуме. Но в контексте украинских политпроцессов атака на концертный зал выглядит абсолютно нелогично. Может, имеет смысл посмотреть шире?

Захват Жовтневого дворца сейас выглядит однозначной глупостью и объясняется провокацией (или спонтанной реакцией). Очень логичный поступок, если не хочешь быть обвиненным в  призывах к свержению законной власти: концертный зал, а не админздание, воскресенье, а не будний день, размытые требования «организовать штаб». Однако обратите внимание на реакцию послов Канады и Великобритании. Они осудили попытку захвата дворца. (После чего, кстати, Саакашвили и соратники активно принялись рассказывать о провокаторах).

Объяснения соратником лидера «Руху нових сил», да и самого Михаила Саакашвили, о провокаторах, выглядят как сфомулированные наспех. Вряд ли организаторы такой массовой акции не предвидели провокаций. Если не предвидели, значит, легкомысленно подошли к делу. Если были готовы, почему вот так с ходу поверили провокаторам? Почему лидер подхватил призыв неизвестных лиц без проверки? Единственное логичное объяснение – особенности натуры Михаила Саакашвили, его пылкость и возбуждаемость. Однако возникают сомнения в том, в такого политика вкладывали бы средства.

Читайте также Порошенко уже труп

Любопытно, что штурм дворца странно синхронизирован с основными предвыборными тезисами Путина, озвученными им на большой пресс-конференции. Президент РФ сказал об Украине, что там «бегают саакашвили по майданам» и «перевороты каждый день». Мы бы не вспомнили об этой пресс-конференции, если бы сам Михаил Саакашвили в эфире телеканала ZIK не провел параллели с трагическим «Норд-остом» на Дубровке. По его версии, провокаторы пытались подтолкнуть мирный марш на нечто подобное. «Вы видели, было представление, зрители, и был газ, если бы не ушли, был бы захват и пострадавшие», — уверял он. Значит, параллели с Россией есть, и достаточно обоснованные?

Мы предполагаем, что Украина для Путина – гигантская наглядная агитация за себя в качестве президента. И чем ближе март 2018 года, тем напряженней должно становиться в Киеве. Причем возмутителем спокойствия должен быть именно Саакашвили. Многие обратили внимание на замечание Путина, «что, у них украинцев нет?» Прицепить его вроде бы не к чему. Как и объяснить эмоциональность спича российского президента об Украине.Но есть деталь, которая придает смысл сказанному Путиным.

В России к весне будет накачиваться русофильство, и любой лидер российской оппозиции, пусть даже истинный россиянин в ста поколениях, будет воспринят не только как «баламут Саакашвили», но и как «инородец». Ведь выстраивается цепь ассоциаций: оппозиционер – инородец — переворот. От «мнородцев» и «переворотов» и будут защищать Россию своим голосом избиратели РФ, наблюдая происходящее у нас и голосуя за Путина.

Читайте также С нежная революция

Мало кто заметил, что Михаил Саакашвили использует некоторые приемы российской оппозиции. Например, «мы не митингуем, мы вышли на прогулку». Прогулка – излюбленный жанр массовых акций против Путина в Москве. Там другое невозможно, в силу жесткого законодательства. У нас собирать «прогулки», когда разрешены массовые акции, — нонсенс. Опять же, вспоминается трагедия на Дубровке. Значит, митинги адресованы не только и не столько украинским, но и российским гражданам.

Если это верно, значит, команда Путина использует украинские протесты в своих политических интересах. Знает об этом Михаил Саакашвили или нет, не суть важно. Гораздо существеннее другое: каковы реально взаимоотношения Путина и Порошенко. Гипотетически, постановочные протесты выгодны Путину и в то же время выгодны Порошенко, но по-разному. Наш президент получает эффект отложенного протеста (люди на митингах выпускают пар), дискредитацию оппозиции и  основание для введения чрезвычайного положения. Путин же, через манипуляции с Саакашвили, сформировал рычаг прямого влияния на украинский политикум и механизм давления и контроля за украинской властью. Наш президент попадает в подвешенное состояние между требованиями западных партнеров и яростью «народной демократии». Для Порошенко проблемно то, что он не может не то что влиять, а хоть как-то контролировать этот протест. В любой момент уличная стихия способна вырваться из-под контроля и смести как власть, так и собственных вождей.

Читайте также Путин разговорился

Прелест ситуации в том, что Михаил Саакашвили не подыгрывает ни Путину, ни Порошенко. Во всяком случае, сознательно. Если бы это было так, в суде озвучили какие угодно обвинения, только не в сотрудничестве с ФСБ РФ. (Заметим, что именно эти обвинения вызвали резкую эмоциональную реакцию самого Саакашвили).И, конечно, не обращался бы Михаил Саакашвили к Петру Порошенко с инициативой о переговорах.

Возможно, «глупый штурм» был всего лишь попыткой дать единомышленникам зримую и ощутимую победу. В отличие от российских граждан, украинские не склонны просто прогуливаться в знак протеста. Им требуются результаты, причем конкретные. Одновременно в окружении Саакашвили нейтрализованы особо горячие головы. В следующий раз, помня о Жовтневом, люди не пойдут так запросто брать дворцы. Или пойдут, несмотря на успокоительные кличи лидеров.

Лилия Брудницкая, эксперт ЦСП «ВыбоР»

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *