Чего испугался президент?

Допрос Петра Порошенко в суде должен был стать звездным стартом его подготовительной кампании к президентским выборам. То, что произошло в суде, не исключено, станет еще одной лакмусовой бумажкой для наших внешнеполитических партнеров.

Deux ex mashina

Президент Украины добровольно согласился свидетельствовать в суде по делу о госизмене Виктора Януковича. Сам гарант говорил о сложном решении, о том, что истина дороже и т.п. То есть, позиционировал свое решение как самопожертвование.

Только украинским менталитетом можно объяснить то, что «многие прониклись». Ведь, по сути, чем жертвовал Петр Порошенко, показываясь в суде? Соратники президента США, да и сам Трамп, допрашиваемы — и ничего, живы, здоровы и полны сил. Впрочем, в суде президент точно назвал, чем, — президентским иммунитетом.

Читайте также Тень президента

Мы предполагаем, что изначально предлагалось действо deux ex mashina с толпами ликующих активистов. На ходу от сценария пришлось отказаться, не в последнюю очередь из-за приема, устроенного представителям власти на поминовении Героев Небесной Сотни.

Сублимация Антикоррупционного суда

Главной причиной замешательства со свидетельством в суде является воскресный демарш Арсена Авакова. У Петра Порошенко возникли опасения за свою жизнь. Позже к ним присоединились и опасения имиджевого характера.

Решение о видеоконференции было принято вынужденно. Во-первых, Банковая держала интригу до последнего, а охрана трудилась особо рьяно, проверяя, не затесалась ли среди журналистов активистка Фемен. Во-вторых, допрос в формате видеоконференции невольно вызовет сравнения с Виктором Януковичем, а этого Порошенко вряд ли хотелось бы.

Суммируя, президент заново оценил риски и выгоды своего участия в суде и понял, что зря затеял все. Но и отказываться свидетельствовать нельзя было.

Читайте также Янукович подал на Украину в ЕСПЧ

Мы не исключаем, что своим появлением в суде Порошенко хотел сбить накал и\или отвлечь внимание от антикоррупционного суда. Именно поэтому наподготовительном этапе акцент был сделан на самопожертвовании как на демонстрации предельной открытости.

Я, опять я и снова я

В пользу имиджевости появления гаранта в суде свидетельствует его речь. Петр Порошенко явно работал на привлечение симпатий электората. Он не учел одной детали (или ему не сообщили этой детали), — адвокат Януковича добился перед допросом президента демонстрации в суде видеозаписи сюжета о появлении Петра Порошенко в Крыму. В тот жее день чуть ранее сторона обвинения добилась от суда прокрутки аудиозаписи неустановленных (в официальном порядке) лиц, которые обсуждали действия Аксенова и внезапный приезд Порошенко в Крым.

Читайте также Янукович снова играет на расколах

И когда президент Украины говорил о своем жертвенном поступке — рискованном полете в Крым — аудитория была настроена на иной лад. Стоило Петру Порошенко сбиться на пропагандистский тон (история о женщине-защитнице), как допрос был смят.

Никто не любит

Крайне любопытно повел себя суд. У адвокатов Януковича появились основания обвинить судейских в подыгрывании президенту. Судейские, понимая, что попали между молотом и наковальней, сделали то, что сделали, прервав допрос на самом неудобном для Порошенко вопросе.

Читайте также Верховная Рада дала президенту грозное оружие

Интересно сыграл и сам Виталий Сердюк. Понимая, что дело идет к прекращению допроса, он задал тот вопрос, который на языке у оппозиционных журналистов, — вопрос о Мальдивах. Это откровенно контримиджевый выпад, но это сильный и эффектный выпад.

В результате, Виталий Сердюк вместо Петра Порошенко стал телезвездой 21 февраля. А гарант смог убедиться, что его, мягко говоря, никто не любит.

Дранг нах

Тем более, эффект от провала допроса ощутимый: по сравнению с изгнанником Януковичем, который несколько часов вещал из Ростова, Порошенко не смог выдержать и одного часа.
Значит, он боялся давать показания им же реформированному самому сбалансированному суду страны, которая должна бы его обожать за героические усилия по спасению Крыма. Во всяком случае, послевкусие от допроса было именно таким.

Читайте также Конституционный суд отменил диктатуру в Украине

И оппозиция поспешила воспользоваться крупным промахом Порошенко. Официальное сообщение довершило провал. Президент, оказывается, не был допрошен, а принял участие и проинформировал, сообщил и т.п.

Имитация провала

За ширмой осталось несколько важных нюансов. Первый — сам факт такого процесса. Справедливости ради, высокие должностные лица Украины свидетельствовали во многих судебных процессах, начиная с Павла Лазаренко и заканчивая Виктором Ющенко. Поэтому ничего экстраординарного для политических традиций Украины не случилось. И это доказывает: наша страна все еще демократическое проевропейское государство.

Читайте также Судьям немного укоротили иммунитет

Второй. Дело о госизмене Януковича с некоторых пор перестало быть направлено только на Януковича. Оно стало площадкой для сведения счетов. И если предположить, что показания Александра Турчинова и Арсения Яценюка, а также других, могут быть использованы против них той же Банковой, многое получает объяснение. В том числе, и допрос Порошенко, которому жизненно важно отвести от себя такие подозрения собственным участием.

И если это так, то громкий провал — не случайность. Технологи знают, что имитировать провалы сложнее, чем победы, ведь они непредсказуемы. Мы предполагаем, что сейчас Порошенко может быть заинтересован во временном перемирии с соратниками Януковича с тем, чтобы усмирить некоторых своих партнеров внутри страны. (Возможно, залогом перемирия станут несколько млрд конфискованных денег).

Читайте также Суд косвенно признал Тимошенко газовой воровкой

Речь идет, в первую очередь, о «Народном фронте» и о дружественных Арсену Авакову структурах. Поэтому так важно было сделать убедительный провал Порошенко в суде.

Любовь или страх

Попутно техно-команда Порошенко тестирует варианты предвыборной кампании. Гарантуулыбается сценарий «всеобщая любовь», но события 19-21 февраля показывают, что до всеобщей любви однотуровому победителю далеко. Значит,остается второй сценарий, — страх.

Поскольку к тому, что РФ агрессор и «крокодайл», все несколько попривыкли, требуетсяч усилить страх. В качестве усилителя может быть использован реванш «злочынной банды» януковичей. Этого еще боятся. Сыграть на реванше можно только при условии контролируемости януковичей. Этим объясняются и относительно мягкие приговоры им, и проволочки в судах, и нынешняя медиа-актвиизация столпов прошлого режима.

И если это так, имиджевый провал Порошенко в суде — вершина политтехнологий. Ведь все же поверили, что он испугался. А если не так, значит, власть настолько в тупике, что даже президент давал показания из какого-то студийного угла.

Лилия Брудницкая, эксперт ЦСП «ВыбоР»

Фото Интернет-представительство президента Украины

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *