В убийстве Ноздровской не осталось тайн

Подозреваемый в убийстве правозащитницы Ирины Ноздровской принался в совершении преступления, но не раскаивается. Об этом в среду, 10 января, на брифинге заявил первый заместитель главы Нацполиции Вячеслав Аброськин. На первый взгляд, тайн не осталось. Но вопросов прибавилось.

Под грузом доказательств

Вячеслав Аброськин дважды в ходе брифинга косвенно подтвердил небрежность действий полиции до резонансого пикета под ГУ НП в Киевской области. В частности, он заявил, что обыск в жилище подозреваемых (Россошанских) был проведен небрежно. При повторном, «более тщательном обыске были обнаружены пятна, …характер которых будем выяснять». Второе замечание – об отслеживании динамики телефонных переговоров и сопоставлении их с показаниями подозреваемого и членов его семьи, что в тот вечер «мы рано легли спать»..Интенсивность телефонного общения опровергает показания Россошанских: «Лежали на одной кровати и один одного набирали по телефону? Мы пришли к выводу, что показания даны неправдиво».

Читайте также Каких преступлений бояться в Новом году

Еще оидн нюанс следствия заключался в том, что не предполагалось достаоочной силы у подозреваемого, так как, он 1954 года рождения. Это, по словам Аброськина, отвлекало: «Когда его увидели, это гражданин физически развитый, сильный, сильнее меня, наверное».

Исходя из слов замглавы Нацполиции, Юрий Россошанский признался, что называется, «под грузом доказательств».

Нестыковки и зацепки

Казалось бы, брифинг должен расставить точки хотя бы над некоторыми «i». Тем более, президент Украины поспешил поблагодарить правоохранителей за быстрое раскрытие убийства. Однако некоторые детали общения Вячеслава Аброськина со СМИ  дают основания полагать, что подозреваемый задержан больше для западного сообщества и в дальнейшем может получить мягкое наказание или избежать его.

Так, Вячеслав Аброськин внутренне убежден — убийство не было спланированным. По его мнению, пока что мало чем подтвержденному, Россошанский убил Ноздровскую на эмоциях: «Он вину признал под доказатедьствами, что ему предъявлены…Он рассказал свою жизнь. Подозреваемый признался, что его сын сбил сестру потерпевшей, с ним в машине ехала гражданка. Он не убежал, оказал первую помощь, оплатил лечение….И рассчитывал, что не будет в местах лишения свободы, не будет оскорблений».

Читайте также Куля в ногу против Бутылки в голову

В качестве доказательств вины Юрия Россошанского Аброскин назвал экспертизу ДНК остатков на теле убитой. И тут же заявил, что экспертизы проведены не все, следовательно, могут быть новые данные. И краткий спич о ножах, которые «в деревне носят с собой, чтобы отрезать веревку и т.п.». Замглавы НП также не очень в тему заметил, что семья потерпевшей в 2015 году не обращалась в НП с заявлениями об угрозах, а в 2017 году обратилась не в НП, а в ГПУ.

Когда обрывается веревка

В брифинге Аброськина 19 января интересны не столько факты, сколько аценты. Помимо подготовки почвы для смягчения восприятия действий подозреваемого Россошанского, замглавы Нацполиции сделал пробный заброс в адрес семьи потерпевшей (замечанием об обсутствии жалоб в НП на угрозы).

Куда более интересно замечание о жителях Демидова: «Ни один человек не обратился по указанным телефонам и не предоставил информацию добровольно. 367 человек переехало за час со станции метро «Героев Днепра» до Демидова…. Это не недоверие Нацполиции. Там внутри этого села…есть конфликт между жителями и частью людей, имеющих отношение к семье Россошанских… Они не были откровенны».

Читайте также Почему дело Ноздровской привлекло внимание мирового сообщества

Мы можем сделать вывод, что в Нацполиции серьезно задумываются об общественной поддержке правоохранительных органов и готовы использовать убийство Ноздровской, чтобы усилить доверие. В пользу этого – замечания и о внутреннем конфликте в селе (чего в ходе первого следствия почему-то не замечали) и завуалированные упреки в адрес семьи потерпевших насчет «угроз» и давления. То есть, Нацполиция дает понять, что, задержав подозреваемого, продолжит разбираться и с семьей потерпевшей.

Насколько такая тактика поможет завоевать доверие людей, сложно прогнозировать. Тем более, Аброскин полагает, что «доверие есть». Но джля защиты имиджа самой Нацполиции именно такая тактика является наиболее выгодной, поскольку самое главное и самое угрожающее для руководства МВД лично в деле Ноздровской – коррупция в правоохранительных органах. Переводя внимание с действий правоохранителей на странности в действиях и подозреваемых, и потерпевших, замглавы НП тем самым отклоняет направленность вероятной жесткой критики.

Читайте также Грозит ли нам церковная война

Вероятно, это делается больше для внешних партнеров Украины, чем для налаживания отношений полиции с социумом. Ведь, в противном случае, те, кто помогал реформировать украинскую милицию, потребуют сменить нынешнее руководство МВД.

Кстати, по словам Аброськина, за первые 7 дней 2018 года совершено 33 убийства. И единственной защитой, по его словам, гражданам является именно Нацполиция.

ЗамПолит

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *