Сб. Янв 19th, 2019

Томосом по баксам: власть придумала, как в кратчайшие сроки построить новую церковь

DSC_5435-1024x683

За ПЦУ, которая в томосе Варфоломея названа «СЦУ», по слухам, заинтересованные лица заплатили более 150 млн долларов США плюс почти сорок церквей и монастырей в Украине. Хотя президент Украины Петр Порошенко публично  опроверг подобные слухи, это не означает, что финансовый аспект для церковных иерархов не важен.

Народный депутат Вадим Денисенко в интервью Газета. Юа посягнул на святое: «Церковь – это большущая экономическая машина по зарабатыванию сумасшедших денег. Себестоимость свечки в сотни раз меньше, чем ее цена. Такое бывает только с наркотиками».

В социальных сетях вспыхнула дискуссия. В частности, пользователь Наталья Казакова опровергает Денисенко: «Народ, ну что за бред. Доходы церквей с приходов максимум 10% (продажа свечек, крестины, отпевания). А остальные 90% это дотации от государства и спонсоров».

В пылу спора был выложен документ, исходя из которого, можно составить представление об оборотах в одной только Киево-Печерской лавре.

В комментарии ЗамПолиту адвокат Дмитрий Богуславский рассказал, что церкви в Украине официально являются неприбыльными организациями. Однако «при этом понятно, что, когда внутри церкви продается вино, то это не просто торговля, а торговля подакцизным товаром. В соответствии с нашим законодательством, в точках торговли подакцизным товаром должен быть кассовый аппарат». По факту, кассовых аппаратов нет, «откуда они берут этот товар, куда девают наличку», официально неясно. А неофициально «налоговая туда не лезет». Эксперт предположил, что, хотя церкви все же подают отчеты об учете, эти документы никто тщательно не проверяет. И что происходит с наличными, которыми верующие расплачиваются за требы, свечки и т.п., — одному Богу известно.

И если священники могут спокойно пересекать кордоны с пачками наличности, почему бы им не заняться бизнесом? В 2013-2014 годах прогремело дело о похищении двух монахинь секретарем УПЦ (МП) Александром (Драбинко), ныне ярым сторонником новой церкви ПЦУ. Якобы матушки собирали деньги у желающих купить автомобили по дешевке, и кидали их. Ближе к суду следствие изменило версию на попытку воздействия на тогдашнего предстоятеля УПЦ (МП) Владимира с целью отстранить его от престола, Драбинко оказался также жертвой. Но это не единственный случай, когда святых отцов заподозрили в финансовых махинациях. Весной прошлого года на границе был задержан священник УПЦ (МП) с не задекларированными 65 тыс долларов США. В РПЦ, кстати, вопрос «шика, блеска» стоит настолько остро, что обсуждаются наказания за тягу священников к брендовой одежде (Луи Виттон, Гуччи и т.п.).

Но даже если бы церкви показывали реальные доходы и обороты, как подчеркивает юрист Евгений Данильченко, «часть 7 ст. 18 Закона Украины «О свободе совести и религиозных организациях» дополнительно гарантирует, что финансовые и имущественные пожертвования, как и другие доходы религиозных организаций, не облагаются налогом». Поэтому и случаются такие казусы, как набитые пачками купюр священники на границах.

Более того, по словам нашего собеседника, пожелавшего остаться анонимным, незадекларированная наличность уходит на закупку в России культового оборудования (облачение, предметы, расходные материалы), литературы и, по сути, контрабандой ввозят свои покупки в Украину. (Мы можем предположить, что некоторые таможенные структуры также имеют выгоду с таких поездок). Причем, обратил внимание собеседник. УПЦ (КП), ввиду отсутствия собственного производства означенных товаров у УПЦ (КП), Киевский патриархат вынужден был закупаться у Московского, «причем вопросы каноничности в данном случае их никоим образом не беспокоят». Сколько же реально средств крутится на уровне конкретного прихода, не в курсе ни Москва, ни Константинополь.

С этой точки зрения, борьба за ПЦУ предстает в новом свете, — экономическом. Неучтенная наличность, почти «железные» контрабандные коридоры, нелегальный оборот подакцизных товаров, — это самый настоящий клондайк. Причем нюанс в том, что все крупные святыни, храмовые комплексы, монастыри, лавры, являются собственностью государства. И в любом момент государство может их у религиозных организаций отобрать.

К чему и готовится украинская власть. Но почему именно сейчас, перед выборами? Ответ на этот вопрос отчасти дал народный депутат Вадим Денисенко: «В далеком 1999 году московская церковь в Украине решила поддержать коммуниста Петра Симоненко на президентских выборах. Это очень оскорбило тогдашнюю власть, Леонида Кучму. И через несколько недель после этого заявления церкви на таможне при переходе границы задержали епископа Житомирского. Он вез подати в Москву – несколько килограмм золота. Их конфисковали. После этого российская церковь неожиданно стала поддерживать Кучму».

Судя по нарастающей лояльности УПЦ (МП) к действующей украинской власти, воздействие в виде томоса сказывается: предстоятель ОНуфрий уже запретил упоминать в молениях патриарха РПЦ Кирилла (во избежание осложнений»).

С другой стороны, финансовый аспект строительства новой церкви в Украине строго учтен Константинополем: все зарубежные приходы отходят Фанару, как и монополия на миро. Войдет ли в этот перечень обязательная закупка церковной утвари в Стамбуле, пока неизвестно. Если так, то, в смысле окупаемости, ПЦУ-СЦУ выглядит катастрофически убыточной: миро дешевле в РФ или свое изготовлять, как и утварь, если же придется импортировать, поднимутся тарифы на требы. Поэтому Вселенский патриарх дальновидно закрепил зарубежные приходы за собой: в диаспорах и прихожане денежнее, и пожертвования стабильнее. ПЦУ ничего не остается, как стахановскими методами выстраивать организационно-территориальную структуру, делая ставку на известные храмы, куда люди будут ходить в любом случае. Если говорить о Владимирском соборе, его посещают туристы, торговля там всегда оживленная. Только так Епифаний сможет быстро замкнуть финансовые потоки на себя в ущерб УПЦ (МП). Для ускорения процесса потребовалось «отжать» и название – бренд «Украинская православная церковь» у УПЦ (МП), дальновидно зарегистрировавшей название на себя.

И то, что предпринимаются попытки перевести дискуссию о томосе в финансово-коррупционную плоскость, свидетельствует о важности успеха бизнес-плана новой церкви.

Возвращаясь к свечкам. На первом попавшемся сайте магазина церковной утвари смотрим самые обычные церковные свечки. Отпускная цена 500 штук – 135 грн, соответственно, 1 шт. –0,27 грн (27 коп.). Гипотетически в церкви мы платим за освященную свечку, т. е. наценка – за услуги освящения. И эта-то часть и является нашим добровольным пожертвованием храму и общине. Значит, каждая свеча в церкви окупается и дает прибыль в 200%. Прибыльнее этого бизнеса – только еда, похороны и газ.

ЗамПолит

Фото сайт Единой поместной в Украине православной церкви