Песочный мостик: почему Трамп и Путин умолчали об Украине

Президентам США и РФ Дональду Трампу и Владимиру Путину не удалось в Хельсинки найти точки соприкосновения. Однако главы двух государств четко обозначили свои интересы. Украина, хотя о ней почти не упоминали, стала главной интригой.

«Никому нельзя верить»

Президент РФ выглядел утомленным, хрипел, сипел, — явно говорил много, горячо и с целью убедить. Президент США больше отмалчивался, но заметно было (особенно по контрасту с брифингом в Брюсселе, где от восторжествовал), что и его вымотала эта беседа. Куда больше Трампа обессилил тот факт, что переговоры, которых так ждали, оказались абсолютно безрезультатными.

О чем, собственно, договорились президенты двух мощных держав мира? Максимум – о взаимной политической поддержке. Все, без исключения, проблемные геополитические вопросы остались без решения: Сирия, рынок энергоресурсов, Крым, — то, что волнует общественность.

Читайте также Зачем срывать саммит Большой семерки

«Холодная война, думаю, закончилась. И перед РФ, и перед США возникают новые вызовы», — заявил в преамбуле Владимир Путин. В конце брифинга он сказал ключевую фразу встречи: «Никому нельзя верить».

«У нас было глубокое общение», — скупо охарактеризовал переговоры Дональд Трамп. «Думаю, нам надо сформировать экспертный совет, …который бы занялся поиском точек соприкосновения», — эхом вторил Путин. Если для поиска точек соприкосновения нужен экспертный совет, значит, на уровне президентов их найти не удалось.

Результат в  минус

Путин настолько был удручен, что забыл в первых фразах преамбулы поблагодарить Финляндию за предоставленную площадку. Спохватился лишь в финале, когда Трамп принял символический футбольный мяч и передал его супруге Мелани.

Ключевым вопросом брифинга стали обвинения России во вмешательстве в выборы в США. Трамп реагировал нервно, зато Путин чувствовал себя в родной стихии. Пожалуй, это единственный вопрос, в котором стороны достигли некоего взаимопонимания.

Все остальное спущено на уровень рабочих групп. В данном случае, заготовка с футбольным мячом лишь подчеркивала, какие большие ожидания возлагались на переговоры и как беседа вышла даже не в ноль, а в минус.

Друзья-враги

Трамп получил от Путина главное на данный момент – публичное признание, что они не были знакомы лично до выборов. Эта информация у американских спецслужб есть, ее наличие подтверждает аргумент Путина о россиянах, которые «выражали симпатии одному из кандидатов, выступавшему за налаживание отношений с Россией». Если бы у ФБР не было ничего на Трампа и Путина, высокопарный двухголосый балаган в Хельсинки не понадобился бы.

Читайте также Трамп-Ын: кто кого перепонтит

Следовательно, Трамп не уверен в своей неуязвимости. Тем более, после неудачной попытки отыграть европейский рынок сжиженного газа. «Я жестко поговорил с Меркель. Посмотрим, что получится», — многозначительно заметил Трамп.

Здесь Путин сделал ловкий и, надо сказать, удачный ход, заявив о необходимости сотрудничать «для стабилизации рынка», и о заинтересованности европейского потребителя в дешевом газе.

Но когда один из партнеров делает такие заявления, в них можно усмотреть и намек на откровенную войну. В данном случае, войну бизнес-интересов, которую Трамп не проиграл, но и не выиграл.

Серая зона

Об Украине упомянули скупо и лишь в контексте «Северного потока». Во-первых, не спросили. Во-вторых, Путин заявил хитрую формулу: РФ готова не только гарантировать Украине прежний объем транзита, но и продлить контракт, истекающий в 2019 году, в обмен на «решение спора хозяйствующих сторон в Стокгольме». Иными словами, «Нафтогаз» должен перестать требовать долг с «Газпрома» в сумме более чем 2 млрд долларов США, за который в «Нафтогазе» выписали такие скандальные премии.

Путин знает, что этого никогда не произойдет, суды между «Газпромом» и «Нафтогазом» могут – и будут — тянуться вечно. Это главное, что его волнует по отношению к Украине и в этом главном он пока что выигрывает. Ведь фраза «мы обратили особое внимание на тщательное соблюдение Минских договоренностей» является ритуальной, ее озвучивают, когда нечего сказать. «Американская сторона могла бы сильнее настроить украинское руководство на их соблюдение» — это отзвук ярости Путина на действия американских эмиссаров в Украине. И уж совсем его гневный окрик – о Крыме: «Трамп говорит о незаконности, а у нас другая точка зрения. Мы провели референдум….Для нас этот вопрос закрыт. Все!»

Таким образом, Украина зависла в воздухе. Этому в немалой степени способствовали усилия Петра Порошенко, изо всех сил старавшегося втиснуть упоминание об Украине в резолюцию саммита НАТО, и невнятная позиция Вашингтона по, в общем-то, малоинтересному сейчас для США региону.

Разошлись как в море

Поэтому саммит оказался провальным и будет иметь далеко идущие последствия. Путин сделал немногословному Трампу интересное предложение о сотрудничестве на уровне спецслужб. Фактически это сделка: вдвоем против всех. И Трамп задумался над этим. Ответил ли он? Скорее всего, нет.

Читайте также Трамп-игрок и Украина

Нынешний президент США непредсказуем: он ломает правила и крушит традиции ради выгоды вверенного государства. Это-то и заставляет нервничать и дергаться президента РФ, пытающегося и себе ломать и крушить, но уж слишком топорно и себе в убыток. В отличие от него, Трамп крушит исключительно в прибыль. «Кнутом» для Трампа, с точки зрения Путина, является дело о вмешательстве России в выборы, «пряником» — передел мирового энергорынка «на двоих». Но эти двое президентов мыслят абсолютно по-разному, поэтому предугадать следующий шаг Трампа даже хваленым спецслужбам РФ не под силу.

Эхо войны

Президент США наверняка заготовил каверзу. Зная его характер (который сполна ощутил на себе наш Порошенко), мы можем ожидать сильного выброса в адрес Путина лично со стороны американского правосудия. Компромат или что-то в этом роде.

В Брюсселе и в Лондоне расшалившийся Трамп говорил о том, что серьезное внимание на переговорах в Хельсинки будет уделено Африке. Судя по брифингу, о ней не было сказано ни слова. Такого Трамп не прощает. Никому.

А мы в схватке сверхдержав одним махом стали даже не государством, а некоей территорией. Серой зоной. Куда Штаты, если и вмешаются, то по сирийскому сценарию, — по гуманитарному направлению. О нас не було упомянуто достаточно широко по одной простой причине, — «руки не дошли».

И это, к сожалению, очевидный диагноз нашей дипломатической деятельности. Впрочем, сейчас, быть может, именно такой результат является позитивным, — «серая зона» все же лучше, чем втянутая в конфликт сверхдержав. Пока что.

Лилия Брудницкая, эксперт ЦСП «ВыбоР»

 

 

Читайте также: